"Остается лишь молиться, чтобы эта зима была теплой, мокрой и ветреной"

Тоомас Каск
"Остается лишь молиться, чтобы эта зима была теплой, мокрой и ветреной"
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments 13
Райво Варе.
Райво Варе. Фото: Tairo Lutter

Эксперт по энергетике Райво Варе заявил в прямом эфире Postimees, что в случае холодной зимы в Европе может возникнуть дефицит энергии, что взвинтит цены до потолка. «Нам остается лишь молиться, чтобы зима была теплой, мокрой и ветреной», - сказал он.

- Согласно прогнозам, цены на комнатное отопление в Таллинне вырастут в несколько раз. Какие счета могут получить жители центра города в случае наступления холодной зимы?

- Этого никто не может сказать. Есть опасения, что если из-за сильного холода возникнет дефицит энергии (как электроэнергии, так и отопления) цены пойдут туда, куда позволяет рынок. Предполагается, что пики порой могут быть выше, чем было видано до сих пор. Вернется ли цена на энергию в норму? Едва ли. Если посмотреть на перспективу до апреля и на то, что происходит в мире, осмелюсь сказать, что уровень цен будет на 30-40 процентов выше среднего. И я не говорю о рекордах, я имею в виду средний уровень.

- Пиковое подорожание комнатного отопления в центре Таллинна предсказывается на уровне 127 процентов.

- Запросто может такое случиться.

- Так что же делать среднему человеку? Таллинн предлагает в качестве решения ходатайствовать о получении социальных пособий. Правительство решило снизить плату за электросеть с октября по март. Этого достаточно?

- Конечно, нет. Давайте будем честны: происходящее связано с более крупными проблемами. Эстония может лишь незначительно повлиять на ситуацию, но то, что происходит в энергетике, - это глобальная проблема.

У Эстонии не так много возможностей, которые можно применить. По сути, они касаются всего трех тем.

Во-первых, сократить сетевую плату или другие компоненты в цене на электроэнергию. Во-вторых, налоги, применяемые государством: акцизы и налог с оборота. Мы не хотим этого делать, потому что акциз уже ниже запланированного, и его доля невелика. Налог с оборота, который составляет наибольшую долю в окончательной цене, также не будет затронут, поскольку это самый крупный источник доходов в государственный бюджет. Правительство уже говорило, что налог с оборота нельзя снижать, потому что он благоприятствует более обеспеченным.

- Возьмем пример. У нас есть молодая семья, у которой есть квартира в рядном доме с электрическим отоплением, и она живет от зарплаты до зарплаты. Помогло бы им реально снижение налога с оборота?

Разумеется. В этом и есть противоречие, потому что привнесение в политику аспекта социального равенства существует только для того, чтобы ничего больше не делать. А не для того, чтобы это могло произойти на самом деле. Больше всего от налога с оборота страдают люди с самыми низкими доходами. Для самых высоких зарплат он не имеет особого значения. В то же время те, кто остается посередине (люди со средним достатком) и кто составляют большинство, сильно страдают от налоговой проблемы. Налог с оборота всегда наказывает их больше всего! Это место выбора и решения.

Вариантов немного. В энергетическом секторе остаются системные решения, которые должны предвидеть дальше предстоящей зимы. Они должны быть нацелены на более длительный период - три, четыре года и более.

- Мы говорим о том, чтобы, образно говоря, выжить завтра, то есть, этой зимой, но как долго могут продержаться чрезвычайно высокие цены на энергоносители?

- Некоторые из факторов, повлиявших на цены на энергоносители во всем мире, а вместе с ними и на инфляцию, со временем сократятся. Вопрос в том, как быстро это произойдет. Некоторые думают, что это произойдет в следующем году.

Другие считают, что мы попали в идеальный шторм, когда несколько вещей оказались взаимосвязаны: цена на топливо, зеленый поворот, восстановление экономики, быстрый рост потребления, рост заработной платы и рынок труда. Плюс продукты питания! Мировой продовольственный индекс уже вырос на треть и продолжит расти. Цена на нашу продуктовую корзину только начинает восстанавливаться. Все вышеперечисленное дает идеальный шторм, когда рост цен длится больше года. Но как долго это продлится? Никто не может этого оценить.

- Газовые хранилища ЕС в преддверии зимы не были заполнены. Как так получилось?

- Зима была суровой, а лето жарким. Кроме того, на больших территориях не было ветра и осадков. Это был очень плохой год с точки зрения возобновляемых источников энергии. В результате предложение (производство) упало, но при этом спрос был на пределе. Поэтому были мобилизованы все ресурсы, в том числе от газохранилищ.

При этом для хранилищ не был произведен новый газ, который является очень важной составляющей европейской энергетики. Изначально ожидалось, что цены на газ упадут, потому что в тот момент цена была слишком высокой. Прошла весна, а склады не начали заполняться. Когда осенью вдруг проснулись, оказалось, что от обычных объемов поставок не хватает значительного количества газа, что, в свою очередь, привело к росту цен на газ, поскольку все были напуганы.

Климатический феномен "Ла-Нинья" обычно приносит в Европу холодные зимы, а сейчас как раз и есть год Ла-Нинья.

Кроме того, большая часть сжиженного газа шла в Азию, что обходилось нам вдвое дороже, потому что в Азии тоже начался экономический рост, и там очень высока газовая зависимость. У нас должны были быть полные хранилища по всей Европе, а на деле они заполнены только на 70 процентов.

- Значит ли это, что зимой может быть реальная нехватка газа?

- Никто этого не знает. Если будет очень холодная, безветренная и бесснежная зима, есть реальный страх, что может не хватить газа. Все, что остается, это молиться, чтобы зима была теплой, мокрой и ветреной. В этом случае нам нечего опасаться, потому что у нас уже есть достаточно мощностей возобновляемых источников энергии, чтобы более или менее удовлетворить наше текущее потребление.

Ключевые слова
Наверх