Путин, стоп! Вещи нужно называть своими именами

Игорь Калакаускас
Путин, стоп! Вещи нужно называть своими именами
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Игорь Калакаускас.
Игорь Калакаускас. Фото: Konstantin Sednev

Утро 24 февраля мне до сих пор кажется страшным сном. Но это – наша новая реальность. И давайте не будем придумывать оправданий – началась война, в вероятность которой почти никто не верил, пишет преподаватель Игорь Калакаускас.

С ужасом наблюдаю не только за новостями, которыми переполнены порталы информационных агентств – я в полном недоумении от реакции россиян и многих своих соотечественников, с которыми меня объединяет Эстонская Республика и наш родной русский язык: значительная часть украсила свои аватарки украинскими флагами и плакатиками что-то вроде: «Нет войне!» Это максимум их гражданского мужества.

Я готов понять россиян, вынужденных наблюдать весь ужас и понимать, что любая попытка остановить это безумие может быть жестко пресечена. Закатывать в асфальт любую форму недовольства действующей властью эта самая власть научилась. Свободу отнимали по чуть-чуть, верно и целенаправленно.

Я понимаю прикормленную российскую творческую элиту, которая с нескрываемым (либо хорошо изображаемым) удовольствием участвовала в этой вакханалии, начиная с 2014 года. Они охотно подхватывали речевку «Крым наш!», они принимали из рук Кремля подачки. Многие из них тихо отходили в сторону, лепеча что-то о том, что они вне политики. Теперь измазанный по уши в этой дурно пахнущей субстанции «цвет нации», чувствуя, что он может оказаться в одиночестве, трусливо молчит и отводит глаза.

Но я не хочу учить жизни россиян. Если они не понимают, что 24 февраля начался обратной отсчет страны под названием Российская Федерация и только в их силах остановить этот отсчет, то могу лишь сожалеть. Но куда же делись наши доморощенные и весьма словоохотливые русские политики и общественные деятели? Как так получилось, что все они оказались заняты другими делами? Они не понимают, что произошло? Они боятся потерять голоса своих избирателей, зрителей, читателей, болельщиков? Неужели эти голоса они готовы променять на свою совесть? Правильный ли сигнал они подают своему электорату? Где актеры, журналисты, спортсмены?

Я не удивлен, что официальный портал российских соотечественников Эстонии хранит гробовое молчание. Это странное образование, с которым я имел сомнительное удовольствие соприкоснуться некоторое время назад, всегда старалось пройти «меж двух струек». Поэтому никаких комментариев от них мы не дождемся. Российских граждан в Эстонии насчитывается около восьмидесяти тысяч человек – многие из них, кто имеет право голоса, участвуют и в выборах президента РФ. И мы все хорошо знаем, какой кандидат получает от эстонских владельцев российских паспортов большинство голосов. Почему же сейчас, когда их избранник на весь мир заявил о начале «военной операции» и начал крушить землю «братьев», они сидят и не высовываются? Хотят быть вне политики? Тогда зачем выстаивают в этих длинных очередях на немногочисленных избирательных участках?

Вещи нужно называть своими именами, как бы ни тяжело это было. Президент огромной страны, обладающей ядерным оружием, дал команду на уничтожение Украины. И эту команду верные маршалы уже выполняют. Жители Киева и Харькова ночуют в станциях метро, потому что не могут быть уверены в том, что высокоточные ракеты, выводящие из строя военную инфраструктуру Украины, пролетят мимо их домов. Сегодня российская оккупационная армия стреляет в выполняющих свой долг перед родиной украинских солдат. Потому что одному безумцу и его покорной свите померещились нацисты.

Я не хочу отрицать, что украинское руководство совершило немалое количество роковых, необратимых ошибок. Но они не стали бы роковыми, если бы в 2014 году Путину не захотелось захватить Крым и разжечь в Украине пламя гражданской войны. Если бы этот сумасшедший, возомнивший себя мессией, переживал о судьбах жителей Донбасса, то уже в том же году он признал бы их независимость и присоединил мятежные районы к России. Напомню, Луганск и Донецк изъявили свою волю на референдуме, последовавшем почти сразу после «возвращения в родную гавань» Крыма - они очень хотели влиться в Россию, но восемь лет назад Путин их не услышал.

К сожалению, в Эстонии многие политики не понимают, почему тысячи русскоязычных жителей страны не скрывают своей симпатии к Путину. Я этот феномен объясняю тем, что эти люди не чувствуют, что они представляют собой ценность для эстонского государства. Им неоднократно давали понять, что их интересы никто не собирается учитывать. Их мнение важно только накануне очередных выборов и, если в этом увидят целесообразность, то пообещают им чего-нибудь или просто мило улыбнутся и помашут фонариком. Поэтому решение отключить российские телеканалы – мера малоэффективная. Но об этом как-нибудь в следующий раз – эту дискуссию можно на время отложить.

Сейчас мир, затаив дыхание, следит за тем, как сидящий в Кремле монстр, проводящий официальные встречи на гротескно удаленном от собеседника расстоянии либо после недельных карантинов тех, кого удостоили аудиенции, жонглирует судьбами миллионов безразличных ему людей. Все понимают, что он готов утянуть за собой хоть все человечество, если это человечество встанет на его пути. Отрицать опасность для планеты этого человека так же рискованно, как и подталкивать его руку к ядерной кнопке – ведь рука его уже к этой кнопке тянется. Глупо отрицать: выбора он нам не оставил.

Никакие санкции Путина не остановят – он пойдет до конца. Я понял это, когда смотрел его телеобращение: холодный стеклянный взгляд смотрел в объектив камеры с презрением и безразличием. Снимите же, наконец, шоры с собственных глаз!

Ключевые слова
Наверх