Журналист Денис Антонов рассказал, какая атмосфера царила 9 мая в Нарве и по ту сторону реки

Сергей Метлев
, главный редактор изданий Postimees на русском языке
Журналист Денис Антонов рассказал, какая атмосфера царила 9 мая в Нарве и по ту сторону реки
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments 3

Очередным гостем передачи «Гражданин М» стал журналист Rus.Postimees Денис Антонов, который освещал события 9 мая в Ида-Вирумаа. Он рассказал ведущему Сергею Метлеву, что происходило в Нарве, и почему несмотря на тревожные прогнозы этот день прошел в городе мирно и без серьезных инцидентов.

- Что ты увидел, когда утром 9 мая приехал в Нарву?

- Мы поехали сразу в самую дальнюю точку Нарвы, то есть туда, где находится памятник «Танк Т-34». Там была большая проблема с парковкой. Все было очень тихо, не демонстративно и не напоказ. Для каждого человека, когда он нес цветы и зажигал свечи, это был настолько личный акт, что в принципе он не привлекал внимания ни со стороны охранников, ни со стороны полиции, ни со стороны журналистов. Нам как журналистам было довольно проблематично показать что-то яркое и интересное, а это было около 10:00.

Однако все-таки мы увидели яркого и интересного человека. Мы его выделили потому, что он нес к памятнику самое большое количество цветов. И не просто возложил их, а отошел в сторону и стоял. Чувствовалось, что от него к этому памятнику идет положительная энергетика. Мы решили задать ему вопросы. После рассказа о дядях и дедушке, он неожиданно продемонстрировал то, что на самом деле демонстрировать нельзя, то есть запрещенные символы в виде большой броши, символизирующей и лавровую ветвь, и георгиевскую ленту. Полицейские подошли, провели с ним разъяснительную работу. Но по большому счету за весь день таких случаев на наших глазах всего было два. Все было тихо, спокойно и уважительно.

- В течение дня от тебя поступали сообщения, что с другого берега Наровы раздавались патриотические песни, люди что-то выкрикивали оттуда. Нарвитяне, которые шли по променаду, что-то отвечали. Как это было?

- Изначально я думал, что все будет активнее и ярче. Я житель Таллинна, но не считаю, что Нарва — это такое место, где сейчас чуть ли не красный флаг повесят и все выйдут с георгиевскими ленточками. Во-первых, это все совершенно не так. А во-вторых, действительно одна река - два берега: и там люди, и тут люди. Примечательно, что по ту сторону реки музыкальные колонки были развернуты на Нарву, все плакаты -  «Мы победили», «Мы повторим», «Слава русскому оружию» - тоже были повернуты в сторону Эстонии. Нарвитяне, преимущественно пожилые, подходили к парапету, останавливались, слушали, но потом шли дальше, к мемориалу, куда они несли цветы.

Самое удивительное и неприятное чувство меня посетило, когда прозвучал советский гимн, а после его исполнения и минуты молчания, половина народа с российского берега аккуратненько разошлась. Нарвитяне, наблюдавшие за этим, потом задавались вопросом: почему в России праздничное мероприятие, а никого нет? Потом с российской стороны звучали какие-то песни, но берег оставался полупустым.

- Как ты думаешь, почему в Нарве в итоге все прошло так спокойно? В этом году из-за начатой Россией войны в Украине эстонское государство решило запретить традиционную символику, потому что она, как говорит полиция, запятнана кровью украинских детей, что справедливо. Но все-таки, если посмотреть на фотографии 9 мая в предыдущие годы, то город был заполнен этой символикой. Случился фундаментальный разворот в сторону деполитизации этого праздника. Почему удалось смодерировать эту ситуацию таким образом?

- Мне кажется, что когда мы говорим о кардинальном развороте, мы немного недооцениваем граждан, которые живут рядом с нами, разделяют с нами минуты, часы, дни, месяцы и годы нашей жизни. Большинство людей, населяющих Нарву, Силламяэ и Кохтла-Ярве и других городов Ида-Вирумаа, очень серьезно воспринимают сегодняшнюю реальность, свое европейское мироощущение. И для них георгиевская ленточка или почитание предков — это разные вещи. Если людям говорят, что делать можно все, но без георгиевской ленточки, демонстративность для них не свойственна. Они выбирают преемственность и память. Поэтому у памятника в Нарве было много детей, люди приходили семьями. Я не видел ни георгиевских лент, ни провокаций, ни у кого из карманов не звучали «Темные ночи». Ничего провокационного, специально организованного не было. Люди в Нарве говорили, что 9 мая для них — это личный праздник. Это очень важно, никакой демонстрации и перформанса.

- Является ли это чем-то разительно отличающимся от России?

- Безусловно, потому что в России речь идет о политизированной, палочной системе. В России есть понятие «акционизм». Как только объявляют, что мы боремся, например, с нелояльностью к государству, тут же возбуждается огромное количество дел по нелояльности государству. Если боремся с проституцией, то дела будут связаны с проституцией. То есть, как только объявляется кампания, тут же появляются дела. Как только она заканчивается, таких преступлений как бы и нет. Если мы говорим о 9 Мая, то я бы не сказал, что в России повально все сумасшедшие, верят, что 9 Мая для них — это определяющий фактор национального единства.

Мы прекрасно понимаем, что скреп, объединяющих нацию, достаточно мало. Я сам многие годы проработал журналистом в РФ и могу сказать, что на сегодняшний день, если рассматривать что-либо связующее эту страну, то это противозаконные вещи. Это не имеет ничего общего с историей, какими-то политическими действиями. Казахстан намного демократичнее, чем РФ, потому что там силовые структуры, образовательные системы имеют свои программы и возможности. В России все выстроено по единой параллели. Поэтому когда там празднуют 9 Мая, нельзя сказать, что они все едины в своем порыве с этими плакатами и дедами на палках.

- Можно ли сказать, что с этого года празднование 9 Мая в России пойдет скорее на спад или мы будем видеть совершенно новый уровень такого коллективного буйства вокруг этой даты?

- У меня есть друг-историк, который четко видит разницу между тем, что было 20, 15, 10 и 5 лет назад. По его мнению, РФ будет модернизировать 9 Мая, Бессмертный полк, молодеющих от года к году ветеранов только для того, чтобы объединять на этой основе молодых людей. Показывать, что есть победа и великая история. То есть эта система консолидации общества за счет историзма, который на самом деле является псевдоисторизмом, потому что он четко политизирован, будет наблюдаться. Уйти от образа освободителя, от образа солдата, который дарит славу, счастье и мир другим народам, сегодняшняя путинская Россия не сможет, потому что это единственное, что осталось. У путинской России остался один нарратив - что они с помощью силы помогают бороться со злом.

Подробнее смотрите в видео!

Ключевые слова
Наверх