Джоанна Стингрей о Викторе Цое: «Каждый чувствует в его песнях что-то свое»

Интервью с подругой лидера КИНО
Иван Скрябин
, журналист
Джоанна Стингрей о Викторе Цое: «Каждый чувствует в его песнях что-то свое»
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments 1
Джоанна Стингрей, Виктор Цой и барабанщик КИНО Георгий Гурьянов в Ленинграде в 80-е годы
Джоанна Стингрей, Виктор Цой и барабанщик КИНО Георгий Гурьянов в Ленинграде в 80-е годы Фото: joannastingray.com

В день 60-летия Виктора Цоя 21 июня 2022 года Rus.Postimees опубликовал интервью с подругой легендарного музыканта Джоанной Стингрей. Тогда певица и «крестная мама русского рока» посетила Таллинн с презентацией своих книг и рассказала о своей литературе, музыке, старых друзьях и противодействии войне. Сегодня в день 32-ой годовщины с момента трагической гибели Виктора Цоя мы напоминаем этот текст, который ранее был доступен только подписчикам.

- Джоанна, несколько лет назад вы рассказывали о планах сделать пару книг. С тех пор их вышло уже пять: «Стингрей в стране чудес», «Стингрей в Зазеркалье», «Русский рок. История», «Подлинная история русского рока», «Русский рок. Конец андеграунда».

- Скоро будет шестая: «Виктор Цой. Последний герой. История».

- О Цое написаны десятки книг. Что нового узнают читатели из этой книги?

- Там будут рисунки Виктора. Будут фото с репетиций «Кино», с концертов, с моей свадьбы. Я постаралась выбрать фотографии, которые раньше никто не видел. Есть кадры, которые могут быть не в фокусе, но иногда это даже интереснее. Но точно многие не видели японские фото, фото с поездки в США. Фотографии в этой книге – главное. У меня сохранилось много видео. Какие-то кадры из видео тоже вошли в книгу.

Обложка книги Джоанны Стингрей «Виктор Цой. Последний герой. История»
Обложка книги Джоанны Стингрей «Виктор Цой. Последний герой. История» Фото: ast.ru


- Виктору - 60. Он в поздних песнях устал от гимнов и песен протеста. Но именно эти его песни сегодня актуальны как никогда. Как вы думаете, почему?

- Иногда бывают песни, которые получают собственную жизнь, без артиста. И несколько песен Виктора, вроде «Перемен» и других, - они как раз такие. Их написала сама жизнь. И каждый, кто слышит эти песни, чувствует в них что-то свое. Для многих это песни протеста. Конечно, Виктор был бы рад, что его песни трогают людей до сих пор, что его песни остались очень точными. И что это очень важно для людей.

- В России власти в провинции пытаются запрещать фестивали в память о Цое потому, что там звучат песни Цоя. Песня «Перемен» - проблема…

- Ой. Ну, это про сумасшедших (смеется). И такие вещи скорее приведут к появлению нового прекрасного андеграунда.

- 24 февраля вы опубликовали фотоколлаж, где в 80-х вы стоите на Красной площади в Москве в майке Save The World, и тогда же в майке «Спасем мир» около Белого Дома в Вашингтоне. Никаких подписей к фото не было. Что вы хотели этим сказать?

- В США после избрания Трампа президентом наступило время, когда я ничего подобного не испытывала в собственной стране. Власти разбрасывают людей по разные стороны баррикад. И нужно определяться. Ужасное ощущение. Никаких полутонов. Все черно-белое… Меня воспитывала мать. Мисс Нью-Йорк. И хорошо воспитывала. Обучала манерам.

И когда во главе страны оказался человек, который говорил как гангстер, я просто сходила с ума. Так же чувствовали себя мои друзья. Но одна из моих лучших подруг оказалась абсолютной трамписткой. Шесть дней в неделю мы гуляем каждое утро с ней вместе. И четыре года мы каждое утро вели яростные споры. В глубине души я уже решила, что она сошла с ума… Мы спорили, говорили. Когда находили точки соприкосновения, мы проговаривали, что вот здесь мы сходимся с ней. Это очень важно. Когда мы спорим о понятиях и явлениях, очень важно, кто несет это понятие, эту весть.

Смысл моих слов в том, что все наши друзья за спиной говорили, что вот та моя подруга сошла с ума. И близкие друзья избегали с ней разговоров о политике. А мы четыре года отказывались признать, что мы с ней разбросаны по разные стороны баррикад. Мы решили, что будем яростно спорить.

И причина, по которой я выставила 24 февраля эти свои старинные фотографии без каких-либо комментариев, заключается в том, что я не хочу быть втянутой на одну или на другую сторону. Я люблю Россию. Я люблю многих людей в Украине. Мои первые гастроли была именно в Украине. Мой отец ведь снимал пропагандистский фильм в свое время – «Правда о коммунизме». Фильм был построен на том, что коммунизм — это плохо, Россия – это плохо, все люди, живущие там – это плохо. Но я приехала в Россию сама. Убедилась, что мой отец оказался неправ. Он приехал в Россию в 1993 году. И он изменил свое собственное представление о России.

Я не хочу вступать в эту интернет-игру… «Спасем мир» – это то ощущение, которое всегда было со мной все эти годы. Мы теряем человеческое… Мы теряем взаимоуважение… Мы дошли до того, что снова начинаем войны… Нам нужен мир! Мир в Украине! Мир в России! Я не хочу оказаться загнанной в один из лагерей. Это не означает, что я не против войны.

- Вам в комментариях пишут: «Джоанна! Пожалуйста, поддержите Украину! Виктор много здесь бывал. Мы на войне. Это очень ужасно...». Вы не отвечаете. Почему?

- Я вижу это все. Но я не политик. Некоторые люди, которые просят меня об этом, абсолютно искренни. Другие же играют в игру. Хотят показать свою ненависть к России. Хотят меня втянуть в эту ненависть. Я не позволю втащить себя в ненависть. После начала войны я помогала «Красному Кресту». Потом один мой друг предложил помогать украинцам через Airbnb. И я забронировала апартаменты у молодой пары с ребенком в Киеве. Там можно оставлять комментарии. Я написала, что я не смогу приехать, но это мой вклад в поддержку этих людей… Я перепощивала все, что говорил о войне БГ (музыкант Борис Гребенщиковприм.ред.). Было нетрудно понять мое отношение к происходящему. Люди так и отвечали тем, кто пытался меня критиковать: если вы знаете Джоанну, вы знаете, что она всегда была за мир. Я вообще редко реагирую на комментарии в Facebook. Но две недели назад кто-то снова написал, что я должна что-то заявить. Я не выдержала и написала: «Я против любой войны. Я всегда была за мир».

- Все эти вопросы и ожидания легко объясняются. Рок – музыка протеста. Русский рок 80-х - тем более. Джоанна Стингрей – человек, который в некотором смысле русский рок вооружил…

- Но на самом деле меня просят высказываться не просто против войны, а еще и против России.

- Но вы же понимаете, что власть в России и Россия само по себе – это разные вещи?

- Конечно. Но этого не понимают многие люди снаружи! Люди мыслят как Трамп! Если ты не против России, то ты за войну. На самом деле так многие рассуждают теперь…

- Так ведь можно ориентироваться на нормальных и способных мыслить критически!

- Если будет большой концерт в поддержку Украины, я буду там как музыкант. Но втягиваться в эту риторику я не буду.

- Рок-н-ролл может хайповать на теме войны? Пол Маккартни играет на гитаре желто-синего цвета, размахивает флагом Украины на концертах. Pink Floyd записывают украинскую народную песню…

- Я уверена, что большая часть рокеров искренне возмущены. Хайп — это не про Пола с Дэвидом.

- А те, кто в России годами пел «Нет войне, даешь рок-н-ролл», или скакал по Красной площади с большим пацификом на груди, сегодня фактически работают на войну… Пересматривал тут концерт 1992 года «Все это рок-н-ролл», где в конце все хором поют: «Где каждый в душе Сид Вишес, а на деле Иосиф Кобзон». Там в том числе надрываются Александр Скляр и Сергей Галанин. Первый выступает на оккупированных территориях Украины в Донбассе. Второй - на концертах в поддержку войны в РФ. История любит черный юмор?

- Мы не знаем, что в их головах… Не так давно я посмотрела документальный фильм об Анне Франк. Вся семья погибла. Отец остался жив. Отец долгие годы занимался расследованием того, кто их выдал нацистам. Он узнал в конце концов. Предателем оказался человек из еврейской семьи. И когда Франк об этом узнал, он резко прекратил копать дальше. Он даже не назвал его имя. Он понимал, что тот человек так спасал свою семью. То есть все может быть сложнее, чем кажется. Мы никогда не знаем, как сложатся обстоятельства, почему ты вдруг оказываешься на стороне зла… Мы не в России сейчас…

- Именно сегодня ты представляешь новый клип Something Here's Not Right. Песня была записана в 80-е, но вышла только сейчас на альбоме Surfin’ on the Red Wave, где ты перепеваешь на английском песни «Аквариума», «Алисы», «Кино» и других. Несмотря на тревожный посыл песни, в ней как будто есть надежда. В чём она для тебя?
 

Обложка альбома Джоанны Сингрей Surfin' on the Red Wave. The Original Recordings 1985-1987 (2022).
Обложка альбома Джоанны Сингрей Surfin' on the Red Wave. The Original Recordings 1985-1987 (2022). Фото: maschinarecords.com



- Несмотря на утрачиваемую гармонию, я верю, что в человеке все равно спрятано нечто хорошее. Верю, что что есть шансы добраться до хорошего внутри нас. Но это процесс. Жизнь - это дорога со множеством ухабов. Главное, не потерять в этой долгой дороге себя.

 

Ключевые слова
Наверх