«Рак — это не смертный приговор, если ты веришь в себя»

Прийт Пуллеритс
«Рак — это не смертный приговор, если ты веришь в себя»
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments
Хотя горизонт сер, как тюлень, Алар Тупп не тратит силы в родном городе Муствеэ на берегу Чудского озера на размышления об умозрительном далеком будущем, а действует. «Потому что тогда некогда думать о плохом», — объясняет он.
Хотя горизонт сер, как тюлень, Алар Тупп не тратит силы в родном городе Муствеэ на берегу Чудского озера на размышления об умозрительном далеком будущем, а действует. «Потому что тогда некогда думать о плохом», — объясняет он. Фото: Kristjan Teedema
  • Врачи давали надежду прожить едва ли год
  • Новое лечение стоило колоссальную сумму
  • Оптимизм помогает оставаться счастливым и здоровым

Алар Тупп неделю находился в клинике Тартуского университета, врачи осмотрели его со всех сторон, но ничего не нашли. Пока молодая врач не сказала, что остается еще один вариант: капсульная эндоскопия, пишет Postimees.

Проглоченная крошечная камера наконец обнаружила то, что искала. Только результат не порадовал.

«Теперь все плохо», — вспоминает заключение врачей Тупп (53 года).

Врачи обнаружили у него меланому в тонкой кишке. Рак уже перешел в четвертую стадию.

Алару Туппу, отцу троих детей, а настоящему времени дедушке шестерых внуков, диагноз поставили восемь с половиной лет назад. В настоящее время он ездит на работу из причудского Муствеэ, занимаясь обслуживанием газопроводов между Тарту и Раквере. И заверяет: «В моей жизни ничего не изменилось. Жизнь идет также, как прежде. Только меньше суеты. Я подхожу к этому спокойно, разумно».

Только сил меньше, чем до болезни. В былые времена, по его словам, даже самые комлистые колоды он мог разрубить топором, но в последнее время ему пришлось купить дровокол.

Что отличает Алара Туппа от многих других больных раком и борющихся с раком, так это его позитивный и оптимистичный взгляд на жизнь. Он считает, что именно поэтому и справляется.

«Я не воспринимаю болезни слишком серьезно, — говорит он, — Если рак, то рак. Это как простуда».

Безнадежный прогноз

То, что с его здоровьем что-то не так, Алар Тупп понял, когда ему было 45 лет. Тогда он почувствовал, что начинает слабеть. Силы ушли, лицо постоянно белело. Семейный врач отправил его в Йыгеваскую больницу. Там ему влили новую свежую кровь.

«Я понимаю спортсменов, которые используют допинг кровью, — говорит Тупп, — Вернулась страшная сила. Это реально работает!»

Но силы хватило ненадолго. Вскоре самочувствие снова стало хуже. «Клешнистый получил [от переливания крови] добавку еды, стал еще прожорливее», — с юмором описывает он, что часто оживляет и другие его разговоры. Потом пришлось ехать в больницу в Тарту и все наконец стало ясно.

Никогда неизвестно, что ждет на волнах моря жизни по ту сторону горизонта. Алар Тупп в своем родном городе Муствеэ на берегу Чудского озера.
 
Никогда неизвестно, что ждет на волнах моря жизни по ту сторону горизонта. Алар Тупп в своем родном городе Муствеэ на берегу Чудского озера.  Фото: Кристьян Теэдема

Врачи после осмотра сказали, что надо срочно ехать в операцию.

«Я все еще не воспринимал это всерьез», — говорит Тапп. Скорее, в плохом пытался увидеть хорошее: например, он надеялся, что рак поможет ему похудеть.

Опытный хирург предсказывал, вспоминает жена Алара Туппа, Леа, что ее муж проживет от восьми до десяти месяцев после операции, в ходе которой врач удалил четыре-пять сантиметров тонкой кишки. Самое большее, год.

Это был первый раз, когда Алар Тупп заподозрил, что неужели...

Но он не стал просто так ждать конца. Он попал в исследование, в ходе которого ему давали экспериментальные таблетки, но те не помогли. Он также проходил внутривенную химиотерапию.

«Это было не так уж весело, — вспоминает он, — Скажем так, терпимо. Я все-таки вышел из больницы на своих двоих».

Химиотерапия также не сработала, как ожидалось.

Врач Туппа, онколог клиники Тартуского университета Пеэтер Падрик, знал о другой возможности — новом лекарстве от меланомы под названием Yervoy. Но было одно большое препятствие: курс лечения Yervoy стоил 144 000 евро. И больничная касса его стоимость не возмещала.

«Даже если продать дом, машину и родственников, не соберешь таких денег», — отметил Тупп.

Непосильная сумма

Вероятно, семь лет назад он так и остался бы без лечения, если бы ему на помощь не пришел первый в Эстонии частный фонд поддержки лечения рака Kingitud Elu (Подаренная жизнь). «В то время фонд был еще совсем молодым и едва проработал  год», — вспоминает его основатель Тойво Тянавсуу, который сейчас учится на онколога в Тартуском университете. «Сумма, необходимая Алару для лечения, казалась колоссальной».

Алар Тупп у себя дома в Муствеэ за одним из своих любимых занятий — просмотром спортивных передач. На диванной подушке изображены двое его внуков. Всего у него шестеро внуков.
 
Алар Тупп у себя дома в Муствеэ за одним из своих любимых занятий — просмотром спортивных передач. На диванной подушке изображены двое его внуков. Всего у него шестеро внуков.  Фото: Кристьян Теэдема

Сумма в 144 000 евро вдвое превышала общий бюджет пожертвований Kingitud Elu за предыдущий год. В любом случае фонду удалось собрать 75 000 евро на лечение Туппа. Пациент внес 10 000 евро. Этого было бы недостаточно, но фонд смог выторговать большую скидку у европейского офиса фармацевтической компании Bristol Myers во Франции, что случается крайне редко.

Лечение можно было начинать. Капля за каплей - цена одной капли около ста евро - лекарство поступало в вену. Всего было проведено четыре капельничных курса с интервалом в несколько недель.

Однако не было никакой гарантии, что лечение подействует. Результаты исследования в то время показали, что примерно у каждого пятого пациента с тем же раком, что и у Туппа, и получавшего лечение лекарством Yervoy, болезнь находилась под контролем  более пяти лет, или даже дольше.

У Туппа пошел восьмой год. И болезнь, как подтвердило сделанное полгода назад обследование, остается под контролем. Именно так - под контролем. Она никуда не делась, он это знает, но он не позволяет этой неизвестности себя изводить.

«Алар — довольно спокойный человек», — описывает его супруга Леа, которая работает продавцом в строительном центре Муствеэ. По ее словам, она иногда даже задается вопросом, как может быть муж настолько сильным и оптимистичным.

Знакомые сдаются

Если не учитывать прибавку Аларом Туппом в весе на 20 килограммов после лечения и связанное с этим повышение кровяного давления, а также лимфоидный рак на ранней стадии, обнаруженный несколько лет назад при компьютерном обследовании под мышкой, который получилось удалить хирургическим путем, он оценивает свое здоровье как «среднее по больнице». «Нужно просто наслаждаться жизнью», — говорит он.

Никогда неизвестно, что ждет на волнах моря жизни по ту сторону горизонта. Алар Тупп в своем родном городе Муствеэ на берегу Чудского озера.
 
Никогда неизвестно, что ждет на волнах моря жизни по ту сторону горизонта. Алар Тупп в своем родном городе Муствеэ на берегу Чудского озера.  Фото: Кристьян Теэдема

Во время его пребывания в больнице ему пришло в голову, что пока вы можете справиться с двумя вещами – самостоятельно есть и ходить в туалет – жизнь на самом деле хороша.

Для продвижения вперед по жизни самое главное – сохранение оптимизма, подтверждает Алар Тупп. У него было два знакомых, один с раком желудка, другой с раком простаты. Как только они услышали о диагнозе, они оба вышли из себя и начали пить, чтобы облегчить горе. Несмотря на то, что они тоже прошли курс лечения, несколько лет назад оба покинули этот мир.

«Здесь в игру вступает вера», — говорит его супруга Леа. Вера в то, что можно выжить и жить дальше.

«Рак — это не смертный приговор, если ты веришь в себя», — подтверждает Алар Тупп. «Если ты сам не веришь, то и уйдешь».

Алар Тупп садится за руль белой Dacia в пятницу в послеобеденное время ​​и едет на работу. Был звонок от начальника, что предстоит работа по замене труб. «Когда есть чем заняться, то не успеваешь думать о плохом», — говорит он.

На выходных ждет баня. Он построил ее в гараже за домом . Когда еще и внуки в гости приезжают, «жизнь настолько позитивна, что лучше уже некуда», — говорит он.

Изнурительный опыт в России

Как и все, у кого диагностировали рак, Алар Тупп задавался вопросом, что могло вызвать болезнь. Он предполагает два фактора, признавая, что это всего лишь предположения.

Во второй половине 1980-х годов он два года служил на архипелаге Новая Земля в Северном Ледовитом океане, где с 1950-х годов находился ядерный полигон Советского Союза. Хотя Тапп провел большую часть своей службы в каптерке, помещении снабжения, радиоактивные облака неоднократно перемещались над островами, но о них не сообщалось. Говорят, что большая часть островов все еще радиоактивно загрязнена.

В 1990-х Тупп, повар по специальности, работал на стройках в Москве. Его работа заключалась в том, чтобы приготовить еду для 80 человек. Там были 14-часовые рабочие дни, которые нужно было отрабатывать в течение шести недель без единого выходного. Затем он возвращался домой на десять дней, и снова на следующий шестинедельный цикл. И так два года подряд. «Это было утомительно», — говорит Тупп.

Помощь, продлевающая жизнь

Основанный в 2014 году фонд лечения рака Kingitud Elu поддержал лечение более 1200 жителей Эстонии. Самому младшему из них 5 лет, а самому старшему 83 года.

35–40 процентов людей, воспользовавшихся фондом, получают как минимум еще один год качественной жизни. Несколько человек также выздоровели с помощью фонда.

По состоянию на вчерашний день фонд Kingitud Elu собрал почти три с половиной миллиона евро, из которых чуть более двух с половиной миллионов евро поступило от жертвователей.

До этой весны ежемесячно в фонд поступали по 25–30 обращений за помощью. По словам учредителя фонда Тойво Тянавсуу, за последние месяцы число претендентов удвоилось.

Ключевые слова
Наверх