Михаил Саакашвили. ФОТО: Reuters

Бывшего президента Грузии Михаила Саакашвили, против которого на родине возбуждено несколько уголовных дел, впервые после его возвращения и ареста привезли в здание Тбилисского городского суда. Саакашвили доставили из госпиталя в Гори, где он проходит реабилитацию после голодовки длительностью в 50 дней.

Президент - не преступник

«Я - Михаил Саакашвили, и у Грузии не было президента - преступника. Я хочу, чтобы это знали все грузины. Основатель грузинского государства не мог быть преступником, потому что преступники не основывают, а разрушают государства», - заявил в зале суда, третий президент Грузии.

Саакашвили говорил свою речь из стеклянной клетки для подсудимых, и это был первый раз, когда он присутствовал в суде над собственной персоной.

Некоторые грузинские СМИ назвали процесс в тбилисском городском суде «историческим» - впервые в истории Грузии и грузинского правосудия на скамье подсудимых бывший президент страны.

В уголовном деле, которое Тбилисский городской суд рассматривает уже несколько лет, речь идет о событиях четырнадцатилетней давности. Тогда власти разогнали акцию протеста в центре столицы; силовики пришли с рейдом в независимую телекомпанию «Имеди». Кроме того, Саакашвили подозревается в незаконном изъятии имущества покойного бизнесмена Бадри Патаркацишвили («Имеди» принадлежал семье бизнесмена, и получить телеканал обратно она смогла только в 2012 году).

Саакашвили в тот период был президентом Грузии, и по совокупности прокуратура обвиняет его в превышении полномочий. В случае доказательства вины, ему грозит от пяти до восьми лет лишения свободы.

Но это только одно из нескольких уголовных дел, в рамках которых экс-президенту предъявили обвинения после истечения двух его сроков. Саакашвили уже приговорен заочно к шести годам лишения свободы по делам о растрате бюджетных средств и о досрочном освобождении высокопоставленных полицейских, виновных в убийстве сотрудника Объединенного грузинского банка Александра Гиргвилани.

Саакашвили также обвиняется в незаконном пересечении границы Грузии. Это уже новое обвинение, которое ему предъявили уже после его возвращения в Грузию осенью 2021 года и ареста.

Сам Саакашвили, выступая в суде, назвал это самым большим унижением и «классической российской комбинацией».

«Весь мир поражен тем, что я вынужден к вам обращаться вот так из-за стекла, вместо того, чтобы иметь возможность в моей стране, в построенной мною стране, ходить с вами вместе и развивать ее дальше», - сказал он.

Саакашвили говорил о достижениях, но и признал ошибки, которые были допущены во время его президентства.

«Были ли ошибки у нас? Больше, чем достаточно. Много таких ошибок, о которых я очень жалею. В-первую очередь моя ошибка - этот суд [....] То, что мы не создали независимый суд, коснулось очень многих моих соотечественников, а теперь и меня. Я извиняюсь перед всеми, кого это коснулось. Я еще раз извиняюсь за это. Но ошибки - это одно, а преступление - это другое», - сказал Саакашвили.

Саакашвили считает все обвинения и приговоры в его адрес политическими. Сразу после ареста Саакашвили объявил голодовку, которая продолжалась 50 дней.

Дорога в суд

После ареста в октябре 2021 года Саакашвили отправили в тюрьму в городе Рустави, а потом перевезли в тюремную больницу на окраине Тбилиси, несмотря на то, что его адвокаты и сторонники говорили о рисках его здоровью и безопасности в этом учреждении. Сам Саакашвили также говорил, что его в тюремную больницу перевели обманом и силой. Он объявил голодовку, продолжавшуюся в итоге 50 дней.

С рекомендацией о переводе Саакашвили из тюремной больницы в многопрофильную клинику выступила и группа специалистов, созданная Народным защитником (омбудсменом по правам человека). 19 ноября его перевезли в военный госпиталь в городе Гори, после чего Саакашвили прекратил голодовку.

Вопрос о том, доставят ли заключенного экс-президента на судебный процесс в Тбилиси, оставался ключевым. На предыдущие судебные заседания специальная пенитенциарная служба доставить экс-президента отказалась, объясняя это рисками безопасности и дополнительным риском его здоровью.

Адвокаты Саакашвили все это время говорили, что он хочет и может присутствовать на процессе, но власти опасаются публичного выступления Саакашвили, нарушая таким решением его права.

Михаил Саакашвили в зале суда ФОТО: Reuters

То, что в этот раз экс-президент все же попадет в зал заседания, стало ясно лишь незадолго до процесса, когда с территории военного госпиталя в Гори, куда Саакашвили поместили десять дней назад, выехал автомобиль специальной пенитенциарной службы в сопровождении полицейского эскорта.

К зданию суда в Тбилиси мобилизовали полицию. Здесь собрались сторонники Саакашвили и представители основанной им партии «Единое национальное движение».

Периодически ситуация накалялась, между участниками акции и правоохранителями происходили стычки. Негодование участников протеста вызвали действия правоохранительных органов, которые буквально стащили оператора с забора, который он использовал в качестве возвышения для съемки. Попытка забраться на возвышение рядом уже участника акции завершилась новой стычкой.

Потом была попытка участников акции перекрыть движение транспорта. МВД Грузии сообщило, что за административные правонарушения были задержаны пятнадцать человек.

В ведомстве говорят, что правоохранители применили пропорциональную силу и спецсредства против тех участников акции, кто не подчинился законному требованию полиции и оказал сопротивление. В ведомстве не уточнили о каком именно спецсредстве идет речь, но в некоторых грузинских СМИ полагают, что был применен перцовый спрей.

«Российские планы»

Попасть во двор суда через полицейский кордон не смогли и участники акции, и журналисты. За исключением группы общественного вещателя Грузии - грузинского Первого канала - их пропустили в зал заседания и дали право на прямую трансляцию судебного процесса.

Собравшиеся у суда участники акции все это время слушали выступление Саакашвили, которое длилось больше часа, через динамики.

Выступление Саакашвили попытались прервать прокуроры, которые заявили, что он уже долго говорит о том, что не относится к делу, и нужно заняться рассмотрением доказательств. Адвокаты вступили с ними в перепалку. В итоге судьи не стали ограничивать Саакашвили, дав ему возможность закончить свое выступление в суде.

Экс-президент напомнил властям о разгоне акции 20 июня 2019 года и насилии в центре Тбилиси пятого июля этого года. Антиправительственные митинги осенью 2007 года он связал с планами России, но признал, что тогда было много недовольных властью из-за болезненных реформ и довольно высокой инфляции. По его словам, власти также получили письмо от ФБР, в котором их предупредили, что несколько воров приехали в Ереван и намерены организовать беспорядки в Тбилиси. За событиями 7 ноября в Тбилиси Саакашвили по его словам, наблюдал по телевизору и не давал никаких инструкций.

«Они [правоохранители] выполняли обязанности - как понимали и, исходя из того, какой опыт был у нашей полиции, которая тогда была очень молодой и очень неопытной», - сказал Саакашвили, отметив, что такое происходит во многих странах и никому не приходит в голову возбуждать по этому поводу уголовные дела.

По словам Саакашвили, после этих событий он ушел в отставку, и тогда прошли новые президентские выборы, которые он с трудом, но выиграл, чтобы получить новый мандат от народа.

«Я это сделал, чтобы сорвать российские планы и, чтобы из-за этих митингов и выступлений, нам не заблокировали интеграцию в НАТО», - заявил Саакашвили.

Свое выступление в суде Саакашвили завершил под аплодисменты присутствовавших в зале суда. Он пообещал, что Грузия будет свободной, гордой и успешной, отметив, что она должна освободиться от нынешнего режима.

Бывшего президента увезли после его выступления по состоянию здоровья - оно пока не позволяет полноценно участвовать в процессе. Следующее заседание назначено на 23 декабря.

Между тем уже на этой неделе ожидается процесс еще по одному уголовному делу, в котором Саакашвили обвиняется в растрате бюджетных средств.

По словам одного из его адвокатов, Ники Гварамия, для экс-президента присутствие на этом процессе крайне принципиально.

Адвокат надеется, что никаких препятствий для этого не будет.