Какова реальная цена зеленого поворота?

Раймонд Кальюлайд
, Заместитель председатель парламентской комиссии по делам Евросоюза и член комиссии по экономике
Какова реальная цена зеленого поворота?
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments
Раймонд Кальюлайд.
Раймонд Кальюлайд. Фото: Eero Vabamägi

В последние месяцы в Рийгикогу обсуждалась позиция Эстонии по пакету мер «Цель 55», задача которой – достигнуть договоренности между странами-участницами о достижении установленных Европейским союзом амбициозных климатических целей (сокращение выбросов углерода к 2030 году на 55%). Подчеркну, что вопрос уже не в том, нужно ли снижать выбросы. Вопрос в том, как это сделать. В Европе на эту тему ведутся горячие споры.

Очень важно, чтобы решения, принятые для осуществления зеленого поворота, взятые государством обязательства и их влияние на наше общество и предпринимательский сектор были бы известны и понятны людям и предприятиям в Эстонии, а климатическая политика проводилась прозрачно.

Обществу надо честно сказать, что принятие пакета мер «Цель 55» напрямую повлияет на важные для Эстонии сферы экономики и конкурентоспособность важных для нашей экономики предприятий. Часть людей в Эстонии заплатят за зеленый поворот своим рабочим местом. Зеленый поворот приведет к росту цен на определенные товары и услуги и, как следствие, к снижению покупательской способности и уровня жизни некоторых семей. С очень высокой вероятностью зеленый поворот усилит экономическое и региональное неравенство. Эстония сможет частично смягчить и компенсировать людям эти изменения, но, скорее всего, не полностью.

Если мы не будем говорить об этих вещах и осуществим зеленый поворот с закрытыми глазами, то обязательно придется расплачиваться – в будущем мы увидим большое разочарование и оправданное возмущение людей.

На мой взгляд, нынешнее правительство Партии реформ и Центристской партии оценило последствия пакета мер «Цель 55» не в полной мере. Мы не знаем, что эти изменения принесут Эстонии.

У правительства нет амбициозного и целостного видения того, как в ближайшие несколько десятилетий Эстония может извлечь максимальную выгоду из общеевропейских изменений, и у нас нет полного понимания того, как мы все-таки будем помогать и поддерживать тех людей, которые проигрывают из-за снижения доходов или покупательской способности в результате решений, направленных на достижение целей климатической политики.

Если сегодняшняя европейская политическая элита не будет говорить о негативных для людей последствиях реформ, проводимых для достижения климатических целей, то выиграют наиболее популистские политические силы, полностью отрицающие влияние деятельности человека на изменение климата.

Как член комиссии по экономике, при рассмотрении пакета «Цель 55» я, разумеется, сосредоточил внимание в основном на влиянии этих решений на экономику и, следовательно, на уровень жизни нашего народа через цены и уровень заработной платы, а также налоговые поступления, из которых мы финансируем наше здравоохранение, социальную защиту и растущие расходы на государственную оборону.

Невозможно предвидеть полное влияние всех решений. В случае с нашими внутригосударственными реформами тоже частенько случалось, что они не давали желаемых результатов.

Например, исследования показывают, что бесплатное высшее образование, к сожалению, не привело к сокращению работы студентов параллельно с учебой или улучшению доступа к высшему образованию для молодых людей из сельской местности. Бесплатный общественный транспорт не увеличил количество его пользователей. Государственный контроль ранее установил, что предоставленные государством экспортные субсидии предприятиям на самом деле не помогли увеличить экспорт. А иногда меры просто недостаточны – например, пенсии за последние годы несколько выросли, а бедность среди людей пенсионного возраста существенно не уменьшилась.

«Цель 55» – это общеевропейское изменение с гораздо более обширными и далеко идущими последствиями, чем любая из упомянутых выше внутригосударственных реформ.

Очень сложно предсказать, что именно повлечет за собой реализация мер «Цель 55», если пакет будет окончательно одобрен на европейском уровне. Но мы не должны принимать столь важные решения без оценки последствий. Мы должны исходить из того, что является лучшим знанием на данный момент, и честно рассказать об этом людям.

Ответы на то, каково предполагаемое влияние, частично можно найти в разъяснениях, прилагаемых к позиции правительства, но всестороннего анализа воздействия нет, и поэтому возникает большой вопрос, на основании чего Эстония вообще сформировала свою позицию.

Каковы же эти ожидаемые негативные последствия? «Цель 55» предусматривает создание новой схемы торговли квотами на выбросы для строительства и автомобильного транспорта. Согласно пояснительной записке, сопровождающей точку зрения правительства Эстонии, создание новой системы торговли не обязательно поможет сократить выбросы парниковых газов, но может увеличить региональное неравенство по уровню жизни.

Новая система налагает на продавцов топлива и производителей тепла обязанность приобретать квоты на выбросы, затраты на которые в значительной степени перекладываются на потребительские цены.

По оценке Европейской комиссии, воздействие на домохозяйства будет неодинаково. Семьи с низкими доходами тратят на отопление большую часть своих доходов, чем более обеспеченные домохозяйства, и по этой причине повышение цены на тепло сильнее ударяет по бедным слоям населения.

Согласно исследованиям, упомянутым в пояснительной записке, цены на топливо на заправочных станциях в результате реализации мер «Цель 55» могут вырасти на 5–13%. Увеличение транспортных расходов, в свою очередь, больше затронет людей со средним доходом.

Одной из основных проблем для Эстонии является то, что негативные последствия зеленого поворота наиболее ярко проявляются именно в регионах с более низкими доходами и малонаселенных районах.

В деревне не всегда есть возможность перейти на центральное отопление, и реальной альтернативы личному автомобилю в виде общественного транспорта нет. Рабочие места, которые затронет зеленый поворот, также чаще находятся в сельской местности, например в лесном и сельском хозяйстве.

Таким образом, не исключено, что зеленый поворот расширит и без того глубокий региональный разрыв в Эстонии, и это серьезная проблема, которую мы не можем игнорировать. Если этого не избежать, то как государство намерено сгладить и компенсировать эти изменения людям?

В пояснительной записке правительства говорится, что рост цен на энергоносители может привести к увеличению энергетической бедности, «в случае, если меры по смягчению влияния цен не будут реализованы в необходимом объеме и темпе». Насколько наше государство способно осуществлять меры в «необходимом объеме» и «в необходимом темпе», в настоящее время можно увидеть в условиях кризиса цен на энергоносители, когда правительство в течение нескольких месяцев не могло разработать справедливую и удобную для населения схему компенсации. Разгоревшаяся вокруг нее полемика привела к правительственному кризису. На сегодняшний день установлены две параллельные и несовершенные схемы поддержки. Вероятно, решить эту проблему еще глупее уже невозможно.

Ссылаются на то, что «Цель 55» также предусматривает создание отдельного социального фонда, из которого, по собственным расчетам правительства, мы будем получать 26 миллионов евро в год.

Мы предполагаем, что в поддержке из-за роста цен и бытовых расходов нуждаются домохозяйства с доходом ниже медианного. Таких домохозяйств более трехсот тысяч. За счет 26 миллионов из социального фонда можно было бы выделить домохозяйствам со средним доходом дополнительную поддержку порядка 7 евро в месяц.

В пояснительной записке, сопровождающей комментарии правительства, также говорится, что для достижения целей климатической политики могут потребоваться новые налоги, такие как налог на регистрацию автомобиля и ежегодный налог на автомобиль или налоги на заторы. На новые налоги правительство ссылается также в связи с решениями, касающимися энергоэффективности зданий, и хотя не уточнено, о каких именно новых налогах идет речь, но это достаточно понятно, если читать между строк.

Согласно пояснительной записке правительства, изменения в землепользовании и лесном хозяйстве могут значительно снизить конкурентоспособность торфяного производства и сельскохозяйственного и лесного секторов Эстонии. В пояснительной записке прогнозируется, что занятость в лесном секторе может сократиться на тысячи работников, а создаваемая добавленная стоимость сектора – на сотни миллионов евро.

Необходимо понимать, что благополучие лесного сектора очень важно для экономики Эстонии. Налоговые поступления лесного сектора превышают миллиард евро, что составляет более 10 % налоговых поступлений Эстонии. При этом, конечно, не только Европа, но и многие наши жители хотят, чтобы лесов вырубали меньше. Производство торфа также является важным сектором экономики. Эстония – один из основных экспортеров торфа в Европейском Союзе.

Какие решения предложит государство занятым в этих отраслях людям, которые потеряют работу? Есть ли у них реальная надежда найти работу в деревне, где они сейчас живут, или им придется уехать в город? Ответов на эти вопросы в представленных правительством документах нет ни в самом тексте, ни между строк.

Что же касается снижения налоговых поступлений, то у нас есть очень серьезные недостатки в финансировании и предоставлении основных услуг населению. Полиция и внутренняя безопасность, здравоохранение, спасательные службы и образование финансируются недостаточно. Если налоговые поступления в результате климатической политики снизятся, то за счет каких средств и каких налоговых реформ планируется финансировать государственные расходы в будущем?

Согласно оценке воздействия, составленной Европейской комиссией, изменения в некоторых секторах могут дать конкурентное преимущество конкурентам за пределами Европейского союза. Например, увеличение стоимости посещения портов может частично перевести транзит в порты Российской Федерации.

Для сельскохозяйственного сектора Эстонии важны удобрения, импортируемые из третьих стран. «Цель 55» может привести к повышению цен на них и, следовательно, к повышению цен на некоторые продукты питания.

Для предпринимательского сектора важной проблемой является и рост бюрократии. Например, в настоящее время энергоаудит в Эстонии обязаны подготовить 154 предприятия. В результате мер «Цель 55» это обязательство может быть в будущем расширено, и составление и представление отчетности об энергетическом аудите должны будут начать более 800 предприятий. В связи с этим предприятия понесут косвенные и прямые затраты.

Всё ранее сказанное не означает, что меры «Цели 55» не оказывают положительного воздействия на окружающую среду, качество воздуха и ряд отраслей экономики. Нет сомнений в том, что цена отказа от решения проблемы изменения климата также высока. Согласно пояснительной записке, глобальное потепление на три градуса будет стоить экономике Евросоюза не менее 170 млрд евро в год, или 1,36% от ВВП. Изменение климата может значительно увеличить миграционное давление. Разрушение среды обитания, видового богатства и природных богатств невозможно оценить. Эти потери невосполнимы.

Я хотел бы еще раз подчеркнуть, что вопрос сегодня заключается только в том, как мы движемся к совместно поставленным целям климатической политики, какой вклад в нее должны внести люди и предприятия Эстонии и как это повлияет на нашу экономическую среду, благополучие людей и их уровень жизни.

Климатические цели – это вопрос глобальной солидарности, но на переговорах по их достижению в рамках мер «Цель 55» все государства-члены, разумеется, представляют интересы своего народа и своей экономики, и мы, конечно же, должны делать то же самое. Только так мы можем гарантировать, что для нашей страны и нашего народа переход будет справедливым и что мы от него выиграем.

Ключевые слова
Наверх