Лийве: мы не проживем за счет газа. Где его взять-то? (1)

Елена Поверина
, ведущая видеорубрики
Copy
  • Старые электростанции протянут не более десяти лет
  • Нужна и сланцевая, и зеленая, и атомная энергии
  • Государство обязано компенсировать рост цен
  • Эстония много планирует и мало делает
  • Потребление нужно сдвинуть на ночь

Как спасти население от дорожающего электричества и тепла? Можно ли посадить всех на дотации? Есть ли другой выход? Неужели ценовой шок еще впереди?

На вопросы Rus.Postimees ответил в прямом эфире бывший руководитель Eesti Energia, предприниматель Сандор Лийве.

Выдержки из беседы:

– Правительство до сих не определилось, как снять у населения ценовой шок. При этом подсчитано, что в Нарве в свете ожидаемых решений придется посадить на дотации почти весь город. Насколько это правильно?

– Вообще-то, ненормально уже то, что мы видим такой рост цен – и на электричество, и на газ.

Если взять счета за прошлый год, то цены на газ выросли в 10 раз!

Посадить все население Нарвы и полнаселения Эстонии на дотации – это, конечно, ненормально, но...

При таких высоких ценах на энергию государство обязано частично их компенсировать.

– У вас нет ощущения, что государство бездействует? Решений до сих пор нет…

– Правительство дискутирует, демократия требует времени.

– Недавно вы делали прогноз, что в ближайшие месяцы пиковые цены на электричество могут достигнуть 3000 евро за мегаватт-час. Ценовой шок еще впереди?

– Три тысячи евро за мегаватт-час – это теоретический максимум, возможный в системе Nord Pool. Тысячу евро за мегаватт-час, или 1 евро за киловатт-час мы уже видели 7 декабря утром. К этому еще добавится налог с оборота, и декабрьские счета мы получим в январе. Раньше нормальной ценой считалось 3-4 цента за киловатт.

Цены на электричество увеличились в 5-10 раз по сравнению с тем, к чему мы привыкли.

– Чем это обусловлено?

– Было очень холодно и безветренно, ветряки не работали. Во-вторых, в Балтийском регионе – дефицит мощностей. К тому же некоторые станции закрылись на ремонт – плановый или аварийный. Вот и получилось, что в Финляндии, Латвии, Эстонии и Литве цена была очень высокой.

Когда цены зашкаливают, можно попытаться сдвинуть потребление на ночь. В ночные часы электричество дешевле.

В Эстонии все больше электромобилей, и заряжать их следует ночью. Причем настраивать зарядку на ночное время можно уже автоматически.

Очевидно, что компенсации и ночное потребление – это краткосрочные меры. В долгосрочной перспективе важно инвестировать в электростанции.

Инвестировать нужно и в сланцевую, и в зеленую, и в атомную энергии. Напомню, что две последние – свободны от СО2.

Нарвские электростанции нужно держать наготове. В морозы нам очень нужны эти мощности, это гарантированная 1000 мегаватт электричества.

– Что можно сделать, чтобы снизить цену? Остались ли у Эстонии возможности влиять на тарифы, регулировать стоимость собственного электричества?

– Мы находимся на открытом рынке.

– То есть произведенное в Эстонии электричество мы продаем на биржу и затем покупаем втридорога?

– Цены формируются на бирже. 7 декабря, когда был побит ценовой рекорд, потребление в Балтии достигло 4 500 мегаватт, а производство составило всего 1 500 мегаватт. Не хватало 3000 мегаватт – в два раза больше, чем потребляет одна Эстония. То же самое было в Финляндии. Образовался дефицит, при этом количество кабелей у нас лимитировано. Восполнять его пришлось за счет импорта по биржевым ценам.

Все имеющиеся в Эстонии мощности нужно держать в рабочем состоянии, чтобы при необходимости сразу же использовать.

Одновременно нужно инвестировать в новые мощности.

На подготовку к строительству АЭС уйдет минимум десять лет. Речь идет о технической подготовке.

– А еще нужна политическая готовность, которой нет…

– Так и есть. Нарвские электростанции обеспечивают сейчас 1000-1200 мегаватт. Новая станция есть только в Аувере. Большинство других уже очень старые.

Генераторы и турбины 70-х годов амортизированы. Хорошо, если они проработают еще хотя бы десять лет! Им на смену должна прийти АЭС.

При нынешних ценах на электроэнергию предприятия уже не могут работать. Нужно что-то делать.

Необходимо инвестировать в генерирующие мощности, чтобы покрыть потребление, которое со временем будет только расти.

Когда экономика растет, растет и потребление. Плюс электрификация транспорта. Нужно инвестировать, инвестировать и еще раз инвестировать. Ветропарки, солнечные электростанции и АЭС – не конкуренты.

Возникает вопрос, а где мы были всё это время?

Что было сделано за последние восемь лет? В течение этого периода в Эстонии вообще не появилось новых мощностей.

У нас даже ветряки не строили. Появились только солнечные электростанции на 300 мегаватт, да и то, пока были дотации. Но это работает только 10% времени в году. 7 декабря солнце светило, но они не работали! Из солнца можно что-то произвести только с марта до октября.

– То есть, восемь лет правительство бездействовало?

– Мы слишком много дискутируем и протестуем.

Мы почему-то думаем, что проживем за счет газа. Мол, будем его импортировать. Но откуда?

В Финляндии – дефицит, в Латвии и Литве – дефицит, в Швеции – совсем маленький потенциал.

– А Россия – не вариант?

– От российской системы мы отходим: полностью отключимся к началу 2026 года. Это политическое решение. Суть заключается в том, что Эстония будет закупать газ на рынке ЕС и подключится к европейской электросети.

– Пересмотреть его нельзя даже на временной основе?

– Речь могла бы идти только о краткосрочном решении, но все инвестиции уже сделаны. Так что к 1 января 2026 годы Эстония получит дополнительное соединение с Польшей, другие соединения у нас уже есть.

Считаю, что альтернаты АЭС не существует. Даже газ – не альтернатива.

Если мы говорим о российском газе, то с ним тоже поступает СО2. А еще нужно договориться и получить этот газ. И цена газа сейчас очень высокая.

Сланцевую промышленность нужно держать до последнего, пока не появится альтернатива.

В долгосрочной перспективе можно делать ставки и на производство сланцевого масла.

Думаю, что мы слишком много планируем и мало делаем, боясь ошибиться. А расплачиваются за это простые жители.

– Сейчас вся страна ждет решения правительства о выплате компенсаций. А есть ли другой выход? Должно ли стоять на чаше весов повышение не облагаемого налогом минимума и снижение НСО? Реформисты не поддерживают снижения НСО с 20 до 9%, поскольку эта мера не принесет облегчения предпринимателям. А что им поможет?

– Самым полезным для всех было бы установить потолок цен на электроэнергию. Вся разница должна компенсироваться из госбюджета.

Нужно понимать, что бюджет государства не резиновый. Он меньше, чем вся экономика. За счет 40% налогов нельзя дотировать 100% экономики.

В реальности фирмы получат скидку за счет снижения сетевой платы. Возможно, будут приняты и другие меры. В краткосрочной перспективе хороших вариантов нет.

Надеемся только на то, что будет ветрено и не слишком холодно, пойдут дожди, что благотворно скажется на норвежских ГЭС.

В долгосрочной перспективе пора начинать инвестировать.

Нужно строить ветряки, ускоряться с подготовкой к созданию АЭС и сохранять сланцевую промышленность!

Подробнее в повторе!

Студия Postimees: ценовой шок еще впереди?/ Одежда ведущей: Tallinna Kaubamaja/ Calvin Klein
Студия Postimees: ценовой шок еще впереди?/ Одежда ведущей: Tallinna Kaubamaja/ Calvin Klein Фото: Andres Haabu
  • Согласно прогнозам, в ближайшие месяцы пиковые цены могут достигнуть 3000 евро за мегаватт-час. Ценовой шок еще впереди? Чем это обусловлено?
  • В свете ожидаемых решений в Нарве придется посадить на дотации почти всех жителей. Насколько это правильно?
  • Есть ли другой выход?
  • Что можно сделать, чтобы снизить цену? Остались ли у Эстонии возможности влиять на тарифы? 
  • Поможет ли повышение не облагаемого налогом минимума и снижение НСО? 
  • Какие просчеты были допущены в планировании энергетики? Чем их можно компенсировать?
  • Что продолжит дорожать?

Одежда ведущей: Tallinna Kaubamaja/ Calvin Klein

Наверх