Основатель эстонской разведслужбы: наивно полагать, что российские силовики предадут Путина

Сергей Метлев
, главный редактор изданий Postimees на русском языке
Основатель эстонской разведслужбы: наивно полагать, что российские силовики предадут Путина
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments 3

Очередным гостем авторской передачи Сергея Метлева «Гражданин М» стал Антс Фрош – основатель службы внешней разведки Эстонии и дипломат с большим стажем. Он рассказал, в каком состоянии находятся спецслужбы России – ФСБ, СВР, ГРУ – на четвертый месяц войны в Украине и сохранят ли они лояльность президенту Путину.

- Как эксперта не только по вопросам разведки, но и по дипломатической части я пригласил вас поговорить о том, в каком состоянии сейчас находятся важнейшие спецслужбы России. Информация в основном закрытая, но все равно кое-что просачивается. Например, через месяц после начала войны мы узнали, что президент России Владимир Путин, скорее всего, запустил маховик репрессий внутри ФСБ. Он якобы был недоволен аналитикой и прогнозами пятого отдела ФСБ, который отвечал за политическую разведку в Украине, и обвинял его в провале вторжения. Как вы думаете, в ФСБ сейчас идет большая перетряска?

- О том, идет ли перетряска в ФСБ, в действительности мы не знаем. Мы можем только догадываться. Имеющий свои источники в России журналист Христо Грозев, которого многие знают и уважают, говорил о чистках в пятом отделе ФСБ. Но в реальной жизни об этом никто не говорит, только аналитики, которые имеют возможность добыть информацию, но она все равно косвенная. Я сомневаюсь, что они имеют прямые источники.

- В каком состоянии сейчас находится агентурная сеть России за рубежом? Известно, что, скорее всего, она была очень разветвленной и агенты были повсюду - в самых разных западных структурах. Что изменилось для них после начала войны в Украине?

- Я бы обратился к 2018 году. Как вы помните, тогда произошел инцидент в Солсбери — отравление Скрипалей, и после этого ответ со стороны западных государств был довольно резким. Было выслано много российских дипломатов. И не просто дипломатов, а сотрудников российских спецслужб. С этого все началось. Сейчас мы тоже можем говорить о чистке, в том смысле, что затрудняется работа российских спецслужб, высланы сотни людей, которые пользовались дипломатическим прикрытием, работали в посольствах, но в реальности были разведчиками.

Высылка большого числа дипломатов происходила и ранее, например, если рассматривать отношения Советского Союза с Великобританией или с США. Это объясняется следующим: чтобы следить за одним человеком, нужны десятки людей, потому что это круглосуточная работа. Если речь идет о профессионально подготовленном разведчике, он может очень быстро понять, что за ним хвост. Бывают случаи, когда используют не десятки, а сотни людей. Если вы сужаете круг лиц, за которыми надо следить, у вас высвобождаются ресурсы и вы можете работать с их помощью точечно и очень мощно.

- Западные государства просто скоординировали обезглавливание ключевых фигур разведывательных корпусов посольств? Мы все-таки отлично понимаем, что российские посольства во многом состоят из сотрудников, связанных с разведкой. Это одно. Но еще у каждой разведслужбы есть и агенты, работающие под прикрытием, а еще такие, которые предают свою страну за деньги… Вариантов очень много. Что на Западе происходит с теми людьми, которые были кротами?

- Профессиональная служба разведки просчитывает разные варианты. В том числе такой вариант, что могут быть массовые операции против российской агентуры. Это учитывалось, я думаю, что они подготовлены. Конечно, активность падает, но все-таки возможность продолжения работы с кротами существует, она никуда не денется. Считать, что после высылки сотен людей, работавших под дипломатическим прикрытием, остановится агентурная работа на Западе, - означает недооценивать российское сообщество, которое занимается безопасностью и разведкой.

- С какими самыми крупными проблемами они сейчас могут сталкиваться при осуществлении разведывательной деятельности, кроме того, что их просто стало меньше?

- Возможность вербовки заинтересованных людей за деньги всегда сохраняется. Не очень хороший вариант, к которому все равно иногда прибегают, - это шантаж. Но обычно все-таки люди, которые приходят в посольство и предлагают свои услуги, мотивированы отношением к своим руководителям, то есть они чувствуют, что их не ценят и ищут выход. Это остается, это никуда не денется. В советский период большую роль играл идеологический аспект — идеи коммунизма на Западе принимались частью общества как решение будущего, и люди просто из идеологических побуждений шли на контакт и работу с советской разведкой.

- Потому что Советский Союз предлагал своим агентам возможность помочь построению коммунистического мира. А что сейчас в случае с РФ?

- Совершенно верно сказано про Советский Союз. В случае с РФ мифа больше нет. Мы видим идеи возрождения Российской империи. Но лозунгов Советского Союза о дружбе народов и мире во всем мире уже нет, это совсем другая история. В то же время, если мы посмотрим на реалии больших западных государств, то разные бизнес-возможности стали козырями в руках российских спецслужб, потому что они имели доступ к самым высоким кругам, лидерам западных государств, так что, я думаю, в течение пары лет нас еще ожидают сюрпризы.

- Поговорим о роли спецслужб внутри России. Мы отлично понимаем, что Россия выстроена как государство, которое опирается на органы внутренней безопасности и это является гарантией сохранения режима. И мы видим, что ФСБ и ФСО являются единственными организациями, которые с большой долей вероятности имеют постоянный доступ к Путину. Исходя из этого, многие западные аналитики уделяют внимание вероятности измены, вероятности того, что лояльность к президенту может исчезнуть. Якобы эти самые спецслужбы могут стать катализатором перемен внутри России. Вы верите в эту немного наивную теорию?

- Я должен с вами согласиться: это кажется мне наивным. Следя за разными публикациями на эту тему, я вижу очень много хотелок. То есть люди хотят, чтобы так было, но в реальности нет доказательств, что так оно и есть. Я бы поверил больше людям, которые имеют контакт со спецслужбами, в этом смысле могу выделить последнее интервью бывшего шефа британской внешней разведки Ричарда Дирлава. Он гораздо ближе к истине: в реальности российская система очень твердая, искать в ней разногласия только из-за того, что руководство спецоперацией в Украине забрали у пятой службы ФСБ и передали ГРУ, нельзя. Неважно, что российские власти сами называют происходящее спецоперацией: по факту идет война, и это дело военных. Поэтому очевидно, что главную роль в разведке в том, что касается Украины, играет ГРУ.

Но я бы вернулся к Дирлаву. Его прогноз все-таки говорит о том, что если даже будут какие-то перемены в Кремле, то они будут проведены с максимальной осторожностью, чтобы не расшатать лодку. Имеют место разные слухи о состоянии здоровья президента Путина и другие вещи, но они не доказаны. До сих пор это лишь догадки.

- Что придает спецслужбам России монолитность? Почему они настолько сплочены вокруг президента, хотя на самом деле личные риски для каждого руководителя этих служб сейчас очень высокие, особенно учитывая то, что происходит с Россией на международной арене.

- Скажем так: самый худший вариант для руководителей этих служб — что Россия окажется в полной изоляции, что ее ждет судьба Ирана или Северной Кореи. Конечно, Россия — большая страна и ее связи с Европой и Америкой совсем на другом уровне. Той изоляции, которой подвергли Северную Корею или Иран, никогда не будет, потому что Россия все-таки связана с европейскими странами культурой, экономикой. Может быть, люди станут невыездными, на них наложат санкции, но они осознают эти риски.

- А выезжать за рубеж они и так не могут по внутренним правилам, которые существуют в России. То есть этим людям нечего терять?

- Они профессионалы и делают свою работу.

Подробнее смотрите в видео!

Справка

С 1991 по 2019 годы Антс Фрош занимал высокие посты на государственной службе, стал одним из создателей службы внешней разведки Эстонии, 20 лет находился на дипломатической службе. Был послом Эстонии при ЕС в Страсбурге, в Польше, Румынии и Болгарии.

Ключевые слова
Наверх