Энергетик: темпы нашего зеленого поворота слишком утопичны

Рауль Ранне
Энергетик: темпы нашего зеленого поворота слишком утопичны
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments 1
Арви Хамбург вполне убежден, что об атомной электростанции заговорят и в контексте зеленого поворота, иначе просто быть не может.
Арви Хамбург вполне убежден, что об атомной электростанции заговорят и в контексте зеленого поворота, иначе просто быть не может. Фото: Madis Veltman

Проработавший десятилетия на высоких должностях в эстонской энергетике председатель энергетического совета Эстонской Академии наук Арви Хамбург, избранный в феврале инженером года, критически оценивает происходящее в эстонской энергетической сфере.

- Если попросить вас оценить надежность эстонского энергоснабжения, что вы скажете?

- Я оцениваю ее как слабую. Это означает, что в Эстонии недостаточно производственных мощностей, чтобы покрыть максимальное потребление.

- Уточните, пожалуйста. У нас же работают блоки Нарвской электростанции…

- …и есть станция Аувере, которая сейчас стоит. Скажем так, что этой зимой нам может не хватить мощности. По одной простой причине: из-за решения прекратить производство энергии из сланца на станциях не проводилось никакого основательного обслуживания или ремонта. Это означает, что и надежность имеющихся блоков во многом уменьшилась. Если мы просто посмотрим, какая установлена мощность на Нарвской электростанции или расположенных в других местах станциях совместного производства, и возьмем за предполагаемый зимний максимум 1550 (до 1580) МВт в день, то все вроде бы должно кое-как работать. Но что если не все установленные агрегаты будут работать? Мы знаем, что, например, станция Аувере встала из-за так называемого внепланового ремонта. Так что я повторю снова: в Эстонии недостаточно производственных мощностей, чтобы покрыть наш зимний максимум. И этом смысле положение с надежностью снабжения скверное.

- Мы связаны кабелями с европейскими производителями. В сложные моменты…

- Они покрыли бы недостающую часть? Действительно, мы с севера соединены двумя кабельными линиями с Финляндией, мы соединены со Швецией через Литву, и на самом деле, работают и российские подключения, но мы оттуда не покупаем. Они покроют. Но вопрос в том, что России, а сейчас и Швеции с Норвегией пока есть что продавать, а все остальные страны тоже испытывают дефицит, не говоря о Финляндии и странах Балтии. У всех собственные проблемы. Так что если действительно возникнет какой-то особенно критический момент, то нам негде будет купить электроэнергию. Линии есть, техническая возможность есть, но нет энергии, которую можно купить.

- Уточню: между Эстонией и Финляндией у нас проходят два кабеля?

- Именно. Суммарная мощность этих кабелей – 1000 МВт, напомню, что наш максимум потребления – 1550.

- Насколько реально протянуть между Эстонией и Финляндией третий кабель?

- Об этом говорилось, это обсуждалось. Вопрос в том, насколько это поможет. Немного поясню. В скандинавских странах, относительно которых мы все время полагали, что у них достаточно электричества, с этим все не так хорошо. Структура производства электричества в скандинавских странах очень хороша, они производят энергию очень разными способами… но и у них не хватает этой мощности, поскольку потребление растет быстрыми темпами.

- Не будет хватать и после того, как Финляндия откроет новую АЭС?

- Атомная станция Олкилуото предположительно будет запущена в начале года, и тогда Финляндия должна покрыть свою потребность. Сейчас Финляндия ежедневно закупает через Viibur 1000 МВт у России. Запуск Олкилуото покроет ее потребности, но, поскольку потребление в Финляндии и Швеции резко растет… Швеция четко сказала, что в Северной Швеции в следующие 15 лет потребление электричества вырастет на 50% - там то ли шахты, то ли какие-то производства металла, которые вызовут столь резкий рост… Не говоря уже о нормальном приросте, электромобили или производство водорода путем электролиза, и то, и другое – очень энергоемкие предприятия. Таким образом, я могу говорить все, что угодно, но о росте потребности в электроэнергии говорит хотя бы то, что Финляндия уже очень активно готовится к строительству второй атомной станции. Дефицит электричества, увы, постоянно растет.

Если подытожить это долгое размышление, то речь о том кабеле, о котором вы спросили, шла, но мы не можем выстраивать на этом надежность нашего энергоснабжения. Нельзя слишком надеяться, поскольку оттуда ничего не светит. И солидарность Евросоюза – что если не хватит мощностей, то дефицит будет поделен между всеми – как показали кризисные ситуации, не работает.

- Но если все-таки запланировать прокладку этого третьего кабеля до Финляндии, о какой временной перспективе и размере инвестиций мы говорим?

- С учетом предшествующего опыта осмелюсь предположить, что, если бы решение было принято, то это не заняло бы больше пяти лет. Главное, что требует времени, — это планирование. Другое дело – прокладка этого кабеля, на которую требуется приблизительно год. Размер инвестиции составил бы где-то плюс-минус 150 миллионов евро.

- Что произойдет, если с одним из двух кабелей, соединяющих нас с Финляндией, что-то случится? Насколько выход из строя одного кабеля повлиял бы на нашу жизнь?

- На данный момент это не оставило бы нас в темноте. По той простой причине, что мы можем получать питание и с юга. И во-вторых, у нас самих все же есть мощность в 1000-1200 МВт. То есть одного кабеля хватит, чтобы не остаться в темноте. Зависит, конечно, и от кабеля. Один финский кабель рассчитан на 650 МВт, второй – на 350. Если что-то случится с тем, который больше, видимо, будет сложнее, но все-таки неисправность одного кабеля еще не оставит нас без света.

- Позиция и решение по климатической политике таковы, что наши сланцевые электростанции когда-то должны быть окончательно остановлены. Нынешняя ситуация, скорее, показывает, что спешить, наверное, не стоит.

- Скажу так, что принятое пару лет назад решение о том, что Нарвские станции должны производить 1000 МВт, было необходимо. С 2026 года, когда мы будем отключены от российской энергосистемы, эта потребность будет еще выше. В любом случае эта мощность должна у нас сохраниться.

Моя простая логика говорит, что регулируемая мощность будем нам нужна до конца наших дней. Как бы мы ни развивали эти ветропарки в море или где-то еще. По-моему, необходимо сохранить сланцевую энергетику – это наш собственный ресурс, наши навыки, наши устройства. Если следовать европейской климатической политике, гласящей, что выбросы СО2 должны равняться нулю, нельзя сжигать никакое ископаемое топливо, но я считаю, что тот СО2, который мы так ужасно преследуем и боимся, довольно эффективно можно улавливать с помощью современных технологий. Технологически возможно и экономически оправданно и его складирование. Действительно, сейчас технологии использования СО2 еще не столь пригодны для рынка, но я представляю себе, что, например, в перспективе трех лет они будут годиться. И осуществится идея, высказанная Энделем Липпмаа 40 лет назад, что СО2 будет цениться, как золото. Мы должны его производить, должны обрабатывать и продавать миру те продукты, которые мы будем получать из СО2.

- Приведите какой-нибудь хороший пример.

- Например, начиная с пищевой промышленности и заканчивая холодильной техникой. Следующее – производство синтетического топлива. Этих возможностей много.

- То, что вы говорите, с учетом трендов выглядит несколько ретроградным. Вы действительно считаете, что мы должны сохранить сланцевую энергетику?

- Конечно, должны! У нас же столетний опыт добычи сланца, 70-80 лет научной работы в сланцевой сфере…

Какова нынешняя логика Eesti Energia? Что мы будем уменьшать производство электричества из сланца, а производить будем масло… Исходя из нынешних регуляций, наверное, это верная логика: произведем сланец, отправим его куда-нибудь, там его сожгут и тогда та страна будет выбрасывать СО2… Если мы хотим сделать мир лучше, в конечном итоге это очень наивный шаг.

- Насколько вы верите в атомную электростанцию?

- Я на 100% верю в АЭС. И эта вера долгая. Меня за эту идею обещали расстрелять, устранить, когда в 1990 году мы стали составлять первую государственную программу. Причина, по которой я верю в АЭС, в том, что, если сейчас мы говорим, что при производстве энергии не должно выделяться никакого СО2, то, по моему мнению, в Европе это недостижимо без атомной энергии. Кстати, я вполне убежден, что и в контексте зеленого поворота когда-нибудь начнут говорить об атомных электростанциях, по-другому просто невозможно.

- Разговоры о доминирующем переходе на возобновляемую энергию кажутся вам простодушными?

- Есть целый ряд технических моментов, которые необходимо прежде решить.

- Мы ведь можем сейчас говорить об энергокризисе, разве кризисы – не лучшее время для укоренения и применения революционных идей и технологий?

- О, конечно! Говорят также, что после большой войны экономика растет особенно быстро. Но поместим все это в контекст зеленого поворота, когда нам говорят, что ископаемое топлив потреблять нельзя. Но чем его тогда заменить? Сейчас, увы, нет такой технологии, которая обеспечила бы надежность энергоснабжения. Те темпы, которыми мы идем к зеленому повороту, утопичны, скажем так.

И главное, эти повороты в первую очередь бьют по кошельку потребителя. Посмотрим на цену электроэнергии в последнее время – как энергетик не могу сказать ничего иного, кроме того, что это совершенно за гранью разумного.

- Вы хотите сказать, что зеленый поворот и подобные благородные идеи разумны в долгосрочной перспективе, но, если говорить об Эстонии, то мы разрушаем прежние системы прежде, чем заработали альтернативные возможности? Оказываем своим гражданам и предприятиям медвежью услугу?

- Совершенно верно! Все мы хотим более чистую окружающую среду… В конечном итоге общеизвестна истина, что новые технологии помогают сделать окружающую среду лучше. Но мы радостно идем по пути исполнения директив и закрытия: закрываем АЭС, станции, работающие на угле и сланце. В то же время серьезной альтернативы нет. Новых технологий, увы, придется еще немного подождать. Я согласен, что кризисы ускоряют развитие технологий, но мы не всегда можем перепрыгнуть через собственную тень.

Ключевые слова
Наверх