Чтобы добавить закладку, вы должны войти в свой аккаунт на Postimees.
Войти
У вас нет аккаунта?
Создать аккаунт на Postimees

От редакции ⟩ Правительство: белое, пушистое, нежное

Кая Каллас и Танель Кийк не могут вакцинировать даже всех членов правительства. ФОТО: Remo Tõnismäe

Нынешнее наше правительство пару раз в неделю даже жалко становится. С августа это началось: как прочитаешь репортаж с пресс-конференции – так и начинаешь жалеть. Какое-то оно у нас беззащитное, каждый может обидеть. Премьера представители оппозиционной партии не джентльменов начали кошмарить еще раньше, а она, чтобы сразу обозначить свою миролюбивую политику, только глазами хлопала. Как дитя. Но не будем углубляться в историю.

Октябрь уж наступил, уж роща отряхает, а журналисты на каждой пресс-конференции задают два вечных эстонских вопроса: почему раньше министры говорили одно, а теперь другое и почему не уходит в отставку Танель Кийк. Ну не надоело им? Ответы же на поверхности лежат. Не хочет – и не уходит, и мало ли что говорили: как будто передумать нельзя. Ну, брякнули не подумавши, а потом подумали и передумали. Но если говорить серьезно, то у правительства, когда оно общается с народом без посредников, серьезные проблемы с коммуникацией.

Прогнозы на то, как будет развиваться ситуация с коронавирусом, были, и теперь уже можно сказать, что довольно точные: промахнулись только с предсказаниями о темпах вакцинации, но их и не Криста Фишер делала. И вот учитывая прогнозы и то, что предсказания – материя ненадежная, можно было заранее очень членораздельно произнести: дорогие сограждане, будущее наше туманно, наука развивается, вирус мутирует, и что нас ждет впереди – доподлинно неизвестно, поэтому не удивляйтесь, что мы тоже будем развиваться, а решения наши – мутировать.

Что-то такое, конечно, говорилось, но обывателю трудно вычленить зерно мысли из груды намеков в сослагательном наклонении: нам бы хотелось бы сохранить открытым бы то, что можно было бы, если бы все привились бы и проявили бы сознательность бы и больными бы не шлялись бы и здоровыми бы маски носили бы, а мы бы их всё же рекомендовали бы, а то как бы мы контроль над заболеваемостью бы не утратили бы и не стало бы у нас бы так, как могло бы стать бы, когда нам наши решения пришлось бы пересмотреть бы, чего мы не хотели бы. Вот что это?

Да и что такое вообще «настойчивая рекомендация» и чем она отличается от приказа? Это у всех с детства по-разному. Кому-то мать говорила «дружочек, я не смею настаивать, но рекомендую тебе побыть дома» – и ребенок понимал, что если к рекомендации не прислушается, то останется без ништяков и мороженого, а на кого-то орали «вот только высунь нос за дверь, паразит!» – но дитя знало, что это всего лишь необязательный к исполнению добрый совет.

Сделанного, конечно, не воротишь, но и сейчас еще не поздно предварять каждую пресс-конференцию стандартным вступительным словом: «Ситуация снова изменилась, и мы, демонстрируя завидную гибкость, меняем наши решения. Танель Кийк в отставку не уходит, заявления желающих занять его должность рассмотрим в рабочем порядке. На эту тему у нас всё, теперь просим задавать вопросы по существу». А потом – коротко, ясно и емко: что разрешено, что категорически запрещено и что именно будет с теми, кто запреты нарушит. А не вот эти вот «мы рекомендовали бы и взываем к вашей сознательности».

Буквально в четверг министр Кийк на очередной пресс-конференции, походя лягнув «средневековую Латвию», сообщил, что мы – умный народ (типа в отличие от некоторых). Но масштаб этого горя слегка преувеличил: нет у значительной части народа ни – гм… – сообразительности, ни сознательности, ни способности различать полутона. Поэтому Версаль и политес больше неуместны, пора называть вещи своими именами: так вы не рекомендуете или запрещаете? Вы ограничиваете или не пускаете? Вы принимаете меры или наказываете? Вы беседуете или штрафуете? Отсюда и обиды – «это же просто рекомендация, че пристали?», и восторги – «мы с коронавирусом гуляли по магазинам, и ничего нам за это не было».

Вторая проблема правительства – принятие забавных, но непродуктивных решений, основанных на незнании жизни вверенного ему народа. Очень интересно было услышать на пресс-конференции в среду, что новые ограничения (в частности, запрет на появление в злачных местах без ковид-паспорта) вводятся до 10 января, чтобы обезопасить людей и на зимние праздники – и как раз остается время привиться непривитым! Не привьешься - в ресторан не пустят и, соответственно, Новый год не наступит. Мощный стимул. Я плакаль.

Правительство, дорогое, любимое, ты правда считаешь, что у всех твоих верноподданных есть традиция и – что немаловажно – средства отмечать Рождество и Новый год в ресторанах? А у юных верноподданных – гулять в ночных клубах? Зато по всем уголкам Эстонии полным-полно – нет, не спа и мыз, на которые может нагрянуть проверка, – а частных домов и квартир, которые сдаются в почасовую аренду. И не требуются там ни окаянный код, ни документы, подтверждающие совершеннолетие. И вот именно эти апартаменты молодежь под свои праздники активно снимает и набивается туда как селедка в бочки, причем, чем меньше у этой молодежи денег, тем выше ее плотность на квадратный метр. Вот же подарок вирусу от Деда Мороза!

В этом году к тем, кто такое давно практикует, подтянутся и не желающие прививаться – в том числе и вполне себе взрослые, ранее посещавшие рестораны люди: хорошо, что их заранее предупредили, успеют зарезервировать что получше. Ну и не забудем о тех, кому жилплощадь позволяет собрать непривитую толпу у себя дома. А кто потом куда этот вирус потащит – об этом выжившие узнают. Виновников примерно накажут: погрозят пальцем, а некоторых даже оштрафуют – евро на сто. Для многих – вполне приемлемая плата за свободу, в ресторане они бы потратили больше. Те же, для кого это много, раскричатся, и их простят: потому что бесчеловечно в пору подорожания всего и вся грабить и без того небогатый народ.

То есть по сути никому ничего не будет: и на 2000 фунтов (как в Великобритании) не оштрафуют, и по почкам (как в Испании) не настучат, и соседи не осудят, потому что сами такие же, да и министр культуры у нас такая же – непривитая. Министр! Культуры! Алло, это прачечная? Но, как утверждает ее коллега Кийк, «кризис от Аннели Отть не зависит». Во дает. От нее не зависит, от него не зависит, а от кого зависит-то? Дайте нам взглянуть на этого человека хотя бы одним глазком.

Что мы будем иметь на выходе – вопрос риторический. Поэтому нашему кроткому и незлобивому правительству хорошо бы вспомнить: бесконечное откладывание необходимых, но не слишком популярных решений неизбежно приводит к тому, что в итоге непопулярные решения все равно принимаются. Но часто – слишком поздно.

НАВЕРХ
Back