Как говорить с детьми о войне?

Наталья Сааль
Как говорить с детьми о войне?
Facebook Messenger LinkedIn Telegram Twitter
Comments
Когда ребенку тревожно, родитель должен быть рядом.
Когда ребенку тревожно, родитель должен быть рядом. Фото: Shutterstock
  • Ребенку нужно время, присутствие и внимание родителя
  • Детям очень сложно выражать то, что они чувствуют
  • Очень важно послание о невиновности ребенка

Есть такие явления, о которых вроде и не расскажешь. Любовь, позор, счастье, война. Но рассказывать надо, особенно детям. Они должны входить в жизнь, имея об этом хотя бы смутное представление. Иначе шок и потрясение. И не всегда позитивное. Война – и вовсе травма на всю жизнь. Как говорить о ней с детьми, мы поговорили с психологом Татьяной Михитарян.

Каждый родитель должен не только одеть-обуть-накормить, не только вырастить, но и проговорить с ребенком то, что не умещается в слова, сколько ни старайся. Особенно если ты не поэт и философ, а обычный человек, да еще не из краснобаев. Но первые важные слова о страшном должен сказать именно тот, кому маленький человек верит слепо. Мама или папа. Только они могут дать ему понимание вместе с чувством безопасности. Так что нужно постараться.

Татьяна Михитарян, психолог
Татьяна Михитарян, психолог Фото: Erakogu.

- Первое, о чем хочется сказать, это то, что дети видят, слышат и понимают больше, чем думают взрослые. Дети чувствуют тревогу, которая витает в воздухе, видят нахмуренные лица, слышат, что взрослые очень громко говорят и активно жестикулируют или, наоборот, шепчутся. И все эти сигналы дети считывают, выхватывая из речи слова «война», «опасность», «угроза», «смерть». Все это, естественно, влияет на них, они реагируют на общую напряженную атмосферу.

И поскольку взрослые зачастую недооценивают способность детей воспринимать окружающее, те часто остаются совершенно одни со своими переживаниями и стараются справиться с ними самостоятельно. И из-за недостатка информации, поддержки, у детей могут развиваться страшные фантазии на том месте, где должны быть механизмы для проживания таких моментов, – но в силу возраста и незрелости их еще нет.

И еще один момент – детям очень сложно выражать то, что они чувствуют и думают. У маленьких детей просто еще нет языка, словарного запаса, чтобы описать это. А взрослые из благих побуждений стараются уберечь детей от страшных, тяжелых тем и не разговаривают с ними о тех событиях, которые происходят вокруг, не затрагивают тяжелые темы.

- Они берегут детей или скорее сами уворачиваются от того, на что неспособны?

- И то и другое. У нас вообще плохо развита культура проговаривания таких непростых вопросов: их хочется избежать, отстраниться от них. Особенно когда необходимо говорить об этом с ребенком – доступно, в простых словах о сложных вопросах. Родители хотят защитить, оградить своих детей, а в итоге оставляют один на один с их мыслями, переживаниями. А на самом деле детей не нужно ограждать – в психологическом смысле – от реальности, не нужно защищать от их чувств, мыслей, переживаний. Им важно помочь на доступном им уровне понять происходящее, нужен адекватный взрослый, который поможет пережить тревожный период, даст ребенку опору и чувство безопасности. Именно это чувство пропадает первым, когда рядом звучит слово «война», поэтому ребенку важно, чтобы рядом был надежный взрослый, на которого можно психологически опереться.

Необходимо строго дозировать обсуждение политических событий, происходящих вокруг, и каждый день проживать обычную жизнь.

Если мы говорим о детях дошкольного и младшего школьного возраста, они могут выдавать самые разнообразные реакции на происходящее: регрессировать, возвращаться к более ранним формам поведения, вести себя как маленькие: капризничать, стать плаксивыми, проситься на ручки. Могут появиться страхи, энурез, трудности с засыпанием, кошмарные сны. И взрослым важно не раздражаться по этому поводу, а наоборот, взять ребенка на руки, утешить его, успокоить, отвлечь.

Иногда, когда происходят такие напряженные события, как сейчас, то в доме постоянно включен телевизор, взрослые все это без конца обсуждают, повседневные дела отходят на второй план. А ребенку для нормального самочувствия очень важна обычная рутина, самые тривиальные действия. И, конечно, ребенок хочет играть. Поэтому необходимо строго дозировать обсуждение политических событий, происходящих вокруг, и каждый день проживать обычную жизнь – для ребенка это важно.

- Много пишут о том, что гаджеты формируют отношение к войне как к игре. Дети играют на телефонах, планшетах в том числе и в войнушку. И многие стычки воспринимают как игру: смерть понарошку, всегда можно начать сначала, бойня – это нестрашно. Может ребенок отнестись к теме войны легкомысленно и весело?

- Дети старшего школьного возраста, подростки тоже выдают разные реакции, может быть и такая. Мне кажется, это больше связано не с гаджетами и виртуальной реальностью, а с неким видом психологической защиты – все происходит будто в кино, все нереально. Они могут задавать очень много вопросов, высказывать разные теории по поводу происходящего. Спектр реакций – от полной бесчувственности «меня это не касается, у меня тут свои заботы» до довольно радикальных настроений и крайних позиций, которые могут выражаться в протестном поведении, в одежде, в желании присоединиться к каким-то общественным движениям, акциям.

Здесь родителям очень важно не начинать с пеной у рта что-то доказывать и отстаивать свои позиции. Гораздо важнее начать узнавать своего подростка, расспрашивать его: что он знает, почему так думает, откуда черпает информацию. Многие подростки ищут ее в социальных сетях – TikTok, «Инстаграм» – собирают ее и складывают свою картину происходящего. А родителю очень важно, подавив свое раздражение, все-таки терпеливо слушать, что говорит подросток, пусть иногда это безумные идеи и заявления. Важно узнать, что за картина у него сложилась. Может быть, стоит сесть и вместе посмотреть те видео, которые он нашел в сети, может быть, в социальных сетях у него есть знакомые в горячих точках, они общаются, и война задевает вашего ребенка лично.

Дети постарше и подростки могут даже чувствовать некую личную ответственность за происходящее.

Здесь важно простое безоценочное общение: не предлагая никаких решений, не навязывая свою точку зрения. Цель этого разговора – не переубедить собеседника, а больше понять и ближе узнать друг друга.

Итак, первое послание, которое нужно донести до ребенка любого возраста: мы находимся в безопасности. А сейчас это действительно так, если мы говорим о наших детях в Эстонии. Дети, которые там, – это совсем другое. Там они переживают травматические события, которые оставят след в душе на всю жизнь. Поэтому нужно дать понять: «С тобой и твоей семьей сейчас все в порядке».

И второе очень важное послание: «Ты не виноват в том, что происходит». Потому что дети, особенно младшего возраста, могут чувствовать свою необъяснимую вину за то, что происходит, поскольку их сознание в принципе эгоцентрично. И здесь ребенку важно сказать прямым текстом: ты не виноват. А дети постарше и подростки могут даже чувствовать некую личную ответственность за происходящее. Особенно если уже сформировалась идентичность «я – русский», такое вполне возможно. Послание о невиновности ребенка тоже очень важно!

Подавать информацию детям нужно нейтрально и стараться не влиять на них своими политическими взглядами, убеждениями, не высказывать своих версий происходящего.

- Правильно я понимаю, что нельзя накручивать аргументы ни в ту, ни в другую сторону? Нагрузка на мозг и психику ребенка и без того велика.

- Да. Понятно, что родителям бывает трудно удержаться, каждый уверен в своей правоте и правде. И детям все это передается. Но важно помнить, что ребенок пойдет в школу, там будут другие дети, – и все бои, происходящие на кухнях, между знакомыми, в комментариях соцсетей – будут происходить и между детьми. Но они ввиду своей личностной незрелости, скорее всего, будут решать вопросы довольно резкими способами. Важно подчеркивать, что мы все люди, все равны, главная ценность – мир и спокойствие.

- Все мы знаем, что иногда в трудные моменты жизни театром военных действий становится сама семья. Межнациональные браки, убеждения родителей и их родителей. Ребенок оказывается просто посреди поля боя. Что делать в такой ситуации?

- То же самое недавно вызывала вакцинация, раньше – перенос Бронзового солдата. Таких тем много, их называют вечными конфликтами. Они нерешаемы. В ходе разговора важно понимать, что переделать, даже переубедить другого человека бывает невозможно. Мне кажется, эта мысль должна изначально помогать человеку не упираться в крайности.

Когда мы знаем, что у нас вечный конфликт, неразрешимый в принципе, то все, что мы можем сделать, – лучше понять друг друга, признать, что мы разные, и понять, чем отличаемся, что в какой-то точке мы придерживаемся разных позиций и взглядов. Принять этот факт и сделать маленький шаг навстречу друг другу. И решить, что мы все равно существуем друг для друга, мы все равно любим друг друга и хотим дальше быть вместе. Об этом стоит помнить.

- Это ведь и главный, базовый мессидж для ребенка: в чем угодно можно в жизни расходиться, но главное – общность, «мы вместе»?

- Да. Это урок для ребенка и опыт того, как взрослые решают разногласия. Дети смотрят на это и такую же модель понесут дальше. Им тоже встретятся на пути разные люди, которые могут придерживаться самых радикальных позиций. И оставаться в такой ситуации корректным и адекватным человеком очень важно и возможно.

Родителям, очень важно выстроить доверительные отношения, чтобы ребенок в случае чего мог поделиться с ними наболевшим.

Здесь есть очень полезный прием – не доводить ситуацию до точки кипения. Если вы чувствуете, что разговор становится очень напряженным, голос повысился, кулаки сжались, в этот момент необходимо суметь остановиться: сказать себе «стоп», отступить на шаг, сделать глубокий вдох-выдох. И даже произнести что-то вроде: разговор приобрел слишком эмоциональный оттенок, прервемся. Исследования показывают, что если пульс больше ста – все, мозг отключается, инстинкты берут верх и начинают нами руководить. Чувствуете, что сердцебиение усилилось – прекратите разговор, ни к чему хорошему он не приведет.

- А как быть, когда взрослые люди имеют свои «непроходимые» особенности. Например, они истероиды, нарциссы? И даже твой мессидж «давайте жить дружно» не воспринимают. Все равно нагнетают, накаляют обстановку. Наверно, они тем самым что-то решают для себя, но ребенка такая обстановка калечит. Допустим, это не родители, а бабушки-дедушки.

- Очень важно с детьми проводить время и разговаривать. Это универсальный совет для решения проблем с ребенком – ему нужно время, присутствие и внимание.

- А можно ли ребенка как-то подготовить к неким провокационным ситуациям, которые возможны в детском коллективе? У моей русской дочери никогда не было проблем в эстонской школе, но в 2007 году эта вполне благонравная и сдержанная барышня была вынуждена прямым текстом послать в... одноклассника, который после переноса памятника и известных событий в Таллинне взялся ее больно задевать.

- Очень важно проговорить тот факт, что происходящее может разделить, внести раскол в позициях, в мнениях среди одноклассников, даже среди друзей. Но здесь опять-таки мы возвращаемся к разговору о вечных конфликтах и неразрешимых темах. Очень важно сказать: не нужно друг другу ничего доказывать. Необходимо признание того, что мы разные. Констатация того факта, что мы придерживаемся разных позиций. Хотя могут ведь задирать, даже не зная, что ты придерживаешься той же позиции, что и задира. Можно научить ребенка спокойно реагировать на такие выпады. Подсказать несколько фраз вроде «Я за мир», чтобы ему было что сказать в ответ на провокацию. Как мы сами учимся отвечать на злые комментарии в сети, на грубость и агрессию в жизни, так важно и детей научить реагировать в подобных ситуациях.

Здесь есть два основных момента: уметь сохранять спокойствие, не давать противнику вывести себя из равновесия. А второе – внятно озвучить свою позицию.

- Я думаю, еще жизненно важно научить ребенка в опасном положении оглянуться и попросить помощи – у педагога, директора, школьного психолога или медсестры, близкого друга в классе. Чтобы он не стеснялся, не терялся и не забывал, что он не один.

- И главное, чтобы он рассказал об этом родителям. Как ваша дочь рассказала вам о провокации и своей реакции. Чтобы ребенок точно знал: случись какая-то напряженность, вечером поговорю об этом с родителями. Вернемся к пункту вины – детям часто кажется, что они сами виноваты. И родители в общении с ребенком то и дело повторяют: ты сам виноват. Так что ребенок может закрыться и не рассказать об этом. А нам, родителям, очень важно выстроить доверительные отношения, чтобы ребенок в случае чего мог поделиться с нами наболевшим.

- Я так понимаю, что психологическая безопасность – это ответственность родителей и их большая работа, о чем они иногда забывают. Сейчас самое время напомнить об этом.

- Точно. И нельзя, чтобы круглые сутки в доме вещал телевизор, а все взрослые разговаривали только о войне. Важно, чтобы обычная жизнь продолжалась. И при полярных позициях важно постоянно подчеркивать связь друг с другом: мы можем быть в чем-то не согласны, но мы родные, близкие люди. Нужно искать точки примирения и поддерживать попытки контакта. Ну, вспылили, поругались, наговорили друг другу разного. Но потом обязательно необходимо поладить вновь. Протянуть руку, похлопать по плечу, сказать что-то примирительное. Очень важно после любой ссоры нормально жить дальше. Чтобы ребенок точно знал: связь людей в семье гораздо важнее разногласий по отвлеченным вопросам, пусть даже очень напряженным.

И если он тянется к вам, хочет побыть вместе – значит, ему тревожно. И значит, вы должны быть рядом.

Ключевые слова
Наверх