Как повлиять на тех жителей Эстонии, которые превозносят Владимира Путина и верят кремлевской лжи?

Вебинар Марины Кальюранд
Ольга Лебедева
Как повлиять на тех жителей Эстонии, которые превозносят Владимира Путина и верят кремлевской лжи?
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments 51
Плакат перед посольством России в Латвии.
Плакат перед посольством России в Латвии. Фото: Radowitz/ Shutterstock

Депутат Европарламента Марина Кальюранд провела вебинар о влиянии российской пропаганды на умы русскоязычного населения Эстонии на фоне войны в Украине.

«Война идет на всех фронтах: начиная с ракетных ударов и заканчивая кибератаками и операциями в информационном поле. Люди видели кадры из Мариуполя, Ирпеня, Бучи и из других мест, но все же как в России, так и в Эстонии есть те, кто превозносит Путина и верит кремлевской лжи. Цель этой дискуссии – найти решение, как донести до этих людей достоверную информацию о том, что происходит в Украине», – пояснила Марина Кальюранд.

Для этого евродепутат пригласила представителей разных сфер, которые ежедневно и непосредственно сталкиваются с войной в Украине: эксперта по гуманитарной помощи MTÜ Mondo Веронику Свищ, исполнительного директора Международного центра оборонных исследований Дмитрия Теперика и солиста группы «Свята Ватра» Руслана Трочинского.

Занимая должность посла Эстонии в России с 2006 по 2008 год, Марина Кальюранд на себе почувствовала, как работает кремлевская пропагандистская машина. Происходило это на фоне кризиса бронзового солдата.

«Я видела российскую пропаганду в действии. Ее влияние на россиян начинается с самого детства. Когда я была послом Эстонии в России, Москва была оклеена моими плакатами. Представьте: моя фотография, подрисованные усики Гитлера и надпись: "Разыскивается посол фашистского государства". Из меня хотели сделать фашистку, но не получилось, потому что я говорила по-русски и больше была похожа на домохозяйку. По крайней мере, мне так сказал Борис Немцов, когда мы с ним беседовали», - вспомнила она.

По словам члена Европарламента, к посольству Эстонии в Москве приводили детей, на тротуар перед дипломатическим представительством клали вырезанную из бумаги фигуру бронзового солдата.

«Дети разукрашивали бронзового солдата, а преподаватель рассказывал: в этом доме работают фашисты, они убивали и убивают наших отцов и дедов. Мы пришли сюда, чтобы отдать бронзового солдата этой фашистке, то есть мне, и сказать: не убивайте нас больше, - продолжила Марина Кальюранд. - Я хотела пойти в программу "Время", просила дать мне всего одну минуту прямого эфира, во время которой я бы сказала, что эстонцы чтят память всех, кто боролся с фашизмом, но Эстония — это независимое государство: не вмешивайтесь в наши дела, а мы будем уважать память всех погибших. Мне не дали эту минуту».

Марина Кальюранд отметила, что в апреле в составе делегации Европарламента ездила в Украину и видела ужасы войны своими глазами. «Я не знала, как мне общаться с местными жителями. То есть я не понимала, могу ли я подойти к ним и заговорить на русском языке, английского они не знали. Украинцы сами стали подходить, когда увидели, что это заграничная делегация. Естественно, они спрашивали откуда мы, а когда слышали, что из Европарламента и Эстонии, то были очень рады. И все хотели рассказать свою историю. У каждого это не просто история, а трагедия и ад», - сказала евродепутат, добавив, что, несмотря на длящуюся уже почти четыре месяца кровопролитную войну, некоторые жители Эстонии до сих пор верят лжи, которая льется с экранов российских телеканалов и интернет-ресурсов. Как повлиять на них?

По мнению Дмитрия Теперика, вопрос сложный, поскольку русскоязычное население Эстонии часто идеологически разделено на разные лагеря. «У разных людей есть разные мировоззренческие установки. У более пожилого поколения есть свое представление об истории, у более молодого — свое. И вот сосуществование многих таких групп очень хрупкое. Мы видим, что каждый раз, когда в Эстонии проходят муниципальные или парламентские выборы, разыгрывается так называемая русская карта. Мы слышим спекуляции о том, на каком языке вести образование, об исторической памяти и так далее. Это очень безответственно со стороны всех партий, которые должны понять, что с момента восстановления независимости прошло 30 лет, а у нас до сих пор нет единой школы на государственном языке», - сказал он.

По мнению эксперта, язык — это то, что определяет наше мышление, это средство защиты. «Мы не должны смотреть на язык через призму идеологии, но мы должны осознать, что школа и учебная программа, а также учителя, которые дают детям определенные ценности, - это те механизмы, с помощью которых мы можем воспитывать следующие поколения. Учить их быть лояльными Эстонии, любить и уважать свою страну и наши ценности — ценности свободы, демократии и прав человека, а также доносить до них те ужасы, которые происходят сейчас в Украине по вине России. Мне кажется, что сейчас не все школы справляются с этой задачей», - считает Дмитрий Теперик.

По его словам, в долгосрочной перспективе стране необходимо качественное образование на эстонском языке для всех детей вне зависимости от их родного языка. «Также нужно понимать, что люди более старшего поколения будут искать ту информацию, которую они привыкли потреблять. Блокировка некоторых телеканалов и интернет-ресурсов — это временная мера, она имеет эффект, но очень ограниченный. Единственная мера, которая хоть как-то минимизирует пропаганду, это прямое общение. Это значит, что нашим лидерам общественного мнения, политикам и специалистам из разных областей надо чаще выходить в народ и простым человеческим языком доносить сложные темы», - добавил он.

Как в свою очередь отметила Вероника Свищ, важно также развивать в себе критическое мышление и учить иностранные языки, чтобы иметь доступ к большему количеству информации. «Когда я в свое время поступила в Тартуский университет, на первых лекциях философии я запомнила одну мысль: не надо забывать сомневаться во всем, ты не можешь быть ни в чем уверен на сто процентов. Если мы не будем принимать все на веру, а будем обращаться к разным источникам, ситуация улучшится», - полагает она.

Руслана Трочинского особенно ранят злобные комментарии в социальных сетях. «Люди гибнут, женщин насилуют, а комментаторы злорадствуют: так и надо этим украинцам, которые хотят быть независимыми. Как такое может быть? Сложно понять, почему человек опустился до такого, где он находит в себе такую ненависть? В такие моменты сохранять спокойствие и улыбаться на сцене очень сложно, - сказал он. - Иногда, исполняя какую-либо песню, слезы душат и я не могу продолжать. Хорошо, что коллектив понимает и подхватывает. Естественно, нужно быть сильными, мы понимаем, что война идет на всех фронтах. И очень важно мне, находясь на сцене, дарить людям этот позитив. И даже если один человек сегодня поймет, что он был с головой в российской пропаганде и правда выглядит иначе, это уже будет означать для меня не даром прожитый день».

Руслан Трочинский много общается с прибывшими в Эстонию военными беженцами. Истории и эмоциональное состояние у людей разные, но все благодарны как государственным структурам, так и простым гражданам за помощь. «Эстонцы создают в Facebook группы, ищут каждый для военных беженцев необходимые вещи и развозят их по местам. Я знаю многих людей, которые отдают свои квартиры», - отмечает он.

Руслан Трочинский добавляет, что, конечно, все прибывшие в Эстонию украинские семьи нуждаются в школах и детских садах для своих детей. «Говорят, что школы должны быть на русском языке. Нет! Это должны быть эстонские школы, потому что дети интегрируются очень быстро. И они интегрируют своих мам очень быстро. Потихоньку мамы тоже начинают общаться и у них появляется желание выучить язык. Но не только желание, но возможность это сделать. Естественно, тем, кому сложно, нужно помочь, но школы должны быть эстонские, ни в коем случае не русские», - уверен он.

Ключевые слова
Наверх