Теперик: война может быть прекращена только на тех условиях, что устроят народ Украины

Павел Соболев
Теперик: война может быть прекращена только на тех условиях, что устроят народ Украины
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
  • Если какая-то страна не может помочь Киеву оружием, она может оказать помощь другим способом
  • У Запада никогда не было морального права советовать Украине отказываться от своих территорий
  • Великобритания сыграла ключевую роль в консолидации международной поддержки Украины

В очередной передаче портала Rus.Postimees, посвященной военной обстановке в Украине и международной политической ситуации, исполнительный директор Международного центра обороны и безопасности Дмитрий Теперик среди прочего ответил на вопросы, касающиеся ожиданий Украины от саммита G7 в Германии, а также заявления главы украинской разведки о вероятных сроках победного для Украины окончания войны.

- Джо Байден, прибыв вчера на саммит «Большой семерки» в Германию, сказал, что Владимир Путин напрасно надеется, что на Западе произойдет раскол. Байден похвалил союзников, которые сплотились и противостоят Кремлю уже четыре месяца, и выразил уверенность, что так будет продолжаться и впредь, потому что Запад не может позволить остаться этой агрессии безнаказанной. Особенно теплые комплименты Байден сделал Германии и канцлеру Олафу Шольцу. Действительно ли никакой угрозы раскола Запада, по крайней мере, в части его отношения к войне в Украине не существует?

- Можно сказать, что Запад противостоит Кремлю уже четыре месяца, но можно и сказать, что только четыре месяца. Это, что называется, вопрос оценок. Я смотрю на эту ситуацию с точки зрения вопросов безопасности, поэтому я считаю, что прошло только четыре месяца. За эти четыре месяца Запад сумел достигнуть в поддержке Украины таких результатов, которые можно назвать знаменательными.

И если мы будем говорить конкретно о Германии, то мы должны констатировать, что политика Германии и в отношении своих соседей, и в отношении помощи Украине претерпела за эти четыре месяца огромные изменения. Такие изменения никто не мог представить себе, скажем, еще год назад. Разумеется, у Германии есть свои так называемые «красные линии», есть свои внутренние проблемы. Нужно понимать, что Германия не является Великобританией или США, где решения могут приниматься совершенно по-другому, учитывая имеющийся социальный, политический, исторический контекст.

Похвала, которую Джо Байден высказал вчера в адрес Олафа Шольца и Германии, оправданна. Важно, что свежие социологические опросы показывают, что большинство населения Германии поддерживает оказание помощи Украине и осуждает российскую агрессию. Также опросы показывают, что большинство граждан Германии готовы к тому, что объемы помощи Украине будет нужно увеличить.

Однако оказание помощи всегда занимает время. Если в первые недели после вторжения Германию очень сильно критиковали за ее амбивалентную позицию, то сейчас Германия заслуживает признания и поощрения. То же самое можно сказать и в целом о европейской поддержке Украины. Очень важно понимать, что каждая страна может помочь Киеву чем-то своим, помочь таким образом, который этой стране наиболее удобен. Если у кого-то на складах нет большого количества тяжелых вооружений, необходимых сейчас Украине на фронте, то полезной будет и помощь в других сферах.

Солидарность, которую в этом вопросе демонстрируют страны Европы, США, Канада, Япония, свидетельствует, что лидеры ведущих государств мира осознают свою ответственность за оказание помощи Украине и на деле подтверждают свою готовность помогать.

- Борис Джонсон вчера на саммите «Большой семерки» призвал союзников продолжать поддерживать Киев в борьбе с «путинским варварством». Джонсон также подчеркнул, что не следует советовать украинцам «соглашаться на плохой мир», когда им предлагают отдать куски своей территории в обмен на прекращение огня. Будут ли Украине и впредь адресоваться такие советы? Или, возможно, на фоне российских ударов по жилым районам Киева мотивация советовать Украине пойти на уступки пропадает даже у тех западных политиков, кто раньше делал такие предложения?

- Я думаю, что у западных политиков никогда не было морального права делать Украине такие предложения. Его не было у них и в 2014 году. Правда, ситуация тогда была совершенно другой. Мы должны помнить о слабости украинского государства и украинской армии в тот период. Хотя даже тогда Вооруженные силы Украины сумели что-то отстоять. Сейчас же ситуация кардинально другая.

Весь мир увидел те зверства, которые совершала в Украине российская армия. И до сих пор совершает на оккупированных территориях. Это означает, что никакого морального права у Запада читать Украине лекцию о том, как она должна закончить войну, не имеется. Этот вопрос будет решаться под влиянием ситуации на фронте. Народ Украины и выбранные народом украинские политики будут решать, хотят ли они вообще о чем-то договариваться с Россией, и если хотят, то на каких условиях.

В последнее время очень часто говорится о возникающей в западных обществах усталости от войны. Но нельзя забывать, что от войны устает и общество в Украине. В том числе и те люди, которые не находятся под российскими военными ударами. Ведь и на них оказывается очень негативный эффект через экономику, через другие сферы жизнедеятельности. Если среди этих людей уровень усталости дойдет до какой-то критической точки, они могут начать доносить до президента Зеленского, до своих политиков мысль о том, что войну нужно как-то прекратить.

Пока этого в Украине не наблюдается. И украинский народ, и украинская армия подтверждают, что Украина готова воевать. Как они говорят, воевать до победного конца, до восстановления Украины в границах 1991 года.

Однако мы не можем знать, насколько хватит еще этого ржавого железа и людей со стороны Российской Федерации, которые идут в Украину огромными массами. Сейчас главная тактика России состоит в том, чтобы пусть помаленьку, но продвигаться вперед, завоевывая совсем небольшие кусочки территории, не обращая внимания на большие потери в своих рядах и используя такие методы ведения войны, которые не просто неуместны в XXI веке, а являются, по сути, варварскими.

- На саммите «Большой семерки» Борис Джонсон и Эмманюэль Макрон договорились об оказании большей помощи Украине в ее войне с РФ. Они сошлись во мнении, что наступил критический момент в развитии конфликта и есть возможность повернуть ход войны в пользу Украины. В отличие от Макрона, настаивающего на необходимости продолжения диалога с Владимиром Путиным, Джонсон после 24 февраля отказался от общения с президентом РФ, которого он называет диктатором. Можно ли сказать, что и среди государств G7, и среди стран НАТО позиция Джонсона сейчас более влиятельна?

- Да, это так. Это можно было наблюдать практически уже с самого начала российского военного вторжения. Февраль-март — это тот период, когда если не глобальное, то региональное лидерство премьер-министра Великобритании вышло на самый заметный фланг информационного фронта. Джонсона поддержали тогда политики в Польше, Литве, Латвии, Эстонии.

Если мы посмотрим сейчас на карту Европы, чтобы увидеть помогающие Украине страны, мы обнаружим там формирование своего рода «коалиции морального права», у истоков которой стояла Великобритания. Великобритания, Польша, Балтийские страны, Чехия были теми странами, которые с самого начала российской агрессии оказывали очень существенную поддержку Украине. В том числе и военную. И именно эти страны стали давить на своих европейских партнеров, включая Францию и Германию, чтобы те побыстрее подключались к этой коалиции.

Лидерство Бориса Джонсона действительно бросается в глаза. Конечно, этому помогает и эксцентричность его натуры. Однако его визиты в Киев имели по-настоящему большое значение. Очень важно, что те обещания о поставках вооружений, что давал Джонсон, никогда не расходились с делом. Все, что Великобритания обещала Киеву, она очень быстро выполняла. В отличие от некоторых других стран, со стороны которых случались промедления.

Я не думаю, что эти промедления были злонамеренными, но ясно, что очень многие виды тяжелого вооружения были нужны Украине как можно быстрее. Это артиллерийские системы, средства авиации. Если кто-то обещает прислать что-то в декабре, то это тоже очень хорошо, но ситуация на фронте часто может требовать моментальных поставок. Нужно постоянно учитывать просьбы Украины о сроках поставок, потому что Украина всегда видит реальное положение на фронте лучше, чем кто-либо еще. Украина владеет самой полной информацией о реальной военной ситуации.

- Начальник Главного управления разведки Минобороны Украины Кирилл Буданов заявил на днях, что Украина может победить в войне до конца года. Как сказал Буданов, начиная с августа, будут происходить определенные события, которые продемонстрируют всему миру, что переломный момент в войне начал происходить. О каких определенных событиях, которые должны будут изменить ход войны, может говорить глава украинской разведки? Можно ли сказать, что отступление украинских войск на востоке Украины, которое наблюдалось в последние недели, не окажет определяющего влияния на исход конфликта?

- Если говорить о Северодонецке и прилегающих к нему районах, где в последнее время велись самые кровопролитные бои, то там действительно в последние недели можно было наблюдать российское наступление и украинское отступление. Однако речь идет об очень небольшой территории. При этом нужно понимать, что украинское командование просто приняло решение не терять своих людей и свою технику, и отказалось от плана держать оборону в районах, которые было бы очень трудно удержать.

Существенного влияния на общий ход войны отступление украинских войск из Северодонецка не имеет. Хотя, конечно, российская пропаганда преподнесет это отступление как очередную выдающуюся победу российских войск. При этом совершенно очевидно, что российская армия все чаще занята в Украине решением не столько военных, сколько политических задач. Сейчас она выполняет пожелание Кремля, согласно которому территории так называемых ДНР и ЛНР оказались бы расширены до границ Донецкой и Луганской областей. В Луганской области российская армия действительно может решить такую задачу.

Однако никакого переломного значения это достижение иметь не будет. Как только Украине начнет в больших объемах поступать все то современное и тяжелое вооружение, которое ей обещано, Россия встанет перед необходимостью удержать захваченные ею территории, что сделать будет совсем непросто. Все это можно уже наблюдать в южной части Украины, где украинские подразделения с успехом отвоевывают те территории, которые ранее были оккупированы Россией. Скажем, в Херсонской области у России прямо сейчас возникают большие проблемы с удержанием под своим контролем тех территорий, что были недавно захвачены российскими войсками.

Поэтому я думаю, что когда глава украинской разведки делает свои прогнозы на август, он говорит уже об украинском наступлении и российском отступлении. Причем отступать российским военным придется уже под огнем, который Украина будет вести из тех мощных систем вооружений, о поставках которых было объявлено в самое последнее время.

- Би-би-си сообщает, что воюющие в Украине российские части впервые официально смогут пополнить вчерашние школьники, не проходившие срочной службы. Такую поправку в закон рекомендовал принять Госдуме парламентский комитет обороны. Она позволит заключать контракты с 18-летними юношами сразу после окончания средней школы. У России настолько большие проблемы с комплектованием армии, что она может пойти на такой шаг? Может ли под вербовкой добровольцев маскироваться принудительная мобилизация? Не рискует ли власть в РФ такими мерами спровоцировать рост антивоенных настроений?

- Как и в любой большой стране, в России есть очень разные социальные группы. Конечно, среди россиян есть немало людей, которые никоим образом не поддерживают войну против Украины. Очень многие из таких людей, правда, из России уже уехали. Из тех же людей антивоенных взглядов, которые остаются в России, многие не то что стараются не замечать войны, а даже пытаются как-то саботировать ее ведение. Всеми возможными и доступными им средствами.

Но есть и другие группы населения, есть, например, люди, которые сами захотят воспользоваться этой поправкой и попытаются пойти добровольцами на эту войну, не осознавая последствий, которые повлечет для них такой шаг. У таких людей может быть разная мотивация. Не всегда она будет идеологической или политической. В депрессивных регионах России она может быть социальной, экономической. Но такая поправка действительно открыла бы таким молодым людям дорогу на войну.

Однако всем известно, что ситуация в российской армии ухудшается. Она ухудшается не только в плане усиления дефицита солдат. Она ухудшается и в плане потери качества командования.

В войне было потеряно огромное количество российских офицеров с боевым опытом. Многие из них были убиты в Украине, многие получили ранения и были выведены, так сказать, из своего рабочего состояния. Поэтому даже если начнется какая-то волна принудительной мобилизации, если на войну начнут активно вербоваться школьники, если даже какие-то части армии Республики Беларусь решат принять участие в войне, все это никак не решит проблему российской армии с командирами.

В последнее время были заменены очень многие ключевые фигуры в командовании всей этой авантюрой, которую Россия называет специальной военной операцией. Это тоже красноречиво демонстрирует, что в российской армии наблюдаются очень большие проблемы. Поэтому российская власть готова сейчас рассматривать любые методы, с помощью которых можно было бы набирать людей для отправки на войну. Чем больше российских семей столкнется с этим на практике, тем больше людей в РФ станет замечать влияние этой войны на свою жизнь не только на экономическом, но и на личном уровне.

Смотрите передачу целиком в повторе!

Ключевые слова
Наверх