Как долго Европа будет жить в условиях энергокризиса и как спасаться Эстонии?

Обсуждают еврокомиссар Кадри Симсон и евродепутат Рихо Террас
Ольга Лебедева
Как долго Европа будет жить в условиях энергокризиса и как спасаться Эстонии?
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments 7
По словам Кадри Симсон, не стоит бояться отключений из-за нехватки электричества.
По словам Кадри Симсон, не стоит бояться отключений из-за нехватки электричества. Фото: Yevhen Prozhyrko/ Shutterstock
  • Отключения электричества этой зимой не должно быть
  • Кадри Симсон не считает правильным уходить с биржи
  • Цены останутся высокими даже после окончания отопительного сезона
  • Рихо Террас: зеленая политика должна больше учитывать специфику стран

Энергетический кризис больно ударил по всем странам Европейского союза, включая Эстонию. Почему к нынешней ситуации на энергорынке не удалось хорошо подготовиться и сколько еще нам жить в условиях взлетевших до небес цен? Об этом мы поговорили с еврокомиссаром Кадри Симсон и евродепутатом Рихо Террасом.

По словам члена Европейской комиссии по вопросам энергетики Кадри Симсон, кризис COVID-19 привел к неожиданному снижению мирового спроса на энергию в 2020 году, и, хотя ожидалось, что спрос восстановится в 2021 году, это произошло быстрее, чем предполагалось.

Кадри Симсон
Кадри Симсон Фото: Madis Veltman

«Основной причиной сегодняшнего роста цен на энергоносители является восстановление мировой экономики после коронакризиса. Это сопровождалось значительным увеличением мирового спроса на газ, особенно в Азии, что, в свою очередь, повлияло на цены на рынке ЕС, - говорит она. - Немаловажен тот факт, что в начале пандемии потребление энергии оставалось низким как в плане электричества, так и топлива. Производство остановили, инвестиции в открытие новых месторождений отложили, и теперь, когда нам нужно перезапустить мощности, это требует времени и влечет за собой дополнительные затраты».

По мнению члена Европарламента Рихо Терраса, являющегося членом комиссии по промышленности, научным исследованиям и энергетики, Европа переживает острый кризис и скачок цен в том числе и потому, что к прогнозам, предсказывавшим такое развитие сценария, относились недостаточно серьезно.

«Важную роль сыграл рост цен на природный газ, поскольку спрос на него увеличился во всем мире. Отчасти за ростом цен стоит Россия, которая является крупным поставщиком газа в Европу. Европа так сильно зависит от газа, что России легко влиять на европейские страны, манипулируя поставками газа для реализации своих геополитических амбиций. У нас не верили, что Россия может пойти на такой шаг, поэтому в первом полугодии запасы газа не были собраны в необходимом объеме», - отмечает политик, добавляя, что холодная погода также сыграла свою роль в увеличении спроса на энергию, но, как уже было сказано, полагали, что газовый поток надежно гарантирован.

Кому приходится хуже всего

Несмотря на то, что энергокризис — это глобальная проблема, некоторые регионы из-за стечения различных обстоятельств столкнулись с особенно высокими ценами.

«Рост цен на энергоносители по-разному ударил по государствам-членам, в основном в зависимости от их энергетического портфеля. На страны, в которых расходы на энергию, по сравнению с налогами, транспортными и реализационными расходами, сравнительно ниже, было оказано наименьшее влияние. Хотя в целом можно сказать, что в странах, в которых энергетика больше зависит от газа, наблюдается более высокий рост цен», - объясняет Кадри Симсон.

Рихо Террас относит Эстонию к числу наиболее пострадавших стран: «Если в Западной Европе мы говорим о 30-40-процентном повышении цен на энергоносители, то у нас речь идет о трехкратном росте цен. Мы импортируем около половины нашей энергии, а то, что мы производим сами, становится еще дороже из-за углеродной квоты. Из-за высокого спроса во всей Европе имеющиеся электросоединения не могут покрыть наши потребности».

Рихо Террас.
Рихо Террас. Фото: Gert Tali

Однако, признает евродепутат, Германия тоже пострадала довольно сильно, поскольку из-за ее большой зависимости от российского газа цены на энергоносители выросли примерно на 50 процентов. Аналогичный рост прогнозируется для Великобритании до наступления весны.

«Но говорить следует не только о странах, а о людях и предприятиях. Для некоторых фирм производство становится практически невозможным из-за очень высоких производственных затрат, - подчеркивает Рихо Террас. - Любой долгосрочный рост цен на энергоносители приведет к общему росту цен, который коснется всех. У нас есть люди — многодетные семьи и пенсионеры —, для которых эти счета стали настоящим шоком».

Для облегчения сложной ситуации еще в октябре Европейская комиссия выступила с пакетом мер и рекомендаций, которые помогли бы государствам-членам быстро снизить высокие цены на энергоносители. Предложения, вынесенные на обсуждение, включали, например, временную экстренную поддержку доходов домохозяйств, государственную помощь бизнесу и целевое снижение налогов.

В настоящее время известно, что по крайней мере 20 государств-членов уже приняли или планируют принять меры по смягчению последствий высоких энергоцен для своего населения и бизнеса, особенно для наиболее уязвимых групп.

«На основании упрощенной формулы можно сказать, что цена электричества в Европе делится на три относительно равные составляющие: стоимость электроэнергии, плата за сетевые услуги и государственные налоги, а также акцизы. Применяемые меры, помимо стоимости электроэнергии, как раз должны повлиять на другие компоненты, чтобы облегчить положение конечного потребителя», - говорит еврокомиссар.

Как Эстония справляется с энергокризисом

Кадри Симсон лично общалась с эстонскими министрами и делилась с ними опытом других европейских стран. Давать оценку усилиями правительства Эстонии по выходу из энергокризиса она бы не хотела, однако, по ее словам, однозначно никто не сидит сложа руки и для решения проблем населения ищут наилучшие решения.

Так, вчера партнеры по коалиции — Партия реформ и Центристская партия — обнародовали пакет дополнительных мер, которые должны смягчить последствия роста цен на энергоносители. Он рассчитан на три месяца — январь, февраль и март — и состоит из трех частей.

Во-первых, ценовой потолок для частных потребителей электроэнергии составит 12 центов за киловатт-час при потреблении до 650 пятидесяти киловатт-час в месяц. Во-вторых, будет установлен потолок цен на газ. Для частных потребителей он составит 65 евро за мегаватт-час. Все, что будет свыше, – компенсирует государство. При этом должно соблюдаться условие, что месячный объем потребления не превышает двух целых 75 сотых мегаватт-час. Кроме того, в течение трех месяцев предприятиям будет компенсировано 100 процентов сетевой платы за электричество. До сих пор компенсация составляла 50 процентов. Действие новых мер поддержки найдет отражение в счетах, которые потребители получат уже за январь этого года.

Рихо Террас считает временную компенсация счетов за энергию наиболее бедствующим потребителям одной из важнейших мер: «У нас много людей, которые не могут пережить этот период роста цен без посторонней помощи».

При этом, по его словам, в краткосрочной перспективе правительству Эстонии особо нечего делать, так как мы прижаты к стенке: цены на газ высокие, углеродные квоты дорогие, поставок и электросоединений недостаточно, денег мало. Помощь серьезно пострадавшей от роста цен части общества — это единственное, что можно сделать.

«В долгосрочной перспективе необходимо очень тщательно переосмыслить стратегию энергоснабжения и энергетической безопасности Эстонии – начинать следует уже сейчас. Еще 1 июня прошлого года я поднял перед Рийгикогу этот вопрос как вопрос государственной важности, но интерес депутатов был вялым. После падения в пропасть ничего уже не поделаешь. Эстония не может фантастическим образом осуществить зеленый поворот, следует исходить из своих особенностей и эти факты объяснять и в Европе», - заявил он.

Уход с биржи не решит проблем

Сейчас много говорится о том, что Эстония могла бы покинуть биржи и перейти к регулируемому рынку. Кадри Симсон эту идею не поддерживает: «Безусловно, нынешняя высокая цена на электричество не является нормой, на которую можно не реагировать. Необходимы действия, и, к счастью, они предпринимаются как на уровне Европейского союза, так и на уровне государств-членов. В то же время было бы крайне глупо ломать систему, которая годами успешно служила Европе и Эстонии. При нынешнем положении и знаниях я не считаю правильным уходить с биржи, так как в долгосрочной перспективе это не решит ни одну из сегодняшних проблем. Однако регуляторы очень внимательно следят за деятельностью участников рынка в свете высоких ставок».

По словам еврокомиссара, функционирование рынка электроэнергии недавно было дополнительно изучено Агентством по взаимодействию регуляторов энергетики (ACER). Их первоначальный отчет говорит о том, что метод формирования ценообразования на рынке электроэнергии ЕС, при котором прежде всего покупают и используют самые дешевые источники энергии, является лучшим выбором для домохозяйств и предприятий ЕС.

«Также ACER обращает внимание на риски, что если вмешаться в нынешний механизм ценообразования, то это может поставить под угрозу как надежность поставок Европейского союза, так и возмещение затрат производителей возобновляемой энергии на рыночной основе. Поэтому текущее решение самое оптимальное, - заявляет Кадри Симсон. - Нам также следует учитывать опыт Китая, где регулируемая цена, восхваляемая некоторыми эстонскими политиками, этой осенью привела к масштабным отключением электроэнергии. Причины произошедшего — не сделанные вовремя инвестиции и дефицит электроэнергии».

Согласно прогнозам, на которые ссылается Кадри Симсон, этой зимой у нас должно быть достаточно запасов, чтобы удовлетворить спрос рынка, и обусловленных дефицитом сбоев бояться не стоит.

«В долгосрочной перспективе Европе необходимо снизить зависимость от фоссильного топлива, которое мы импортируем. Мы должны двигаться в направлении технологий с низким содержанием углерода и принять в использование больше возобновляемых источников энергии, которые помогут улучшить ситуацию, - говорит она. - Кроме того, одним из принципов нашей работы является повышение энергоэффективности. То есть мы ищем способы для экономии энергии. Это включает в себя реновацию зданий, разработку системы маркировки энергоэффективности, использование умных счетчиков и других технологических достижений. Самая дешевая энергия, как известно, - это энергия, которую не нужно использовать».

Кроме того, Европейскому союзу необходимо увеличить гибкость своей сети, в том числе пространство для хранения, соединения между сетями, умные сети и реагирование на спрос. Всем этим тоже занимается Европейская комиссия.

Рихо Террас полагает, что, скорее всего, нестабильная ситуация на энергорынке станет реальностью ближайших лет: «Скачок в сторону зеленой энергии был высоким и амбициозным, но мы не учли, что приземляться некуда. Поскольку отношения с Россией тоже крайне плохие, никаких уступок по поставкам газа и ценам нет».

«В прошлом из-за дефицита на рынке нередко случались перебои с подачей электроэнергии. Несмотря на очень сложную ситуацию и давление на нашу систему, прогнозы показывают, что опасаться этого на данный момент не стоит. Цены, вероятно, останутся выше, чем в среднем за последние годы, даже после окончания отопительного сезона, но больших колебаний потребители могут избежать, выбрав более длительный фиксированный договор», - добавила Кадри Симсон.

Слабые места зеленого перехода

Не пора ли пересмотреть зеленую политику и не слишком ли рано ЕС отказывается от сланцевой и угольной энергетики?

По мнению еврокомиссара, сейчас было бы крайне неподходящим моментом ставить  зеленый поворот на паузу. «Напомню, что нынешняя рыночная ситуация, прежде всего, обусловлена зависимостью Европы от импорта фоссильного топлива. Это показывает, что нам необходимо ускорить переход на возобновляемые источники энергии, сделать энергетические системы более гибкими и интегрированными и, конечно же, повысить энергоэффективность. Это необходимо уже по чисто экономическим причинам», - говорит Кадри Симсон.

Также она призывает не забывать, зачем нужен зеленый поворот: «Необходимо защитить здоровье нашей планеты и будущих поколений. А это означает отказ от наиболее загрязняющих источников энергии. Важно понимать, что ни одно производство не закрывается за один день. Наша цель по климатической нейтральности – 2050 год. Глупо предполагать, что заниматься этим начнут в 2049 году. Это долгосрочный процесс, и этот путь нужно продолжать, а не останавливать при первых трудностях».

Рихо Террас в свою очередь отмечает, что зеленая политика в какой-то степени это уже пересматривается, потому что природный газ и ядерная энергия получают наклейку зеленой энергии. «Однако этого недостаточно, так как не учитываются потребности и специфика всех стран-членов ЕС: например, Эстония или другие страны Балтии не могут полностью перейти на зеленую энергию или каждый построить по атомной электростанции – последнее даже при совместных усилиях трех стран было бы очень колоссальным предприятием», - заявляет евродепутат.

По его словам, рост значения зеленой энергии — это наше будущее, но это также должно реально улучшать ситуацию. «Особый акцент необходимо сделать на экспоненциальное развитие технологий хранения, потому что зеленая энергетика нерегулируема и, в свою очередь, опасна для энергоснабжения — без способностей хранения у нее нет будущего в качестве основного источника энергии».

Рихо Террас уверен, что сланцевую энергетику пока нельзя списывать со счетов: это важный источник энергии, промышленность и работодатель в нашей стране. «Следует поощрять инновации, которые делают сланцевую энергетику менее загрязняющей окружающую среду. Однако когда говорят, что это бессмысленный сектор, это означает, что кто-то не заинтересован в инвестициях. У нас самих есть научный потенциал для его развития. Таллиннский технический университет занимается развитием улавливания выбросов углерода и показывает в этом деле хорошие результаты», - заключил он.

Ключевые слова
Наверх