Политическая кухня Украины военного времени: распри и вера в себя

Артем Дудченко
, член украинской общины Эстонии, аналитик
Политическая кухня Украины военного времени: распри и вера в себя
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments
Памятник Пушкину в Одессе на Николаевском бульваре еще стоит (март 2022) Фоном ему служат национальные цвета Украины и мешки с песком - защита от российских снарядов.
Памятник Пушкину в Одессе на Николаевском бульваре еще стоит (март 2022) Фоном ему служат национальные цвета Украины и мешки с песком - защита от российских снарядов. Фото: ALEXANDROS AVRAMIDIS/REUTERS

Украина, вследствие многовекового соседства с государствами, которые оказывали на нее культурное воздействие, сформировалась с массой региональных различий. Они касаются языка, идеологии и политических воззрений, но война сильно изменила эту ситуацию, пишет аналитик и член украинской общины Эстонии Артем Дудченко. 

До 2014 года главная линия разлома для украинского общества проходила в контексте выбора внешнеполитического вектора. Несмотря на попытки удержаться в рамках многовекторности, аннексия Россией Крыма и оккупация части Донбасса постепенно поставили перед украинским обществом проблему окончательного выбора геополитического пути: ЕС или РФ, третьего не дано.

Надо отметить, что даже временные территориальные потери и развязанный вооруженный конфликт с многотысячными жертвами на востоке Украине не заставил украинцев смотреть на все происходящее с одинаковыми оценочными суждениями.

Все так же в украинской политической системе свободно действовали партии пророссийского толка, все так же время от времени поднимался вопрос об использовании языков национальных меньшинств. Отдельной темой последние восемь лет стоял вопрос решения проблемы так называемых временно оккупированных территорий Украины.

Как закончить конфликт? Договориться с Россией, предоставив автономию Луганской и Донецкой областям? Настаивать на статус-кво по состоянию на весну 2014 года? Освободить территории военным путем? Или просто изолировать территории и отложить решение проблемы до лучших времен?

Полномасштабное вторжение вооруженных сил РФ буквально за несколько часов перевернуло не только вчерашний быт обычных граждан, но и социокультурные установки.

Язык теперь определяет

В Украине никогда не существовало языковой проблемы в том виде, как ее может представить среднестатистический гражданин Эстонии, когда язык, по сути, определяет границы между двумя параллельными, мало пересекающимися реальностями эстонцев и русских. Для украинского общества никогда не существовало проблемы выбора того или иного языка для общения граждан, живущих в различных уголках страны.

Например, использование в быту украинского языка не означало, что этот человек обязательно является этническим украинцем, это мог быть вполне себе человек с типично русской фамилией. Впрочем, и противоположная ситуация также была нормой. С таким языковым универсализмом, когда русскоязычный харьковчанин считал себя большим патриотом, чем рядовой житель Подолья, украинское общество прожило до 24 февраля.

И тут стало происходить что-то невообразимое и молниеносное. После первых ударов ракет по украинским городам востока и юга Украины, целью которых якобы было поражение военных объектов «нацистов» для защиты русскоязычных граждан, жители этих регионов стали массово переоценивать необходимость далее употреблять в быту язык, из-за которого разрушаются их города и погибают родственники и друзья.

Особенно это стало заметно по ранее преимущественно русскоязычным представителям шоу-бизнеса и youtube-блогерам. И первые, и вторые для охвата аудитории выпускали свой продукт на русском языке. Надо признать, что многие из них достаточно плохо владели литературным украинским языком, но развязанная Россией война буквально за считанные дни украинизировала все ранее русскоязычные каналы и их авторов. Вот так Путин украинизировал Украину быстрее, чем все мнимые «бандеровцы» за 30 лет.

Кого воспитал Пушкин

Последствием добровольной дерусификации в Украине стала переоценка ценности памятников русской (российской) культуры. В частности, если после 2014 года в Украине проходила политика декоммунизации (переименование различных топонимов, ликвидация памятников Ленину и прочим деятелям КПСС), которая не затрагивала памятные объекты культурных деятелей русской культуры, то, после вскрытия преступлений на оккупированных территориях Киевщины, в обществе начал появляться запрос на устранение памятников русским поэтам, писателям, композиторам, вменяя русской культуре в вину то, что она претендует на роль великой и мировой, но воспитывает насильников и мародеров.

Надо отметить, что несмотря на то, что в некоторых городах уже были снесены памятники Пушкину, далеко не все общество поддерживает такие действия, считая, что украинцы должны быть выше наших врагов и не опускаться до их уровня. Однако кажется, что каждый последующий день войны всё же будет не в пользу вторых и в итоге демонтажа не избежать даже киевлянину Булгакову.

Внутренняя политика

Несмотря на то, что в вопросах выбора внешнеполитического курса значительных противоречий в украинском обществе не наблюдается, во внутренней политике не все так однозначно.

В первые недели после 24 февраля простые украинцы и политики разного толка сплотились как никогда вокруг власти в лице президента Зеленского, рейтинг поддержки которого теперь превышает его показатель во втором туре президентских выборов.

Но с развитием ситуации на фронтах, когда удалось преодолеть риск быстрого захвата Киева и Харькова, изгнав российские войска с севера Украины, постепенно возобновилась и привычная украинская политическая жизнь, когда, с одной стороны, журналистский пул бывшего президента Украины Порошенко сначала начал обвинять власть в ущемлении свободы слова (после выключения вещания телеканалов «Прямой», «5 канал» и «Эспрессо» в цифровой сети Т2), а далее украинскому обществу была представлена любимая украинская тема «зрады» (предательства).

Так, действующему руководству страны вменяют преступную халатность при организации обороны на южном фланге, в частности, на административной границе с Крымом, в результате которой российским войскам удалось достаточно быстро выйти на административную границу Херсонской области и продвинуться в сторону Мариуполя.

В свою очередь, действующая власть после допроса одиозного пророссийского политика Медведчука принялась педалировать несколько подзабытую историю по «угольному делу», где пятый президент якобы «отвечал за закупку угля с временно оккупированных территорий в 2014–2015 годах», что квалифицируют как государственную измену.

В этом смысле надо отметить, что, несмотря на всю шаткость ситуации, часть общества действительно желает наказания Порошенко, ассоциируя его с коррупционным прошлым, которое привело к ослаблению государства и временной утрате Крыма и Донбасса.

Одновременно сторонники Порошенко, которые после 24 февраля неформально приняли решение ради будущего Украины забыть про политические разногласия и сплотиться в борьбе против внешнего врага, сейчас испытывают не лучшие эмоции от действий руководства страны, что, при совокупности определенных факторов (поражения на некоторых участках фронтов), может пошатнуть единство и боевой дух украинского народа.

Россия

Здесь у всех предельно однозначное отношение: никаких связей (даже родственных), отказ от потребления какого-либо продукта российского производства, необходимость репараций на восстановление всего, что они разрушили.

Ожидания

Несмотря на лишения и испытания, в целом украинцы разных регионов переживают небывалый эмоциональный всплеск, который воплощается в гордости за Украину, президента, культуру и, конечно же, Вооруженные силы Украины.

Так или иначе, большинство граждан Украины внутри страны и за рубежом верит, что территориальную целостность удастся восстановить, а из войны Украина выйдет обновленной лучшей версией себя, без половинчатого применения правовых норм, кумовства и коррупции, с привлекательной бизнес средой, куда захочется вернуться вынужденным переселенцам и западному капиталу, где украинский язык и культура станут трендовыми и привлекательными не только для жителей самой Украины, но и для мировой общественности.

Ключевые слова
Наверх