Вооруженные молодчики пугают людей и доставляют массу головной боли полиции

Ирина Каблукова
Вооруженные молодчики пугают людей и доставляют массу головной боли полиции
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter Whatsapp
Comments 1
Полиция подчеркивает, что  чаще всего оружием на улицах размахивают мужчины. 
Но желание показать свою силу и превосходство может обернуться пятью годами лишения свободы или потерей жизни, если на шутку отреагируют всерьез.
Полиция подчеркивает, что чаще всего оружием на улицах размахивают мужчины. Но желание показать свою силу и превосходство может обернуться пятью годами лишения свободы или потерей жизни, если на шутку отреагируют всерьез. Фото: Arvet Mägi

Недавно завершилась история двух подростков, которые в новогоднюю ночь в самом центре Пярну размахивали предметом, похожим на оружие. Несовершеннолетнему хулигану назначен контроль поведения, совершеннолетнему повезло больше: в отношении него следствие прекратили по принципу оппортунитета, но обязали выплатить в пользу государства 200 евро. В определенном смысле подросткам повезло, а человек, на которого они на темной улице наставляли стартовый пистолет, еще долго будет вспоминать ужас, пережитый в ту ночь.

В середине мая столичные полицейские большими силами отреагировали на сообщение жителей улицы Ярве, где компания из двух мужчин и женщины размахивала предметом, похожим на пистолет, и кто-то из них выстрелил в сторону соседнего дома. Нарушителей ловили несколько патрулей, непосредственно стрелявшего ждет наказание за нарушение общественного порядка.

Такие сообщения появляются в новостных лентах если не каждый день, то минимум раз в неделю. В последнее время, когда на территории Европы идет война, а люди запуганы и откликаются на любое происшествие, связанное с оружием, возникает ощущение, что правовые регуляции нужно срочно менять. Хотя бы для того, чтобы нервное размахивание не переросло в реальную стрельбу, от которой могут пострадать и ни в чем неповинные случайные прохожие, и те, кто считает шутку с оружием допустимой.

Война ни при чем

Руководитель криминального бюро Пыхьяской префектуры Урмет Тамбре отметил, что происшествий с оружием действительно стало больше, но, на взгляд опытного стража порядка, война на это повлияла минимально: количество вызовов, в которых фигурирует оружие, в принципе увеличивается год от года: «Мы видим, что проблема скорее в доступности пневматического оружия, которое можно купить практически повсюду, а выглядит оно, как настоящее».

По словам полицейского, люди по каким-то неведомым полиции причинам решили, что пневматическое, предупредительное, сигнальное, газовое и непригодное для стрельбы оружие в действительности оружием не является, а потому его можно носить так, чтобы видели все, можно пугать и угрожать людям: «На расстоянии невозможно понять, о каком оружии идет речь. Поэтому для полиции нет разницы – пневматика это или огнестрельное оружие. На вызов мы всегда реагируем повышенными силами, поскольку в подобной ситуации важнее всего обеспечить безопасность».

Человек, имеющий любое оружие, должен помнить об ответственности. Тут полиция особо отмечает, что, с одной стороны, угрозы пневматическим, сигнальным и предупредительным оружием квалифицируются как тяжелое нарушение общественного порядка. За это предусмотрено наказание до пяти лет лишения свободы. А с другой стороны, вооруженный человек, не подчиняющийся приказам полиции, может быть расценен как представляющий повышенную угрозу и сам получить пулю.

Прядок нужно менять

Правовой советник отдела политики охраны общественного порядка и уголовного права Министерства внутренних дел Марью Айбаст отметила, что вопрос бесконтрольного использования пневматического оружия является очень важным и отнимает у работников полиции очень много сил и времени. «То же относится к незаконному использованию предупредительного и сигнального оружия», – добавила она.

И Тамбре, и Айбаст ссылаются на Закон об оружии, в котором четко определены виды оружия и правила обращения с ним. В частности, 18-я статья закона говорит о том, что пневматическое оружие калибром до 4,5 миллиметра не ограничено в гражданском обращении. Владеть и пользоваться им в обычных условиях могут лица, достигшие 18-летнего возраста, но спортсмены могут получить свою воздушку уже с 10 лет. Однако полицию в обязательном порядке следует извещать обо всех несчастных случаях, связанных с таким общедоступным оружием.

«Пневматическое оружие калибром больше 4,5 миллиметра относится к оружию, ограниченному в гражданском обращении, – уточнила представитель МВД. – Правила обращения с ним сравнимы с обращением с огнестрельным оружием. Покупать его, владеть, использовать и так далее может человек, у которого есть разрешение на оружие, ствол должен быть зарегистрирован в полиции как оружие, находящееся в ограниченном гражданском обращении, и внесен в регистр служебного и гражданского оружия».

Айбаст согласилась, что, несмотря на наличие законов и регуляций, такое оружие довольно часто используется для совершения противоправных поступков. Поскольку все это стало проблемой как для общества, так и для полиции, то Министерство внутренних дел в сотрудничестве с Департаментом полиции и погранохраны задумались о введении ограничений или полного запрета на подобное оружие. Например, приравнять его использование к обращению с огнестрельным оружием. «Очевидно, что в свободном обращении такого оружия нужно что-то менять на законодательном уровне, однако поскольку обсуждения еще не завершены, я не могут говорить о каких-то конкретных предложениях», – сказала правовой советник МВД.

А руководитель криминального бюро полиции Урмет Тамбре сделал предложение: «Полиция считает, что производители могли бы красить такое оружие другим цветом, например, неоново-зеленым».

Работяги среднего возраста

По нашей просьбе люди, по долгу службы постоянно сталкивающиеся с теми, кому игры с оружием доставляют удовольствие, составили портрет типичного нарушителя со стволом: «Чаще всего оружием и похожими на оружие предметами размахивают мужчины. В большинстве случаев речь идет о людях, которые употребляли алкоголь или наркотические вещества», – сказал сотрудник полиции Тамбре.

«По моей практике, это мужчина в возрасте от 25 до 55 лет, – добавил красок присяжный адвокат Владимир Садеков. – В основном это люди, работающие физически, но не обязательно рабочие. Однозначно это не профессура и не работники искусства. Скорее, это люди действия, желающие подчеркнуть маскулинность, готовность отстаивать свою точку зрения и идти на спор, проявляя агрессию».

Садеков много общается с людьми, попавшими под уголовное преследование после использования оружия: «Это люди, совершившие преступления при помощи оружия. Им инкриминировалось от хулиганства по уголовному составу до убийства, естественно инкриминировались также угроза жизни, незаконный оборот оружия и боеприпасов и т.п.».

Зачем гражданские люди берут в руки оружие? «Могу точно сказать, что оружие обладает некой магией для такого типа людей, – говорит присяжный адвокат. – Многие совершившие преступления признавали, что чрезмерная тяга к оружию, порой необоснованное, даже мальчишеское упоение этой игрушкой, доводило их до скамьи подсудимых. Другие, напротив, воспринимают оружие чуть ли не профессионально и скорее семь раз подумают, прежде чем показать агрессору, что у них имеется оружие».

Садеков и сам не скрывает, что с особым уважением относится к оружию, но настаивает, что перед тем как брать оружие с собой, каждому нужно пройти тренинг его применения в экстренных ситуациях: ходить в тир и консультироваться с профессионалами: « Это в интересах самого обладателя оружия. Недостаточно сдать экзамен и носить с собой источник повышенной опасности. Если ты берешь оружие с собой, ты должен понимать, что в самой экстренной ситуации у тебя уже не будет времени прочитать закон или позвонить инструктору».

Розовый пистолет пугает так же

Присяжный адвокат Садеков считает, что пневматика не несет такой опасности, как огнестрельное оружие, однако может оказаться опасной для того, кто носит ее с собой: «При необдуманной демонстрации пневматического оружия в ходе конфликта риск получения ответной пули из огнестрельного оружия повышается многократно. Пневматику не сразу отличишь от огнестрельного оружия. Дело не в оружии, а в том, кому в руки оно попадает. Было время, когда хулиганы, демонстрируя свои боевые навыки, использовали рогатки, бросались камнями, ходили с нунчаками, цепями или с солдатскими ремнями. Сейчас действительно можно приобрести пневматику и совершать незаконные поступки. Однако нельзя ограничивать все».

А присяжные адвокаты из адвокатского бюро Lextal Ксения Кравченко и Матс Вольберг полагают, что пневматика разрешена слишком свободно: «Это, к сожалению, иногда приводит к инцидентам, когда из воздушки стреляют по животным, окнам, а особенные беспредельщики – и по людям. Или даже если не стреляют, то размахивают оружием, пугая окружающих».

Этим адвокатам тоже известно о предложении полиции окрашивать пневматическое оружие в яркие цвета, но особого смысла они в этом не видят: «К сожалению, тому, в кого целятся из раскрашенного ружья, не становится намного легче, поскольку при наличии острого желания и отсутствии когнитивного контроля покалечить можно любой ерундой, даже если она розовая».

Так что же делать? «Безусловно, можно вывести все пневмооружие из свободного оборота и требовать разрешения независимо от калибра. Тогда с некоторой натяжкой можно будет предположить, что все лица, владеющие оружием, прошли тщательную проверку и не будут использовать его неправомерным образом. Смысл такого шага спорен», – считают адвокаты. – В такой ситуации в одночасье пришлось бы узаконить всю уже имеющуюся на руках у граждан пневматику. От пистолета для спортивной стрельбы до ружья, которым вы у себя на даче пугаете ворон, к вящему неудовольствию зоозащитников. По данным Департамента статистики, в Эстонии одних только спортсменов-стрелков сейчас несколько тысяч. Для покупки личного пневмооружия им пришлось бы пройти административную процедуру, сдать экзамен, заплатить госпошлину – и все потому, что находятся граждане, на которых это требование все равно никакого эффекта не возымеет».

Кроме того, это создало бы значительную нагрузку на полицию. «Нужно будет оформить разрешения для всех нынешних владельцев или изъять оружие у лиц, не потрудившихся разобраться с разрешениями. Последнее не следует недооценивать: неспособность полиции осуществлять эффективный надзор за соблюдением правила подрывает общую законопослушность и способствует формированию небрежного отношения к правилам в целом. Неуважение к закону может усилить и тот объективный факт, что мелкокалиберное пневмооружие несопоставимо по своей опасности с огнестрельным», – заключают адвокаты.

Комментарий психолога

Лилия Ткач.
Лилия Ткач. Фото: личный архив

Попавший под прицел вооруженного человека нуждается в лечении

Лилия Ткач, психолог-консультант Таллиннского учебно-консультативного центра

Что такое травма? Травматическое событие – это жизненное событие, вызывающее серьезные переживания у большинства людей. Это катастрофы, террористические акты, несчастные случаи, переживание и наблюдение насилия.

В психологическом понимании травма – это событие, которое представляет реальную опасность для человека или воспринимается им как опасность. В ситуации опасности наш организм реагирует мгновенно. Мозг автоматически посылает сигнал, и тело отвечает определенным стереотипом поведения – нападает, убегает, замирает или покоряется. Очень трудно предсказать или запрограммировать поведение человека в ситуации сильного стресса. А тем более научить правильно реагировать на источник опасности. В такой ситуации важно действовать так, чтобы остаться в живых. По возможности держать дистанцию с агрессором, избегать прямого зрительного контакта, выполнять указания.

Влияние и последствия. После того как человек испытал смертельный страх и ужас, в дальнейшем это обязательно отразится на его умении регулировать свои эмоции. У пострадавших возникает чувство вины – так называемая вина выжившего. Чтобы справиться с этим саморазрушающим чувством, необходимо придать значение или найти смысл дальнейшей жизни. Восстановление после травмы во многом зависит от ресурсов, опыта и умений самого человека на момент травмы. Пострадавшему важно прежде всего обеспечить безопасность как физическую, так и эмоциональную.

Травма, особенно в детском возрасте, является серьезным фактором риска развития различных форм психопатологии. А также причиной различных соматических, эмоциональных, социальных проблем во взрослой жизни.

Вопрос специалистам: нужно ли менять Закон об оружии?

Владимир Садеков.
Владимир Садеков. Фото: Pm

Строгостью и запретами результата не достичь

Владимир Садеков, присяжный адвокат

Само оружие не стреляет, его использует человек. Надо работать с навыками владельца оружия, повышать его осознанность и уверенность. Проще разрешить и взять под контроль, нежели сделать вид, что этого не существует. Желающий найти оружие найдет его.

В чрезвычайной ситуации правительство сможет оценить риски, связанные с выдачей разрешения на оружие, и принять необходимые меры для обеспечения безопасности государства или его граждан. Считаю, что на уровне закона выдача разрешений обоснованно является непростой. Следовательно, чтобы получить разрешение и приобрести оружие человек уже сейчас проходит своего рода фильтрацию.

Кроме того, полиция очень чутко реагирует на все случаи, когда владелец оружия совершает наказуемые деяния. Неоднократно в моей практике полиция лишала разрешения на оружие даже тех, кто попал в некую передрягу, но не был признан виновным. Это могли быть конфликты из-за девушки или семейные ссоры, повлекшие вызов полиции, уличные стычки, при которых у человека оружия с собой даже не было. Сам факт участия владельца оружия в конфликтных ситуациях даже без применения оружия дает полиции право применить действующий закон и лишить человека права на оружие. Я бы не стал ничего менять или ужесточать. Запретами не достичь искомого результата. Уровень агрессии не зависит от владения оружием.

Нужно сделать так, чтобы не возникало желания хвататься за оружие

Присяжный адвокат Ксения Кравченко.
Присяжный адвокат Ксения Кравченко. Фото: Kristi Tyvi

Ксения Кравченко и Матс Вольберг, присяжные адвокаты

На поверхности, как обычно, лежит вариант с ужесточением наказаний, который проще всего реализовать политически. Подобным путем законодатель пошел, например, в случаях с вождением в пьяном виде и с нашумевшей враждебной символикой. Если бы не современная криминологическая наука, говорящая, что наказание не может являться способом формирования общественной морали (то есть вправления мозгов отдельным безответственным индивидам), это был бы отличный способ.

Однако практика показывает, что наказание работает как средство изменения поведения только в том случае, если человек, во-первых, осознает, что его деяние наказывается, а во-вторых, реально опасается, что его вообще могут поймать. Для компании подвыпивших подростков, пытающихся поднять свой авторитет, поигрывая оружием, выполнение обоих этих условий представляется маловероятным. Ужесточение наказаний за вождение с промилле, напомним, к существенному уменьшению числа производств не привело, и граждан от зеленого змия не отвратило.

Матс Вольберг.
Матс Вольберг. Фото: личный архив

Правила правотворчества требуют, чтобы изменению закона предшествовал анализ. Причины, требующие изменения, должны быть достаточно вескими для того, чтобы оправдать административную нагрузку, а эффект от изменения должен соответственно приводить к устранению причин. В данном случае скорее имеет смысл подумать о том, как сделать так, чтобы у людей вообще не возникало мысли применить оружие вне пределов тира. Например, занять молодежь или улучшить качество и доступность психологической помощи.

Ключевые слова
Наверх