Чтобы добавить закладку, вы должны войти в свой аккаунт на Postimees.
Войти
У вас нет аккаунта?
Создать аккаунт на Postimees

Преснецов: есть такой план – добить русские школы

Денис Преснецов. ФОТО: личный архив

Мы живем в эпоху громких лозунгов, радужных обещаний и наполеоновских планов. Ярким примером служит разработанный министерством образования и науки план действий, согласно которому к 2035 году во всех финансируемых государством общеобразовательных школах Эстонии обучение будет вестись на эстонском языке. И тут мне придется сейчас честно признаться: я – директор одной из крупнейших русских школ страны – этого плана еще в глаза не видел. Более того, никто его со мной даже не пытался обсуждать.

Нет, никто не спорит – цель по-своему хороша. Какой же русскоговорящий в Эстонии не желает, чтобы его ребенок освоил государственный язык на таком уровне, чтобы без проблем учиться на нем хоть с первого класса, хоть с пятого? Вопросы у меня традиционные и даже чуть поднадоевшие: кто эти специалисты, которые разрабатывали столь масштабный план в сфере образования? Кого они приглашали в качестве экспертов? Почему не советовались с директорами школ и преподавателями, почему не провели для себя «программу погружения в специфику русских школ»? И насколько серьезно можно воспринимать подобные программы, если их авторами являются, по сути, политики?

В своём недавнем интервью министр образования и науки Лийна Керсна отметила, что в системе образования на эстонском языке с каждым годом растет доля детей, у которых родной язык не эстонский, и в настоящее время в школах с эстонским языком обучения по всей стране учится более 5000 таких детей. Согласитесь, это неплохой результат. Значит, родители школьников сделали выбор в пользу обучения на эстонском языке, потому что уверены, что их дети справятся с программой. Таким ребятам бывает немного сложно в самом начале, но благодаря дополнительным урокам по языковому погружению они быстро растворяются в коллективе. Однако при этом надо учитывать, что в эстонские школы, как правило, идут русские дети, у которых нет логопедических проблем и особых образовательных потребностей.

Считаться необходимо и со второй стороной этой медали за смелость – с детьми, которым пришлось вернуться из эстонских школ обратно в русские. Странно, что ничего не говорится о том, что есть ученики, которые не справились с программой в эстонской школе. Причины этого явления не анализируются, и никакой помощи здесь от министерства нет. Зато есть целенаправленное отвлечение внимания от главной проблемы – отсутствия хорошо подготовленных учителей. Нигде не упоминается о нехватке русскоговорящих логопедов, психологов и компетентных специалистов для работы с детьми с особыми образовательными потребностями. И абсолютно умалчивается, что в русских школах безнадежно устарел план распределения часов эстонского языка. Благодаря такой политике дозированной информации мы забываем, что школа с русским языком обучения всегда была и остается частью системы образования Эстонии. И не нужно разделять единую систему на две неравноправные части!

Мне также очень интересно, каким образом министерство образования собирается планировать финансирование русских школ. Какими средствами они собираются добиться того, чтобы в этих учебных учреждениях и учителя, и ученики свободно общались между собой на неродном для них эстонском языке? Неужели эти политики искренне верят, что увеличение госзаказа для вузов по подготовке новых преподавателей автоматически в разы увеличит количество учителей, желающих посвятить себя обучению детей, у которых родной язык не эстонский? Особенно на фоне годами нагнетаемого негатива и принижения, которому подвергаются русские школы в общественном сознании?

Но тут министерство, видимо, проговорилось – план, конечно, есть! А именно: они намерены регулярно проверять компетентность руководителей и преподавателей русских школ с помощью специальной аттестационной комиссии. А чтобы мотивация была полной, рекомендуется еще и переоформить все трудовые договоры с персоналом школ с постоянных на срочные. То есть вместо поддержки учителей, которые пережили пандемический ужас в системе образования, справились с удаленным обучением, с трудом научились управлять своими эмоциями и не перегорать, мы добиваем их новыми испытаниями. Чтобы Языковая инспекция показалась еще цветочками. Одна беда – при таком подходе учителя разбегутся еще до того, как вузы наспех обучат новое поколение.

На самом деле способ, как без слишком больших потерь для всего общества разрешить эту ситуацию, очень простой. Странно, что умные министерские чиновники до него не дошли. Необходимо ВМЕСТЕ решать, что лучше для школ, для детей и их родителей. Вместе искать пути, как двигаться дальше. Следует предоставить людям выбор языка обучения и относиться друг к другу с уважением.

Есть одно понятие, без которого педагогика невозможна. Оно звучит и по-русски, и по-эстонски почти одинаково: эмпатия. Кажется, кое-кому было бы неплохо найти ее в подарок под рождественской елкой.

НАВЕРХ
Back