Виктор Ерофеев ⟩ Атомная бомба в конце тоннеля?

Виктор Ерофеев
, российский писатель и критик
Атомная бомба в конце тоннеля?
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter Whatsapp
Comments 21
Виктор Ерофеев.
Виктор Ерофеев. Фото: Margus Ansu

Как ни странно, Путин даже заслужил, чтобы ему поставили памятник – как человеку, превратившему украинцев из постсоветского народа в сплоченную европейскую нацию, пишет российский писатель и критик Виктор Ерофеев.

В 1523 году русский православный монах псковского монастыря Филофей создал концепцию Москвы как Третьего Рима. После распада Римской империи, а затем Византии Москва должна была занять место мировой столицы, иначе – конец света. Идеи Филофея до сих пор возбуждают российских националистов. Эти идеи все ярче проступают в мечтах и действиях Кремля. Однако, на мой взгляд, псковский монах ошибся.

Москва заняла место не Третьего Рима, а второй Золотой Орды. Жестокое и беспощадное татаро-монгольское иго, выразившееся, прежде всего, в глумлении над русским народом, издевательстве над князьями и бесчеловечным отношением к пленным женщинам, накрыло русские княжества Средневековья. В результате московские князья, пугливые данники Золотой Орды, отчасти, говоря современным языком, коллаборационисты, заразились идеями своих властителей. Освободившись от ига, Московское царство, пропитанное жестоким правлением Орды, стало последователем ее единовластия и воплотило в жизнь чудовищное отношение ко всем своим подданным, от бояр до холопов.

Любовь и преданность царю превратились в единственную возможность социального лифта, но и эти качества не всегда спасали от мучительной казни. Такая глобальная жестокость породила наплевательское отношение как к чужой, так и к своей жизни и создала реальную основу личного и общественного существования как потехи. Ты издеваешься, над тобой издеваются – все перемешивается в потешную игру.

Именно эта потешная игра стала нормой русской жизни.

Военную сцецоперацию в Украине запрещено в России называть вой­ной, что даже для Оруэлла показалось бы довольно странным – ведь она с удивительной силой продемонстрировала связанные с Золотой Ордой идейные корни России. Она предстала как обособленное от Европы образование с антиевропейскими традициями. Запад запутался: кто-то совсем не понимает Россию, кто-то, как немцы, не понимают ее лучше других, но от этого ничего не меняется. Для Запада она – огромная страна белолицых людей, которые создали великую культуру. Но эта великая культура, вечно сопротивлявшая­ся произволу власти, является всего лишь прекрасным наростом на теле российской государственности.

Судить о России по Пушкину, Чехову, Кандинскому, Стравинскому можно, но это большой самообман. Мы – потомки другой цивилизации, которая скорее всего не имеет истории, но похожа на волшебную сказку. В этой сказке, начиная от Ивана Грозного до Путина, существуют стабильные роли – меняются только актеры. Вот царь – самодур, у него своя реальность, ни на что не похожая. В сказке хорошо видно, что на Руси нет государства. Государь есть, а государства нет. Зато есть царство, где в своих действиях свободен только сам царь. Имеются, конечно, и собирательные герои. Знакомьтесь, Баба-яга.

Она пожирает маленьких детей. Это людоедство отрицательного персонажа, но Баба-яга бывает и положительной героиней. Есть Кощей Бессмертный, в него может превратиться и сам царь. А вот главный герой сказки: Иван-дурак. Он презирает рациональный подход к жизни. Для него жизнь – опять-таки потеха. Это суперположительный русский человек. Но он, однако, выезжает на улицу, лежа на печи и беспощадно давит мирных жителей – это вам ничего не напоминает? Нет? Я имею в виду колонны танков, идущих по Украине…

На войне в Украине мы столкнулись с двойным апокалипсисом. Русская цивилизация рассматривает себя как людей света, которые сражаются с силами тьмы. Телевизор целыми днями рассказывает об этой борьбе. Большинство русских людей принадлежат к этой цивилизации и не заморачиваются по поводу войны. Когда ходишь по улицам Москвы, трудно поверить, что в соседней стране идет кровавая война. Все полны спокойствия. Смеются, курят, радуются весне. Кто они? Мои соседи, сотрудники, некоторые друзья целиком отдались власти и даже не хотят думать самостоятельно. В московском стоматологическом кабинете я рассказываю двум девушкам на стойке в приемной, что Рига полна украинских флагов. Они в один голос:

– Какой кошмар!

Мне звонит женщина – страховой агент. Предлагает застраховать машину. В конце разговора она вдруг сообщает мне:

– Вот повесим над Харьковом русский флаг – и война закончится.

Москвичи отмахиваются от военных событий, как от назойливых мух. Есть, конечно, протестующие. Девушка вышла перед главным собором Москвы с плакатом: «Не убий». Полиция думала-думала и задержала ее. Говорят, что повсюду сбивают со стен домов главный советский лозунг «Миру – мир!».

Но подождите, скажете вы. Запад своими жесточайшими санкциями приготовил русским тяжелую жизнь: повышение цен, дефицит сахара, ограничение в поездках за границу. Но простому народу все это пофиг. Люди сажают по весне картошку и капусту. Помидоры и огурцы. У большинства нет заграничных паспортов, многие в глаза не видели ни доллара, ни евро. Русский народ, настоянный на долготерпении, верит в свою исключительность, носит у себя в подсознании идеи Москвы как Третьего Рима.

Другая часть апокалипсиса – это борьба света Украины и Запада с силами тьмы русского мира. Здесь приходят в ужас от расстрелов в Буче и почти полного уничтожения Мариуполя. Я помню этот милый портовый город. Смотреть на его развалины невыносимо.

Но российская пропаганда официально, на полном серьезе выдает эти трагические фотографии как постановочные, фейковые картины.

Если этому верить, то до чего же изобретателен Запад! Каков его гениальный художественный вымысел и поразительное исполнение! Разложил трупы мирных жителей по улицам, закопал убитых в братские могилы, многие города разрушил… в фотошопе! Путинские пропагандисты отрицают очевидное то равнодушно, то возмущенно, то с холодными глазами. Невольно думаешь, что это самая боевая, непоколебимая часть русской армии.

Пропаганда… Она исходит из того, что Зеленский – клоун, у которого нет власти и который куплен украинскими неонацистами. Мы хорошо относимся к евреям – утверждает телевизор, но продавшийся нацистам еврей – это позор. А кто поддерживает этих невидимых неонацистов? Европа! Что, вся Европа поддерживает неонацистов? Да! А Америка? Тоже! И Япония? Тоже! И Израиль? Тоже! Но почему они все поддерживают киевских неонацистов? А потому что они русофобы! Ненавидят нашу страну и хотят ее уничтожить, поделить между собой ее богатства. Убедительно? Нет?

А ведь это голос русского апокалипсиса. Он сообщает в придачу, что украинцы кастрируют русских пленных солдат и отрезают им уши. Два апокалипсиса представляют собой параллельные прямые, уходящие в бесконечность. Переговоры между двумя апокалипсисами – это странное явление. Оно противоестественно.

Какие выходы из войны можно нарисовать?

Первый – это уход с арены главнокомандующего, русского президента. Все враги желают ему скорейшего исчезновения. В это трудно поверить – он хорошо защищен. Его бункер – чудо света.

Второй выход – русские пробивают сухопутный проход по побережью Азовского моря к Крыму, захватывают часть Восточной Украины, которую они называют Новороссией, окапываются, и война переходит в состояние замороженного конфликта. Граница в таком случае между Россией и Украиной будет гнилой и кровавой долгие годы.

Третий выход – выдавливание русской армии из Украины. Такое положение приведет, однако, не к победе, а к решительным действиям Путина. Он терпеть не может поражения. Он зациклен на победе. Ему можно нарисовать победу, то есть выдать неудачную военную кампанию, которая должна была продолжаться считанные дни, если не часы, за триумф, потому что Украина уже отказалась от НАТО, согласилась на демилитаризацию и даже на мистическую денацификацию.

Но если он не клюнет на условную победу и обидится – тогда в конце военного тоннеля возникнет ядерный взрыв. Тактическое ядерное оружие. На порядок менее разрушительное, чем в Хиросиме. Но куда сбросить атомную бомбу? Почему бы не на Киев? Да, но ведь Киев в русском народе зовется матерью всех городов русских. Ну и что? Был матерью, а стал мачехой! Сбросить бомбу. Уничтожить эту хунту вместе с клоуном Зеленским!

И что потом? Как Запад отреагирует на атомную бомбу Москвы? Не сядет ли он от испуга в большую лужу? Не начнутся ли тогда секретные переговоры, чтобы второй бомбы не было? А ведь еще есть для второй бомбы Львов – столица бандеровцев… И эти переговоры будут, конечно, не с украинцами, а через их головы с американцами. И настанет мир, засыпанный ядерным пеплом.

Президент Зеленский сделал все, чтобы Украина стала европейским государством. Важно будет в том же Киеве поставить памятник Путину – как человеку, превратившему украинцев из постсоветского народа к сплоченную нацию. Но атомную бомбу в конце военного тоннеля еще никто не отменял.

А как будут относиться к русским после войны?

Я помню, как в Варшаве в начале 1970-х годов относились к немцам. Я только что женился на польской девушке и своими глазами видел, что немцев очень не любили, хотя война кончилась 25 лет назад. Наши потомки Золотой Орды разбомбили Украину не хуже, чем англо-американская авиация уничтожала немецкие города в конце Второй мировой войны. Короче, Украина – братская соседняя страна для России – стала абсолютным злом. Кто бы мог поверить! Зачем бомбите? Чтобы деморализовать население и принудить врага к позорному миру. Убито множество мирных людей. Восстановление Украины займет десятилетия, доброе отношение к русским не предвидится.

Русскими стратегами было сделано несколько роковых ошибок. Генералы подготовились к войне прошлых десятилетий. Колонны танков оказались невероятно уязвимы благодаря новейшему противотанковому оружию. Главного начальника обманули свои же люди. Рассказали, что освобожденные им украинцы будут встречать русские танки цветами и хлебом-солью.

Русская сказка хороша только для внутреннего использования. На внешний рынок ее можно вывести, но не продать. Наконец, украинцы подготовились к войне и замотивировались. Запад сыграл в этой военной истории двусмысленную роль. Он слишком долго тянул резину, откладывая на долгие годы свое мнение об Украине и ее присутствии в Европе. Это выглядело отвратительно.

Метафизические ценности приняли на Западе уродливые формы задолго до нынешней войны. Мы помним западных маоистов. Они, со значками председателя Мао на груди, полагали, что Китай – это особая цивилизация и там можно устраивать культурную революцию, резать интеллигенцию, уничтожать проституток и отчаянно бороться с воробьями. Мы помним обольщение Кубой. Оно еще не прошло. Сколько молодых людей продолжают носить куртки с изображением Че Гевары? А ведь он был реальным маниакальным убийцей, он любил мучить и убивать. А Украина – это не Че Гевара. Она была Западу не интересна. Она мешала ему налаживать коммерческие отношения с путинской Россией.

Запад спохватился только тогда, когда началось широкомасштабное уничтожение Украины. Здесь западная цивилизация вспомнила о правах человека, гуманитарных ценностях и проснулась. Говорят, что Запад един в отношении к русскому вторжению. Но интересно, почему бомбят Украину, но щадят Закарпатье, где проживает множество венгров. Не потому ли что Орбан имеет особые отношения с Москвой? Единство Запада еще более хрупко, чем экономика России, попавшая под санкции. Нам всем придется выживать в очень странном, корыстном и трусливом мире Европы. Россия же будет копать картошку.

Ключевые слова
Наверх