Сийри Лайдла: «О, Таара*, помоги!»

, писатель
Сийри Лайдла: «О, Таара*, помоги!»
Facebook Messenger LinkedIn Telegram Twitter
Comments 1
Пункт приема тары.
Пункт приема тары. Фото: Liis Treimann.

Пасмурное июньское утро. Сирень отцветает, вот-вот начнет цвести жасмин. Я, как подобает бессонному пенсионеру, спозаранку гуляю по округе. Это рутина — раньше я бродила с собакой. В большинстве случаев помимо мешочка для собачьих какашек имелся еще и целлофановый пакет для возможного «улова», будь то бутылка из-под лимонада или банка из-под пива, пишет Tartu Postimees.

Нет, я их не искала, но время от времени находила. Я просто, так сказать, натыкалась на них. Вопрос: брать или оставить. Вопрос в отношении. В этической внутренней борьбе, если хотите. Если я возьму это, я становлюсь предполагаемой бабкой-алкоголичкой; если оставлю валяться, эта бутылка, брошенная безответственным человеком, будет загрязнять природу, а я потеряю свои десять центов, условно говоря, вознаграждение нашедшему.

Кроме того, этот вид деятельности может за долгое время войти в привычку, и вскоре я и стану тем, кто шарит рукой внутри мусорного бака... Пока еще нет, но поди знай - если цены на продукты еще будут расти, может быть, мы все полезем копошится в мусорке... Это было ироническое отступление, будем надеяться, до той поры еще пройдет какое-то время.

Я замечаю банку пива на траве. Оп-па, хватаю банку и пихаю в пакет. Я оглядываюсь по сторонам - никто не увидел?

Наверняка видели. За мной наблюдает тысяча окрестных окон. Уж, наверное, все только и наблюдают за тем, как хлопочет старая сборщица бутылок, думаю я, чувствуя на шее злорадные и жалеющие взгляды. Нет, наверное, это уже какая-то паранойя. Нет никому дела до моей охоты за баночками. Ощущение все равно дрянное.

Все мы знаем, что вернуть тару не стыдно. Это прямо необходимая и бережная по отношению к природе деятельность, которая сигнализирует о том, что человек заботится о среде своего обитания. Мы можем помогать голодающим в Африке, собственным нуждающимся детям, и украинским беженцам, и так далее. В то же время внутри засело вечное презрение (по крайней мере, у старшего поколения) к тем, кто зарабатывает на жизнь сбором бутылок и банок. Ужасные вонючие отбросы! Безработные, пьянь! Вшивые бездомные! Бедняки! Потерявшие человеческий облик бомжи. Нормальный человек никогда не потянется к пустой бутылке или банке, валяющейся на земле.

Конечно, нормальный человек не потянется за выброшенной на помойку тарой. Не лезет туда на полкорпуса и не ковыряется в вонючих отходах. Для нормального человека десять центов ничего не значат. Но двадцать штук — это уже два евро. Это уже что-то! За это можно получить два мороженых! При другом подходе, буханка хлеба и десяток яиц.

Нормальный человек заботится об ответственном мышлении и повторном использовании. Он идет на пункт приема тары не столько ради денег, сколько из-за осознания того, что годное сырье не должно оставаться валяться в природе. О, как хорошо, что у нас так много нормальных людей!

Если я возьму это, я становлюсь предполагаемой бабкой-алкоголичкой; если оставлю валяться, эта бутылка, брошенная безответственным человеком, будет загрязнять природу

Да, но нормальный человек хотел бы больше вкладываться и в охрану природы, и в переработку. Почему банки не принимаются? Бутылки всех видов алкогольных и безалкогольных напитков из стекла? Даже крохотная розовая лялька может произвести четыре-пять пустых баночек в день — все эти детские питания, пюре Põnn и Hippi. Я сама часто покупаю огурцы в банках. Иногда кладу в корзину для покупок банку майонеза или томатной пасты.

Мед, варенье, консервированные супы — все это оставляет бесполезную тару. Никто не собирается сегодня делать столько заготовок, чтобы все эти баночки были использованы. Давным-давно, да, носились за банками и особенно бегали за металлическими крышками от банок. Сейчас ситуация обратная и хотелось бы избавиться от банок, ставших отходами. Я также хотела бы получить поощрение, то есть небольшую компенсацию за это. Но не могу.

…Замечаю бутылку водки, валяющуюся под кустом. Скорее всего, рано или поздно его обнаружит какой-нибудь мальчишка, который с удовольствием шарахнет бутылкой об асфальт. Так что - опять дилемма: это не моя забота, или я отнесу эту несчастную бутылку в ближайшую мусорку. Помню песню ансамбля Кукерпиллид: «В углу одинокая темном, бутылка лежит из-под рома, брошена, валяется, пылью покрывается… Оплатили, принесли, выпили потом. Для нее закрыт отныне каждый дом. Отыскала бы какая-нибудь бабушка, налила бы в нее соку, да до горлышка…»

Вкусного сока такие бабушки больше не заготавливают. Но на сердце все равно становится легче. Лапы какой-нибудь собаки теперь останутся неповрежденными.

Оказывается, так называемые бомжи не такие уж и ненужные люди. Они — санитары нашего прилизанного общества. И лакмусовые бумажки тоже. Активисты, занимающиеся по лесам сбором мусора, рассказывают страшилки об обнаруженных в них загрязнениях. Один из нас сам создатель этого ужаса. Так что я возьму бутылку. Путь должен начинаться с первого шага. Как и дорога к более чистой природе.

*Taara - бог в эстонской мифологии, taara (эст) - тара

Ключевые слова
Наверх