Чтобы добавить закладку, вы должны войти в свой аккаунт на Postimees.
Войти
У вас нет аккаунта?
Создать аккаунт на Postimees

Эрнитс: EKRE против «пидарасов»; Грязин: от зеленого поворота сильно разит распилом бюджета

  • Грязин: уже поздно отстаивать нулевой вариант гражданства
  • Эрнитс: не надо плевать в колодец русской школы, пока новый не вырыт
  • Грязин: лучше сохранить статус-кво русской школы, пока ее не разрушили
  • Эрнитс: EKRE не примет либеральную мультикультурность и ее нормы

Русский избиратель в замкнутом круге? Каким видят будущее местных русских опытные политики, не так давно сменившие партийную прописку?

В дискуссии приняли участие опытный экс-реформист Игорь Грязин, ныне баллотирующийся по списку Центристской партии (столичный избирательный округ Кристийне) и бывший центрист, парламентарий Пеэтер Эрнитс, теперь представляющий партию EKRE (кандидат от волости Эльва).

Выдержки из беседы:

– Что, по вашей оценке, отталкивает русскоязычного избирателя от центристов и привлекает к EKRE?

Игорь Грязин: – Пеэтер правильно сказал, что за минувшие 20-30 лет центристы успели очень много наобещать, но сравнительно мало что сделали. Взять хотя бы русскую школу.

– Вы сторонник того, чтобы наконец закрыть этот вопрос? Каким образом? Закрыть русскую школу?

Игорь Грязин: – Боже упаси! Я как раз наоборот – за сохранение русской школы. Всегда был и есть.

Сохранить статус-кво русской школы – это как раз то, что еще можно сделать, пока эту школу не разрушили.

30

В 1994-95 годах, когда сформировался Народный фронт, я всегда выступал за нулевой вариант гражданства, потому что юридически он был единственно верным. То, что этого не произошло, было политическим выбором.

– Готовы ли вы отстаивать этот вариант сейчас?

Игорь Грязин: – Уже поздно! Поезд ушел. И не надо меня автоматически приписывать к дурным решениям Партии реформ (реформистский стаж Грязина исчисляется 25 годамиприм. ред.).

– Большинство эстонских партий делает ставку на закрытие русской школы. При этом EKRE, еще будучи в коалиции с центристами, не пыталась настойчиво закрывать русские школы. Так как же с ними поступить, г-н Эрнитс?

Пеэтер Эрнитс: – Наши конкуренты пытаются повесить на нас клеймо прокремлевской силы, но это ерунда! Мы отдаем себе отчет, что за 30 лет безрезультатно потрачены десятки и сотни миллионов евро на обучение языку, и теперь приходится снова начинать чуть ли не с нуля.

Наша позиция заключается в том, что не надо плевать в колодец русской школы, пока новый не вырыт.

30

Мы не сторонники форсирования событий ни по части русской школы, ни в вопросе зеленого поворота. Не нужно никаких переворотов! Нужно считаться с интересами всего населения. Мы сторонники не революций, а эволюционного развития.

Игорь Грязин: – Заявления о том, что русским нужен эстонский язык для общения и успешного развития бизнеса, – это полная чушь! И тянется это из 90-х, когда знание языка приравнивалось к политической лояльности. Исходили из того, что если человека заставить выучить эстонский язык, он станет лояльным эстонским гражданином.

– А сейчас это не так? Отношение изменилось?

Игорь Грязин: – Возьмите хотя бы Стальнухина. У него блестящий эстонский язык – лучший в Рийгикогу. Уверены ли вы на 100% в его лояльности?

– А вы не уверены?

Игорь Грязин: – Да мне наплевать.

Я просто хочу сказать, что приравнивание знания эстонского к лояльности было глобальной ошибкой.

30

Знаете, почему никакого перехода на зеленую энергетику не произошло? Несмотря на обещание влить в переход миллионы евро. Потому что политикам страшно.

Политики боятся зеленого перехода, потому что обнажится вопрос якобы нелояльности русских. Я считаю, что проблемы лояльности не существует.

30

Конечно, есть определенное количество русскоязычных, которым Эстония не нравится, но недовольных эстонцев гораздо больше.

Фактически зеленый поворот – бессмыслен, научно не обоснован и от него сильно разит распилом бюджета.

30

– На русской половине мы редко слышим лозунг, что EKRE сделает Таллинн проэтонским и избавит столицу от мультикультурного ада. Насколько уместны в современном обществе подобные лозунги?

Пеэтер Эрнитс: – Я не баллотируюсь в Таллинне и нюансов не знаю. Думаю, что на это нужно смотреть более широко. Уверен, что многие русские придерживаются консервативных взглядов, например, в вопросе наплыва украинских рабочих и так далее. Тут наши взгляды совпадают. Это не означает, что мы хотим построить мононациональное государство, но мы хотим, чтобы в нем было все под контролем.

Эстония – это эстонская страна, которая является домом для многих неэстонцев.

Мы должны создать для всех человеческие условия, в том числе в экономическом плане, включая цену на электроэнергию, а не принимать «новую нормальность», идущую от Швеции и Финляндии – ту самую либеральную мультикультурность и ее нормы в отношении однополых союзов, смены пола и прочее.

30

И здесь наши позиции во многом совпадают с русскоязычным населением.

Игорь Грязин: – Русских и EKRE сближает консерватизм, в том числе у них общая позиция в вопросе отношения к гомосексуализму.

Пеэтер Эрнитс: – Точно! EKRE – это партия, выступающая против пидарасов (терминология Эрнитса - прим. ред.). И это не наше дело выяснять, что происходит в чужих спальнях.

Игорь Грязин: – Гомофилы неправы, когда утверждают, что их будут преследовать. Их не преследовали даже в Советском Союзе, хотя за это и предусматривалась уголовная статья.

Пеэтер Эрнитс: – Это ложь, когда говорят, что если мы будет у власти, то построим концлагерь или вышлем русских из страны. Пару месяцев назад подобное нам заявлял в лицо на дебатах даже Михаил Кылварт. Ерунда! Такого никогда не будет! Из лозунгов можно вычитать, что угодно, но в реальности мы даже мысли такой не допускаем.

Смотрите прямой эфир в повторе!

Студия Postimees: русский избиратель в замкнутом круге? / Одежда ведущей: Tallinna Kaubamaja/ Hugo Boss ФОТО: Andres Haabu
  • Центристы и EKRE на нынешних муниципальных выборах играют на одном поле. Почему столь разнонаправленные партии делят одного избирателя?
  • Что отталкивает русскоязычного избирателя от центристов и привлекает к EKRE?
  • На русской половине можно редко услышать лозунг о том, что EKRE сделает Таллинн проэстонским и избавит столицу от мультикультурного ада. Насколько уместны в современном обществе подобные лозунги?
  • Некоторые аналитики называют EKRE партией со своим лицом, которая не боится показывать реальную картину того, что происходит на Западе и в Эстонии. А что мешает центристам быть откровеннее и честнее?
  • Большинство эстонских партий делает ставку на закрытие русской школы. При этом политики EKRE, еще находясь в коалиции с центристами, не пытались настойчиво закрывать русские школы. Так как же с ними поступить?
  • Каким видят будущее эстонских русских Грязин и Эрнитс?

Одежда ведущей: Tallinna Kaubamaja/ Hugo Boss 

НАВЕРХ
Back