Аристократ в роли демократа ⟩ Почему президент Казахстана сейчас более европеец, чем его большие воинственные соседи?

Ян Левченко
, журналист
Почему президент Казахстана сейчас более европеец, чем его большие воинственные соседи?
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments
Касым-Жомарт Токаев.
Касым-Жомарт Токаев. Фото: PAVEL MIKHEYEV
  • Токаев оказался на гребне исторической волны по воле случая, но показал себя стойким серфером
  • Его сопротивление политике Путина прямо на его территории выглядит продуманным жестом
  • России придется считаться с Казахстаном как с ведущей силой центральноазиатского региона

В самом известном русском пересказе «Винни-Пуха», который в 1960 году опубликовал Борис Заходер, поросенок Пятачок натыкается на своего друга-медвежонка с горшком на голове, принимает его за им же сочиненного монстра Слонопотама и в ужасе бежит, крича: «Караул, слонасный ужопотам! Караул, потасный слоноужам! Слоноул, карасный потослонам!»

Нечто подобное, только с интонациями не страха, но легкомысленного высокомерия, уже не первый раз позволяет себе президент Российской Федерации Владимир Путин в адрес лидера Казахстана Касым-Жомарта Токаева. В декабре 2021 года, напрочь позабыв имя коллеги, Путин предпочел назвать его «новым президентом Казахстана».

Вскоре после того, в январе 2022 года, обсуждались условия призыва так называемых «объединенных миротворцев» для усмирения волнений в Казахстане. Тогда Касым-Жомарт Кемелевич сделался сначала «Кемелем Жомартовичем», а потом и вовсе «Касамом Жемелем Кемельевичем». Наконец, на петербургском экономическом форуме российский лидер, опьяненный военными успехами на Украине, заявил, что перед ним ни кто иной, как «Камижам Ишемильевич». А потом, как могли решить многие наблюдатели, получил от казахстанского лидера отказ в признании ЛДНР и подтверждение, что Казахстан решительно не желает воевать за Россию в Украине. Несмотря на все обязательства по ОДКБ – созданной еще в 1992 году Организации договора по коллективной безопасности, которой дирижирует, разумеется, Россия, а примкнувшие Беларусь, Армения, Казахстан и постсоветские страны Центральной Азии пытаются играть слаженно и предсказуемо.

Среди стран-участниц Казахстан в последнее время активнее всех продвинулся по пути либерализации институтов: отменена смертная казнь, сняты ограничения на регистрацию политических партий, появились возрастные и гендерные квоты в партийных и избирательных списках.

Аркадий Дубнов.
Аркадий Дубнов. Фото: Aleksei Salomatov

Конечно, дело не только в личной обиде казахстанского лидера на имперское хамство сильного соседа, считающего себя хозяином крупнейшей мировой территории и ее окрестностей. И даже не столько в ней, несмотря на специфические представления о чести и достоинстве, господствующие на большей части постсоветского пространства. Касым-Жомарт Кемелевич Токаев (так и только так!) дает понять своему северо-западному соседу, что не готов опускаться вместе с ним ниже плинтуса из одного лишь привычного страха впасть с немилость. Смущенное недоумение, повисшее в зале немноголюдного в этом году экономического форума, свидетельствовало о неготовности сидящих в нем людей во главе с Путиным осознать, что ближайший проверенный партнер может сказать такое вслух, глядя в глаза и с прямой спиной. Это событие и его контекст Postimees попросил прокомментировать ведущего эксперта по Центральной Азии, журналиста и политолога Аркадия Дубнова.

- Аркадий Юрьевич, Токаев – старожил казахстанского политического поля. До 2022 года казалось, что он лишь продолжал курс «вечного президента» Назарбаева. Верно ли, что он просто завладел полнотой власти на волне подавления протестов в Казахстане? Или в январе этого года Токаев совершил что-то более важное?

- Стоящий во главе сегодняшнего Казахстана Касым-Жомарт Токаев лишь формально является продолжателем дела Нурсултана Назарбаева. История иногда очень причудливо рисует развилки и зигзаги правящих режимов, а также траектории, которые проходят лидеры постсоветских стран к юго-востоку от Москвы. Так, в январе 2022 года история драматически развернула Токаева, сделав ликвидатором назарбаевского наследства. Это очень показательный урок. Он рассказывает нам, как человек, который начал свою деятельность в качестве национального лидера с указа о переименовании столицы страны из Астаны в Нурсултан в честь Назарбаева, через какие-то три года убирает его имя из конституции, где оно было занесено, как скрижали, в историю современного Казахстана. Не было бы счастья, так несчастье помогло. Если бы не этот кровавый январь, траектория развития Казахстана продолжалась бы ни шатко, ни валко в направлении неуверенной модернизации. Большие затруднения этого курса были связаны с тем, что Назарбаев фактически оставался вторым центром власти.

- Были ли у Токаева внутренние ресурсы для такого шага, или это просто историческая случайность?

-У меня нет оснований вскрывать психологические основания этого поворота – есть ли, нет ли в личности Токаева чего-то, что объясняет его решения. Но я считаю, что он проявил себя в известном смысл аристократом. Его отец – известный писатель, мать много лет преподавала в Алма-Атинском институте иностранных языков. Образованные казахи воспитываются в почитании традиций, они должны знать историю своего рода и своего жуза («союзы» казахских родов, сформировавшиеся к началу XVIII в. – прим. ред.). Они укоренены глубоко, знают историю ханов, которые были их далекими предками, и гордятся ими. Токаев как раз из этой плеяды. Это можно усмотреть даже в его манере держаться, в его осанке, которую только укрепило полученное им образование. По советским меркам оно было очень неплохим.

Он закончил МГИМО как китаист, что и продемонстрировал на экономическом форуме. Комментируя видеообращение президента Китая Си Цзинпина, Токаев напомнил, что само понятие «кризис» передается в китайском языке с помощью двух иероглифов, один из которых обозначает «опасность», а другой – «возможность». Этот человек не с улицы пришел. У него нет ни тюремных сроков, как у нынешнего президента Кыргызстана (Садыра Жапарова, не вылезающего из коррупционных разбирательствприм. ред.), ни репутации полевого командира, навсегда засевшего в своем кресле (Эмомали Рахмон правит страной с 1994 годаприм. ред.). Надо отдать Назарбаеву должное: в первые годы правления он набирал команду, исходя не из принадлежности людей к властной элите, а по принципу их наибольшей компетентности в различных сферах деятельности.

Не стоит забывать, что Токаев провел пару лет на посту заместителя генсека ООН, будучи кооптирован туда по квоте заботами Назарбаева. Он же вернул его назад и ввел в Сенат, как Калигула – своего коня Инцитата (это был способ разозлить сенаторов, показав им, что конь справляется с такими обязанностями не хуже знатного человекаприм. ред.). Токаев и на экономическом форуме выступил как человек, имеющий опыт крупного международного чиновника – он именно так отзывался о признании квазиреспублик.

- А почему он вообще решил сделать это заявление? Решил заработать очки у себя на родине и повысить доверие мирового сообщества?

- Вы уже ответили на свой вопрос вполне определенно. Внутренний рейтинг Токаева сильно пошатнулся вследствие событий «кровавого января», когда он был вынужден прибегнуть к иностранной, прямо говоря, российской военной помощи. Будем называть вещи своими именами: ОДКБ – это, в первую очередь, Россия. Хотя Токаев и быстро распорядился вывести войска, осадок от этой его инициативы остался, и платить за него приходится немалую цену. В частности, обвинениями в том, что он агент России и должник Путина. Так что его жест на форуме – это попытка отвести подозрения. В то же время, Токаев смотрит вперед и понимает, что скоро президентские выборы. По казахстанским законам второй срок – последний, и я уверен, что Токаев не будет обнулять время своего пребывания во власти, как это сделал Путин и как теперь готовится сделать президент Узбекистана (в середине июня узбекистанский сенат выступил с предложением внести изменения в конституцию, чтобы Шавкат Мирзиёев смог баллотироваться снова прим. ред.). Возможно, я чуть лучше отношусь к лидеру Казахстана, чем к лидеру своей страны. Нам вообще это свойственно. Но я бы отдал должное тому достоинству, с которым Токаев совершил свой жест и в расчете на мировое сообщество. Расчет этот вполне прагматичен. Война когда-нибудь закончится, и Путину точно придется уже до конца своих дней платить за содеянное. В историю он войдет как деятель, который развязал эту войну – первую большую войну в Европе XXI века. А Токаев не хочет остаться в истории как человек, который сохранил союзные отношения с этой политикой, не дистанцировался от нее. Одни дистанцируются молча и предоставляют право другим домысливать, что они себе думают, а он сказал все откровенно. Причем много раз – и в лицо Путину, и в прямом эфире российского телевидения. Такого давно не было и еще долго, я уверен, не будет.

Касым-Жомарт Токаев и Владимир Путин.
Касым-Жомарт Токаев и Владимир Путин. Фото: sputnik

- А что будет с отношениями Казахстана и России?

- Все спрашивают одно и то же. Я бы тоже это спросил, на самом деле. Все надеются на лучшее и понимают, что может случиться худшее. Военная операция России в отношении Казахстана будет катастрофой. Нисколько не меньшей, если не большей, чем нынешняя. Это будет большая азиатская резня. Она привлечет на войну с кафирами (неверными, «отрицающими Бога»прим. ред.). большое количество боевиков из исламского мира. Надеюсь, хоть это понимают в Кремле. Но известный голубь мира Дмитрий Песков не устает заявлять, что времена сейчас такие – ничего исключать нельзя. И я не стану с этим спорить. Конечно, какие-то экономические «ответки» Казахстану от России прилетят. Просто чтобы дать понять, чья кошка съела мясо.

В России нет гражданского общества, есть просто публика. Поэтому, если по телевизору пойдут какие-то шоу, повторяющие истерию против Украины, только на этот раз в адрес Казахстана, дело будет сделано. Ведь сейчас стоит включить телевизор, и там одна Украина. Причем не просто как главный враг России, но как территория, которая не имеет никаких оснований быть государством. Что мешает включить такой режим в отношении Казахстана? Настроить публику легко. Хотя здесь речь о все еще многочисленной российской публике. А вот какова будет реакция там и оттуда – об этом уже никто не думает.

Ключевые слова
Наверх