Судоходные компании Эстонии уже в ближайшем будущем столкнутся с серьезной нехваткой рабочей силы

Яано Мартин Отс
Судоходные компании Эстонии уже в ближайшем будущем столкнутся с серьезной нехваткой рабочей силы
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments
Мореходство.
Мореходство. Фото: Eero Vabamägi
  • Самая большая проблема для судоходства - нехватка рабочей силы
  • Учебные заведения не в состоянии взрастить смену.
  • По оценке профсоюза, заработная плата больше не мотивирует молодежь идти в море

Пассажирские перевозки по Балтийскому морю переживают тяжелые времена. Иностранный туризм еще не начал оправляться от последствий коронапандемии, как страх перед войной снова спровоцировал снижение числа бронирований. Скандинавы, не говоря уже о туристах из более дальних мест, боятся слишком приближаться к зоне военных действий, пишет Postimees.

Чтобы обслуживать местных пассажиров, суда все же приходится поддерживать в рабочем состоянии, и судовладельцы стараются любой ценой не ставить их у причала – стоящее без эксплуатации судно начинает терять ценность, а его последующий ввод в строй обходится почти так же дорого, как и капитальный ремонт. Однако, помимо топлива и технического обслуживания, судну нужен еще и экипаж, и, по словам президента Союза судовладельцев Эстонии Вахура Аусмеэса, самой большой проблемой в секторе мореходства сейчас стала нехватка кадров. Из-за демографической ситуации в Эстонии и ситуации на рынке труда работа в сфере обслуживания на море все чаще привлекает иммигрантов.

«Укомплектование судна, особенно пассажирского, зависит от продолжительности плавания. Пассажиру необходимо чувство защищенности, которое дает не только машина, но и член экипажа — судно без экипажа не кажется людям безопасным», — пояснил Аусмеэс.

Профсоюзу не нужны рабочие-мигранты

Председатель Независимого профсоюза моряков Эстонии Юри Лембер согласен с тем, что реальная заработная плата работников в Эстонии за последние несколько лет значительно снизилась.

«На свою зарплату люди могут купить меньше, чем, например, в 2019 году. Однако и в 2019 году зарплаты большинства эстонских работников, включая членов экипажей судов, не соответствовали реальной рыночной стоимости рабочей силы — медианная зарплата составляла около 900 евро», — сказал Лембер. По его словам, именно по этой причине наши судовладельцы не могут найти работников на свои суда.

«Очень многие моряки предпочитают работать под другими флагами, в случае с нашими моряками - на судах в Финляндии, Германии, Нидерландах и Норвегии», — сказал лидер профсоюза. Однако Лембер яростно оспаривает мнение судовладельцев о том, что единственным решением является наем иностранной рабочей силы.

«Решение состоит, прежде всего, в повышении заработной платы в соответствии со стоимостью жизни в Эстонии и, следовательно, рыночной ценой труда, а также в снижении налогов на рабочую силу, как это было сделано в большинстве других морских стран Европы. Это уменьшило бы или даже устранило потребность в рабочих-мигрантах. Хотя подходящее время, возможно, уже было упущено, и представитель судовладельца прав - многие бывшие работники пассажирских судов уже сделали выбор в пользу более надежной и высокооплачиваемой работы. В то время как сеть заправочных станций Circle K предлагает заработную плату от 1400 евро, на многих судах она составляет поначалу 1200 евро. Конечно, желающих работать в море тогда не найдешь — зарплата неконкурентная», — сказал Лембер.

По его оценке, деньги у у судоходных компаний есть. Например, в декабре 2021 года одному члену правления, уходящему из Tallink, была выплачена компенсация в размере 756 000 евро, а в целом месячные ставки вознаграждения руководящих лиц достигают 25 000 евро в месяц. И это - в то время, когда компания декларирует в биржевом отчете убыток в размере 108 миллионов и отказывается выполнять соглашение о зарплате, потому что якобы нет возможности это делать.

Лидер профсоюза отмечает, что во время последних переговоров по коллективному договору в 2019 году потребовалось 2,1 миллиона евро для увеличения заработной платы всего персонала судов Tallink под эстонским флагом, то есть 2300 сотрудников, на 5%. Согласно отчету Tallink, в 2021 году общее годовое вознаграждение шести членов правления Tallink Group составило более 1,51 млн евро, а вместе с выходным пособием - 2,26 млн евро.

«В настоящее время необходимо резко повысить заработную плату экипажа, примерно на 20 процентов. Резервом для поиска денег здесь является налоговая политика государства в отношении мореходной рабочей силы», — сказал Лембер и привел в качестве примера Латвию, где налоговая нагрузка как на работодателя, так и на работника, т.е. моряка, связана с минимальной заработной платой. В Финляндии и Швеции экипажи по сути имеют систему нетто-оплаты труда, без уменьшения социальных гарантий или пенсий по сравнению с другими категориями работников.

Прироста нет, а моряки стареют

Еще одной проблемой является средний возраст профессиональных моряков. Уже в 2015 году средний возраст 40 процентов работников морского сектора, по данным профсоюза, составлял 51 год. Также было выяснено, сколько нужно молодых специалистов на замену уходящим по возрасту – во много раз больше, чем в настоящее время поступает из морских училищ.

«Причиной того, что мы находимся в очень проблемной ситуации с рабочей силой в морском хозяйстве, является, прежде всего, равнодушие наших относительно молодых бизнесменов, а значит, и судовладельцев к будущему росту штата. Немыслимо, чтобы молодые люди смотрели в направлении моря, если нет уверенности в том, что на судах, ходящих под эстонским флагом, получают справедливую и достойную заработную плату или работу вообще. Наши судовладельцы не захотели дать молодежи такую уверенность. В вопросах оплаты труда и чувства надежности мы отстаем от времени. Об этом свидетельствуют предупредительные забастовки на наших пассажирских паромах в 2008 и 2014 годах, которыми профсоюз, возглавлявший моряков, отстаивал не только благополучие своих членов, но и будущее эстонского судоходства и морской экономики. Без заинтересованности молодых людей и уверенности в том, что им также очень рады на работе в наших собственных компаниях, у эстонской морской экономики нет будущего...» — прокомментировал Лембер.

Директор Эстонской морской академии Таллиннского технического университета Роомет Лейгер признал, что потребность в моряках явно больше, чем может обеспечить эстонская система образования.

«Первая проблема заключается в том, что интерес молодежи к морским специальностям необоснованно низок, особенно в высшем образовании. Всевозможные IT-направления и менеджмент более популярны. Еще одна проблема – недофинансирование вузов. В госдоговорах указано, сколько специальностей можно преподавать, и это проблема большинства вузов: не хватает денег, чтобы продолжать даже на прежнем уровне. Мы еще не закрывали учебные программы, но если мы не сможем получить больше денег, нам, возможно, придется пойти по этому пути. В любом случае, сейчас у нас нет возможности увеличить объемы, даже если случится чудо и начнет приходить больше людей. Помещения, оборудование, заработная плата учителей — все это связано с финансированием», — сказал Лейгер.

Ключевые слова
Наверх