Чтобы добавить закладку, вы должны войти в свой аккаунт на Postimees.
Войти
У вас нет аккаунта?
Создать аккаунт на Postimees

Европа погружается во тьму: как преодолеть энергокризис и стоит ли искать помощи у России?
Обсуждают эстонские евродепутаты

  • Кальюранд: ЕС все еще существенно зависит от импорта энергии
  • Тоом: в краткосрочном плане необходимо договариваться с Россией
  • Террас: зеленую энергию нельзя регулировать так же, как ядерную или сланцевую
Европа переживает энергетический кризис. ФОТО: stoatphoto/ Shutterstock

На прошлой неделе в Страсбурге обсуждался настигший Европу энергетический кризис и пути выхода из него. О том, как смягчить последствия высоких цен на различные виды топлива для потребителей ЕС и стоит ли искать помощи у России, мы поговорили с эстонскими евродепутатами.

Энергетический голод в Европе — явление не новое, повышение цен наблюдалось и в прошлом. Однако особенностью нынешнего энергокризиса является то, что за последнее время цены подскочили до небес, а впереди нас ждут самые холодные месяцы в году. Как объясняет член Европарламента Яна Тоом, к сложившейся ситуации привело совпадение ряда факторов.

Причины энергокризиса

Во-первых, экономика оправляется после вызванного пандемией кризиса, наращивая объем потребления, в том числе и топлива, газа, электричества. «Спрос растет, а предложение за ним не поспевает, потому что в прошлом году, когда из-за сокращения потребления цена на нефть впервые ушла в минус, производители нефти резко сократили ее производство и закрыли множество скважин. Их расконсервация – процесс долгий, сложный, затратный, зачастую и невозможный. Прежний уровень добычи нефти не восстановлен до сих пор», - говорит евродепутат, добавляя, что спрос растет быстрее предложения, и, соответственно, растут цены – все как в учебнике экономики.

Яна Тоом. ФОТО: Tairo Lutter

Но здесь мы не уникальны. Как рассказывает Яна Тоом, например, в Китае ситуация еще хуже, только стратегии разные: «Правительство КНР контролирует цены на электричество, они повышаться не могут, но зато повышаются цены на энергоносители, скажем, на тот же уголь. Работающие на угле китайские электростанции перестают работать, потому что это им невыгодно. Итог – массовые отключения электричества в миллионах домохозяйств. У нас в ЕС цены на электричество не контролируются и просто продолжают расти».

Во-вторых, климат: прошлая зима была холоднее, чем обычно, поэтому запасы газа в хранилищах сократились. «Если говорить об Эстонии, то наши цены на электричество образуются на рынке Nord Pool, объединяющем 15 стран, в том числе Норвегию. В Норвегии мощные гидроэлектростанции, но в этом году воды в реках было мало, и они произвели электричества меньше, чем могли бы, - продолжает евродепутат. - Опять же, в ловушку климата попались не мы одни: в Азии спрос на газ вырос из-за него же. Дальше – чистая экономика: Азия перехватывает контракты на сжиженный газ, предлагая цену повыше, в ЕС газа становится еще меньше – и понеслось».

В-третьих, свою роль сыграли множество мелких, но в совокупности не менее значимых факторов. «В Германии и Испании сворачивают атомную энергетику. В Нидерландах — добычу газа на крупнейшем материковом газовом месторождении в ЕС. Правила рынка электричества в ЕС таковы, что в ситуации вроде нынешней способствуют росту цен. Еще – зеленый курс, которым мы уже не идем, а просто несемся вскачь, – и дополнительно обременяем экономику, например, заставляя компании покупать дорогущие квоты на СО2. Эксперты спорят, в какой мере эта нагрузка влияет на цены, но что она на них влияет – сомнений нет», - говорит Яна Тоом.

Сюда же можно добавить подозрения в манипуляциях с ценами со стороны «Газпрома». Как напомнила евродепутат Марина Кальюранд, несколько стран-членов ЕС обратились к Еврокомиссии с просьбой расследовать действия «Газпрома», чтобы выяснить, не ограничил ли тот поставки с целью искусственно повысить цены на газ. Этот вопрос также неоднократно поднимался на прошлой неделе в ходе обсуждения на пленарном заседании Европарламента. «Комиссия занимается изучением этого вопроса и сообщит о его результатах. Важно, чтобы ни один государственный или негосударственный участник – будь то Россия, "Газпром" или кто-либо еще – не манипулировал европейским энергетическим рынком и ценами на энергию», - подчеркивает Марина Кальюранд.

Марина Кальюранд. ФОТО: Konstantin Sednev

По ее оценке, ЕС все еще существенно зависит от импорта энергии и большей частью — от импорта газа. «Строительство "Газпромом" газопровода "Северный поток — 2" было завершено в прошлом месяце, в прошлый понедельник трубы начали заполнять газом. Это явно идет вразрез с целями энергетической независимости ЕС, и Эстония всегда подчеркивала это. На сегодняшний день важно снизить зависимость ЕС от российского газа. С одной стороны, это связано с общим снижением потребления газа в Европе, с другой — необходимо увеличить возможности и мощности для хранения энергоносителей. На это требуются дополнительные инвестиции, которые частично будут получены из фонда NextGenerationEU. Долгосрочная цель энергетической политики ЕС — это достижение Европой энергетической автономии», - добавляет Марина Кальюранд.

Однако, как отмечает Яна Тоом, в настоящий момент инкриминировать России что-либо сложно, поскольку «Газпром» действует строго в рамках контрактов, давая газ по минимуму. «Россия могла бы дать Европе больше газа, смягчить ситуацию, но в условиях, когда против РФ действуют наши санкции, зачем ей это делать? Кроме того, России нужно, чтобы ЕС поскорее сертифицировал газопровод "Северный поток — 2" – и россияне логично полагают, что в условиях газового кризиса это случится скорее раньше, чем позже», - объясняет она.

18

Как избавить ЕС от энергетического голода

По мнению Яны Тоом, для смягчения роста цен для потребителей Евросоюз мог бы сделать следующее:

(1) изменить правила рынка электричества. Еврокомиссия через еврокомиссара по энергетике Кадри Симсон, которая выступала в среду в Европарламенте, намекнула, что готова изучить вопрос;

(2) хотя бы временно установить потолок цен на квоты на СО2, чтобы уменьшить нагрузку на экономику. Эта мера была бы как жаропонижающее при гриппе: не лекарство, но помогает организму справиться с болезнью с меньшим ущербом для себя;

(3) быстрее сертифицировать «Северный поток — 2» и вообще договориться с Россией о спасении Европы. Это был бы, кроме прочего, еще и красивый жест;

(4) координировать помощь малоимущим и малому и среднему бизнесу на уровне отдельных стран ЕС – и заставлять страны-члены помогать бедным, чтобы не получить движение «желтых жилетов» в европейском масштабе и правых радикалов-популистов в правительствах;

(5) на будущее – срочно создавать общеевропейские запасы газа. Вследствие пандемии мы создали аналогичный резерв лекарств в здравоохранении. Теперь пришла пора энергетики;

(6) координировать распространение производства электричества из возобновляемых источников. Да, такая зеленая энергетика больше подвержена климатическим колебаниям – но чем ее больше, тем вероятность резкого роста цен меньше, потому что это более дешевое электричество;

(7) пересмотреть зеленый курс и притормозить его. Спешка хороша при ловле блох.

Марина Кальюранд в свою очередь считает, что если рассматривать вопрос в долгосрочной перспективе, то энергетический кризис, наоборот, указывает на то, что необходимо двигаться к целям, которые диктует «зеленый» курс и начать использовать возобновляемые источники энергии. «Чтобы в будущем уменьшить зависимость ЕС от импорта ископаемых видов топлива, Евросоюз должен намного быстрее внедрить свой пакет возобновляемых источников энергии», - говорит она, добавляя, что энергоэффективность также является одной из возможностей уменьшения негативного влияния роста цен на потребителя и обеспечения стабильности энергетического рынка.

По словам евродепутата, зеленый курс ЕС и изданный в его рамках пакет Fit for 55 совершенно точно не являются причинами нынешнего роста цен на энергию и краткосрочным решением: это решение на долгосрочную перспективу в европейской экономике, способствующее сокращению углеродного следа и уменьшению колебаний цен на энергию. «Ожидания поведения рынка таковы, что кризис будет временным, в то время как цены на газ останутся высокими на протяжении всей зимы, это надо учитывать и безотлагательно заниматься этим вопросом», - предупреждает Марина Кальюранд. - Энергетический кризис – это кризис для всего Евросоюза, в первую очередь, он влияет на малый и средний бизнес, а также на конечных потребителей, то есть на всех жителей ЕС. Поэтому сейчас приоритетной задачей является смягчение негативных социальных последствий. Также необходимо сделать все для того, чтобы не допустить увеличения энергетической бедности».

Кроме того, поскольку речь идет об общеевропейском кризисе, страны должны действовать согласованно и скоординированно. Это означает, что действия одного государства-члена ЕС не должны приводить к дополнительным расходам для других стран Евросоюза и их потребителей.

Евродепутат Рихо Террас видит выход из энергетического кризиса в увеличении запасов газа: «То есть резервуары следует заполнять в то время, когда цена выгодная, чтобы в кризисный период их можно было использовать и таким образом держать под контролем рост цен. Таким образом, поставщики газа не смогут манипулировать европейскими странами во время кризиса и искусственно повышать цены, так как нет необходимости покупать его по фантастической цене. В целом следует диверсифицировать источники получения энергии».

Поможет ли Россия?

Обращения за помощью к России он рекомендовал бы избежать. «Европа должна заключать соглашения с "Газпромом" и Россией только в том случае, если у стран Евросоюза во главе с Германией не хватает (политической) воли, чтобы избежать таких соглашений, - уверен он. - Целью должно быть проактивное и мощное развитие уровня развития существующих технологий, совместное содействие инновациям, но с учетом специфики каждого государства-члена. Опять же, это предполагает наличие нормальной стратегии и перспективы, а не осуществление зеленого переворота ради самого зеленого переворота».

18

Яна Тоом полагает, что в краткосрочном плане договариваться с Россией все же необходимо: «Собственно, мы уже это сделали, достроив все-таки – вопреки США и внутренней оппозиции, в том числе стран Балтии, – "Северный поток — 2". Сейчас очевидно, что для Европы это был верный шаг. Думаю, и энергетическую стратегию стоило бы изменить – но не из-за России, а потому что слишком резкий переход может наградить нас шоком предложения вроде нынешнего. Другое дело, что чем больше у нас будет зеленой энергии, тем меньше мы будем зависеть от нефти и газа, тем лучше будет ситуация с ценами. Но до этого еще дожить бы».

На прошлой неделе Еврокомиссия представила план совместных мер по преодолению энергетического кризиса. В числе прочего эти меры включают пособия для потребителей, прямую денежную помощь тем, кто больше всего подвержен риску энергетической бедности, а также снижение налогов на энергию. Эти меры в соответствии с предписанием ЕС будут приняты в срочном порядке.

«Хочу подчеркнуть, что ЕС может предложить решения и механизмы компенсаций, но то, как частные лица и предприятия справятся с энергетическим кризисом, зависит от действий правительства каждой конкретной страны. От правительств также зависит, насколько быстро помощь дойдет до нуждающихся», - сказала Марина Кальюранд.

Как рассказала Яна Тоом, ЕС не дотирует газ и топливо, потому что для этого потребовался бы невероятный объем ресурсов. «При этом цены на газ и топливо на рынке не упали бы – дотации означали бы, что мы согласны платить, скажем, за газ высокую цену, просто она (теоретически) не влияет на цены для конечного потребителя. Тогда рост потребления продолжился бы – не забудем, мы выходим из кризиса, экономика расширяется, как сжатая пружина, и еще зима на носу. И дальше по экономической цепочке: газа требовалось бы все больше; предложение осталось бы на прежнем уровне; цены на газ росли бы еще быстрее; на дотации требовалось бы все больше денег. Боюсь, этот вариант быстро подвел бы ЕС к краю пропасти», - считает Яна Тоом.

По ее мнению, с точки зрения экономики правильнее смягчать рост цен прямыми дотациями тем, по кому он бьет сильнее всего, – малоимущим, малому и среднему бизнесу. «Во Франции, например, бедным семьям рассылают "энергетические чеки" – по сути, деньги, которые можно потратить только на электричество, газ, отопление. Поскольку в разных странах ЕС условия разные, этим должны заниматься власти конкретной страны, но ЕС мог бы выработать сетку критериев, а еще – дать денег, - пояснила Яна Тоом. - Напомню: в этом году Еврокомиссия предложила создать Социальный климатический фонд для помощи беднякам, на которых скажется зеленый курс (конкретно – торговля квотами на СО2 в части транспорта и зданий). Ничто не мешает пойти на такие же меры и здесь – кроме только того, что в ЕС все решения по-прежнему достигаются консенсусом, отчего эта махина неповоротлива и реагирует медленнее, чем нужно. Но это не аргумент против ЕС, как кое-кто считает, – без ЕС, без денег ЕС нас накрыло бы сейчас таким медным тазом, что мама не горюй».

Зеленый переход — история не/успеха

Одна из важнейших целей ЕС — переход на зеленую энергетику. По мнению Рихо Терраса, сентябрьский энергетический и ценовой кризис достаточно ясно показал, что мы не достигли успеха в этой области.

Рихо Террас. ФОТО: Gert Tali

«Существующие и проверенные источники энергии были заменены зеленой энергией, но это не было сделано в достаточной степени. Зеленую энергию нельзя регулировать так же, как ядерную энергию или, например, сланцевую энергию в Эстонии. Следует учитывать не только производственную мощность зеленой энергии, но и то, что происходит, когда погодные условия не позволяют достичь этой производственной мощности. В настоящее время эти пробелы не заполнены, поскольку энергетический портфель недостаточно диверсифицирован. Здесь особенно важно учитывать региональные особенности: в Эстонии не все можно круглый год обогреть и осветить солнцем и ветром», - заявил он.

Действительно, цены на энергию растут в то время, когда в ЕС происходит основательное преобразование энергосистемы. Марина Кальюранд призывает страны ЕС делать выводы из сложившейся ситуации.

«Европейский Закон о климате вступил в силу 29 июля 2021 года. Это означает, что цель ЕС по достижению климатической нейтральности к 2050 году является обязательной для всех государств-членов. То, что сегодня мы столкнулись с энергетическим кризисом и очень высокими ценами на энергию, демонстрирует невозможность мириться с нынешним положением дел. Годами ученые обращали внимание на необходимость увеличения доли зеленой энергии. К сожалению, страны/правительства все еще не пришли к этому. А если и предпринимали какие-либо действия, то делали это недостаточно быстро и эффективно. В случае с Эстонией о парках с ветрогенераторами и солнечными панелями говорят уже много лет, но на практике действуют непозволительно медленно. Надеюсь, мы извлечем уроки из нынешнего энергетического кризиса и будем относится к зеленому курсу осознанно и серьезно», - добавила она.

НАВЕРХ
Back