Кто и как помогает украинцам в России

Иван Скрябин
, журналист
Кто и как помогает украинцам в России
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter Whatsapp
Comments
Эвакуационный автобус в Украине. Снимок иллюстративный.
Эвакуационный автобус в Украине. Снимок иллюстративный. Фото: Evgeniy Maloletka

В России находится более миллиона беженцев из Украины. Многие из них приехали туда не по своей воле. Обеспечить достойную жизнь В РФ или выехать в ЕС без денег и зачастую без документов людям помогает не государство, а волонтерские группы.

По словам украинского омбудсмена Людмилы Денисовой, украинцам, остающимся на оккупированных РФ территориях, практически невозможно выехать куда-либо, кроме России. Им выдаются три справки: о том, что человек прошел фильтровку, разрешение на трансфер в город, а также на выезд из города. «Прошедших эти процедуры насильно вывозят в Россию», – рассказала Денисова в начале мая.

Людмила Денисова.
Людмила Денисова. Фото: SHAMIL ZHUMATOV

По данным аппарата Уполномоченной по правам человека в Украине, к началу мая в России находилось уже не менее 1 миллиона 185 тысяч граждан Украины, в том числе 200 тысяч детей. Эти данные подтверждены и российскими властями, назывались цифры в 1,13 миллиона человек, среди которых 199,7 тысяч детей, которые прибыли на территорию России с начавшейся так называемой эвакуации за неделю до ввода войск.

Принуждение к России

Людмила Денисова сообщила, что у Киева есть доказательства принудительной депортации и что эти действия Москва готовила заранее. «Есть факты, подтверждающие, что у России были директивы для округов – сколько и куда привезти украинцев», – заявила омбудсмен.

Эта информация частично подтверждается, например, словами Елены Русаковой – главы муниципального московского округа Гагаринский, члена единственной пока легальной антивоенной партии Российской Федерации «Яблоко». В своем Facebook она написала: «Более 300 мариупольцев вывезли буквально на край земли – в поселок Врангель. Несколько часов езды от Владивостока. Привезли как есть, из подвалов, из-под бомбежек. В зимней одежде, с пустыми руками. Зачем везли так далеко – надо спросить губернатора, он рассматривает этих и так пострадавших людей как рабочую силу и сообщает о планах завоза нескольких тысяч человек.

На самом деле люди измучены и у большинства проблемы со здоровьем. Неравнодушные жители Приморья организовали волонтерскую группу и стараются помогать».

Горизонтальные связи

Правозащитница и волонтер из Санкт-Петербурга Александра Крыленкова рассказала Postimees, что на территории РФ люди сначала приезжают в так называемые ПВР (пункты временного размещения) в приграничных областях. Дальше людей распределяют по регионам. ПВРы открыты в 53 из 85 регионов РФ, включая Крым и Севастополь. По данным российских властей, на начало мая в 509 таких пунктах остаются свыше 33 тысяч беженцев.

Технически гражданам Украины, у которых есть с собой хотя бы свои национальные документы, ничто не мешает дальше сесть на поезд и приехать, например, в Петербург, там сесть на автобус и уехать в ту же Эстонию. «Но на практике огромное количество людей оказалось без копейки денег, – говорит Александра Крыленкова. – Кто-то выехал из Украины на машине, но большинство пешком. Многие люди не знают, что они могут выехать из России по внутреннему украинскому паспорту». Приехавшим в другие регионы найти помощь помогают волонтеры, которые работают в ПВР. «Это исключительно горизонтальные связи», – отмечает правозащитница.

Александра Крыленкова.
Александра Крыленкова. Фото: личный архив

При этом известны факты давления на волонтеров. Так, в Пензенской области на большую группу волонтеров написали донос в полицию. Людей, которые помогали беженцам, вызывали в МВД, блокировали им банковские карты. Таких случаев немного, но и помощи от властей нет. Иногда есть проблема с тем, чтобы просто попасть в сам пункт временного размещения. «Привозишь гуманитарную помощь. Нам говорят: „А вы оставьте у стеночки или отвезите в общий пункт сбора“. И не пускают. Хотя сами украинцы могут свободно покидать такие пункты. „А кто вы такие? Какая организация?“ – спрашивают. А мы не организация, просто люди приехали помочь людям. Как всегда, государству непонятны инициативы. А все непонятное властям страшно», – комментирует волонтер.

По данным Александры Крыленковой, по всей России сегодня насчитываются уже десятки, если не сотни народных волонтерских групп, куда входят абсолютно разные люди.

«Кто-то из волонтеров имел подобный опыт, кто-то нет. Есть организации, которые годами этим занимались. А есть обычные люди, кто впервые, – говорит Крыленкова. – Кто-то помогает одеждой, кто-то машиной». Петербургская журналистка Галина Артеменко добавляет, что члены одной семьи нередко оказываются в ПВР в разных концах страны. Соединить семьи можно лишь усилиями волонтеров. «Собираем деньги, покупаем билеты – все только с наших зарплат… Бывают иногда благотворители, но в основном скидываются сами волонтеры», – признается Артеменко.

Галина Артеменко.
Галина Артеменко. Фото: личный архив

Только на один Telegram-канал «Питер проездом из Украины в Европу» подписано более 6 тысяч человек. Из недавних запросов: поиск табуреток и способов платежей, сбор чемоданов и раздача их нуждающимся, также остро стоит вопрос попутного транспорта. Никто не обсуждает политику и не дискутирует. Все заняты делом.

В поисках безопасности

Автор этой публикации сам обращался к друзьям в приграничном с Эстонией Пскове, чтобы обеспечить ночлегом украинские семьи с детьми, направляющиеся в сторону Таллинна. В течение всей войны не ослабевает поток граждан, покидающих Мариуполь и его окрестности, чтобы любым способом добраться до Европы. «Часть людей все же хочет остаться в России, – делится впечатлениями член Правозащитного совета Санкт-Петербурга Григорий Михнов-Вайтенко. – Однако по моим ощущениям, на начало мая речь идет о нескольких тысячах человек, уехавших в ЕС через Петербург. Думаю, процентов 40–50 из них выражают одно желание – вернуться домой. „У вас же там ничего не осталось“, – говорят им, а они в ответ: „Ничего страшного. Отстроимся. Починимся. Будем жить“. Европа – не самоцель для них».

Отсутствие четких правил

Беженцы, стремящиеся в ЕС, не без оснований полагают, что в России им оставаться небезопасно. «Россия на самом деле ничего не может предложить беженцам всерьез, – считает Михнов-Вайтенко. – Тот минимальный набор, который дают региональные власти, остается на нижнем уровне конкретного региона. Что будет с работой – непонятно. Предлагается низкоквалифицированной труд. Что с проживанием – непонятно. История с выдачей ВНЖ сейчас загадочная. В разных регионах и разные сотрудники говорят разное. Где-то вроде бы оформляют ВНЖ, где-то по упрощенной форме предлагают получить гражданство, где-то говорят о РВП (разрешение на временное пребывание. – прим. ред.). Все вопросы, как и в пору ковида, свалили на региональные власти. Дальше – кто в лес, кто по дрова. Единого подхода нет. Четких правил нет. Как это назвать? Бардак? Это вы сказали. Как бы я это назвал? Я матом не ругаюсь».

При этом правозащитник отмечает, что у украинских граждан, которые хотят уезжать из РФ, очень разное отношение к причинам происходящего.

Концентрация и фильтрация

Перед тем как попасть в Россию, многим беженцам пришлось пройти через фильтрационные лагеря. Около Мариуполя действуют четыре таких лагеря.

По словам украинского омбудсмена Людмилы Денисовой, там проходят долгие допросы, где сотрудники спецслужб РФ ищут украинских госслужащих, военных, сотрудников СБУ и полиции, проверяют татуировки, документы и т.д. Тех, кто не проходит фильтр, увозят в неизвестном направлении, и судьба их неизвестна.

«Сам по себе принцип проверки понятен. Едет много молодых людей призывного возраста. И я понимаю, что разные государственные структуры должны установить личность, выяснить отношение к армейской службе, – рассуждает правозащитник Михнов-Вайтенко. – Но по какому принципу распределяются потоки людей, я не понимаю».

Между тем советник мэра Мариуполя Петр Андрющенко в своем Telegram-канале рассказал, что в село Безымянное были принудительно вывезены мужчины из окрестных районов, всего около двух тысяч человек. Формально – для проведения фильтрации. «Четвертую неделю мужчин насильно удерживают, не позволяя покидать территорию школы без конвоя российских военных, – пишет Андрющенко. – Условия содержания ужасающие: люди вынуждены спать на полу в коридорах. Медицинская помощь не оказывается, уже зафиксирован первый случай туберкулеза, а также первый случай смерти мужчины из-за отказа вызвать скорую помощь. Документов людям не возвращают, хотя все получили бумагу о прохождении фильтрации. Но и эта бумага не дает им права покинуть территорию лагеря. Отмечены отдельные попытки, но мужчины были задержаны и избиты».

Правозащитники и волонтеры, которые поговорили с Postimees, отмечают, что они не обсуждают с беженцами политические моменты, в том числе из-за серьезного посттравматического синдрома последних. Но волонтеры уже прогнозируют новый фронт своей работы, когда война позволит людям вернуться домой.

Число беженцев из Украины с 24 февраля по 16 мая

Всего более 6,22 миллионов беженцев, из них прибыло:

• в Польшу – 3 376 992

• в Румынию – 919 574

• в Россию – 850 534

• в Венгрию – 610 076

• в Эстонию – более 37 411, из которых более трети – дети.

Вид на жительство получили почти 20 тысяч человек.

ИСТОЧНИК: УПРАВЛЕНИЕ ВЕРХОВНОГО КОМИССАРА ООН ПО ДЕЛАМ БЕЖЕНЦЕВ, ДЕПАРТАМЕНТ ПОЛИЦИИ И ПОГРАНОХРАНЫ ЭСТОНИИ

Отсутствие минимальной информации приводит к отсутствию безопасности

ГРИГОРИЙ МИХНОВ-ВАЙТЕНКО, член Правозащитного Совета Петербурга

Григорий Михнов-Вайтенко.
Григорий Михнов-Вайтенко. Фото: личный архив

Донбасс был сложным регионом и в 2014 году. Настроения там были разные. Многие из приехавших потеряли родственников. Теперь кто-то хочет уехать в Белоруссию – родственники там. Кто-то просто хочет в другой регион РФ, потому что родня там, и т. д. Вопрос, почему люди уезжают дальше, на 90 процентов не политический. Дело не в том, что кто-то поддерживает Украину, а кто-то – Россию. Просто нехватка информации означает отсутствие безопасности.

Гражданам Украины, решившим двигаться из России на Запад, сложнее всего получить информацию. Нужно просчитать маршрут, куда выезжать, как получить документы. Волонтеры создают сайты, телеграм-боты, где выкладывают советы, отвечают на вопросы, берут под контроль сложные ситуации, например, когда выезжают многодетные семьи или семьи с инвалидами».

Кто верит в возвращение, точно никуда на Запад не поедет. Они надеются, что быстро все закончится, что смогут вернуться домой. И это будет следующей нашей (волонтеров. – Прим. ред.) задачей. Я опасаюсь, что наши госструктуры будут оказывать помощь в возвращении домой постольку поскольку. Мол, не я вас и вывозил.

Ключевые слова
Наверх