Для поддержания нормы углерода следует ограничить вырубку лесов

Мейнхард Пулк
, журналист
Copy
Одним из важнейших факторов, влияющих на результат ЗИЗЛХ, является сокращение объема вырубки леса.
Одним из важнейших факторов, влияющих на результат ЗИЗЛХ, является сокращение объема вырубки леса. Фото: Urmas Luik/Pärnu Postimees
  • К 2030 году лесное и сельское хозяйство Эстонии должны поглощать 2,5 миллиона тонн углекислого газа
  • Углекислый газ выбрасывается в воздух довольно интенсивно
  • Прогнозы о потере 14 000 рабочих мест: малоосновательно или нет?

Вчера утром страны-члены Евросоюза достигли соглашения по климатическим вопросам «Цели 55», пишет Postimees.

В последние недели Эстония неоднократно выражала обеспокоенность состоянием землепользования, лесного и сельского хозяйства, то есть так называемого сектора ЗИЗЛХ (землепользование, изменение землепользования и лесное хозяйство), и вместо желаемых больших изменений, которые согласовывались в Люксембурге, получились незначительные.

Что решили в Люксембурге?

• В Люксембурге согласовали общие подходы пакета «Цели 55» стран Европейского союза в отношении пяти климатических законодательств. К ним относятся:

• Обновление системы торговли квотами на выбросы в ЕС

• разделение усилий между государствами-членами

• создание социального фонда климатических мероприятий

• нормы выбросов CO2 для транспортных средств

• землепользование, изменение землепользования и лесное хозяйство

«Я думаю, что ситуация, при которой в последний момент за стол переговоров сел министр с эстонской стороны (министр по делам сельской жизни Урмас Круузе (ПР) в роли министра окружающей среды), не относившийся к этому вопросу с серьезностью, также отразилась в этих соглашениях», — раскритиковал ситуацию бывший министр окружающей среды Тынис Мельдер (ЦП). «В тех местах, где я ожидал лучшего результата с эстонских позиций, успеха мы не добились», - добавил он.

Прежде всего, Мeльдер имел в виду сектор ЗИЗЛХ, а также задумывался над тем, как сделать систему торговли СО2 более гибкой, чтобы она не проявлялась в наших высоких ценах на электроэнергию.

Конечная цель остается

«Это очень хорошо, что Эстония не получила всех запрошенных смягчений», — сказал Сийм Куресоо, руководитель лесной программы Эстонского фонда природы. По его мнению, просьбы о смягчении были основаны на непонимании того, что хорошего смогут сделать леса для климата, и исходили прежде всего из интересов лесопромышленного комплекса. Полученные ими смягчения столь же сомнительны для Куресоо.

В системе торговли CO2 был достигнут компромисс по вопросу, который, по мнению Министерства окружающей среды, позволяет автоматически реагировать на большие изменения цен на выбросы в эпоху инфляции и высоких цен на энергию. Кроме того, было решено, что в секторах, не охваченных мерой ограничения выбросов углерода, выделение бесплатных единиц операторам будет продолжаться в основном на той же основе, что и раньше.

Однако в последние недели наибольший фурор вызвало требование ЗИЗЛХ: если, например, в 2020 году Эстония выбросила в воздух 1,3 миллиона тонн углекислого газа в секторе ЗИЗЛХ, то к 2030 году земля и лес Эстонии должны поглощать 2,5 миллиона тонн углекислого газа в год.

Так как во вторник ассоциация частных лесоводов отблагодарила министра Круузе за его усилия в переговорах по климатическому пакету ради «устойчивости лесного и сельскохозяйственного сектора и сохранения рабочих мест в сельской местности», то теперь ясно, что требование в 2,5 млн тонн останется в силе.

Рабочие места исчезнут или нет?

Министерство окружающей среды, а также несколько групп, заинтересованных в лесном хозяйстве, сочли потребность в 2,5 миллиона тонн в год к 2030 году слишком большой для Эстонии. Одним из самых больших факторов, влияющих на результат ЗИЗЛХ, является сокращение объема вырубки лесов, и Министерство окружающей среды до сих пор оценивало социально-экономические последствия этой цели как потерю 14 000 рабочих мест и 80 миллионов налоговых доходов.

«Воздействие на рабочие места было оценено очень поверхностно», — критиковал Куресоо. Расчет рабочих мест производится таким образом, что, если, например, вырубить на 50 процентов меньше леса, будет потеряно на 50 процентов больше рабочих мест. Другими словами, по мере уменьшения объема вырубки уменьшается и количество рабочих мест.

Заместитель канцлера Министерства окружающей среды Марку Ламп не отрицает, что расчеты, о которых идет речь, могут быть ошибочными. «При расчете исходили из того, что при снижении объемов переработки пропорционально уменьшится и количество людей, работающих в отрасли. Но, конечно, там определенно что-то не так, потому что при определенных условиях можно увеличить импорт древесины из других стран, которую можно дополнительно переработать на месте, если объемы рубки уменьшатся в Эстонии», — сказал Ламп. Также он заявил, что из-за закрытия маршрута в Россию и Белоруссию это уже не является простым способом компенсировать сокращение объемов вырубки леса.

По словам Куресоо, переход от сплошной вырубки леса к устойчивому лесопользованию мог бы дать нам лучший результат в ЗИЗЛХ и в то же время создать больше рабочих мест, поскольку устойчивоe лесопользование по своей природе является трудоемким. Технически легко сократить объем вырубки государственного леса, так как для этого нужно только постановление министра окружающей среды.

Однако, по словам вице-канцлера Лaмпа, исследования, проведенные в Эстонии, не подтверждают, что в стране можно было бы перейти к устойчивому лесопользованию в очень широких масштабах. «Состав лесов и видов деревьев не благоприятствует устойчивому лесопользованию. Это, безусловно, имеет место, но оно никогда не станет превалировать», — сказал Ламп.

Министерство окружающей среды в пресс-сообщении подчеркнуло, что достигнутый компромисс вовсе не означает окончательной договоренности — сейчас начнутся официальные переговоры по климатическому пакету между Европарламентом и Советом Евросоюза.

Неопределенность с корчеванием и культурными лугами

Одной частью ЗИЗЛХ является Постановление о корчевании и деградации леса, которое применяется к определенным товарам (живой скот и говядина, соя, пальмовое масло, кофе, какао, древесина). При размещении на рынке и экспорте в ЕС потребуется доказать, что их производство и выращивание не сопровождались корчеванием или деградацией леса. Твердая позиция Министерства окружающей среды Эстонии при посещении встречи заключалась в том, что мы можем принять инициативу только в том случае, если нам будет гарантирована возможность вырубки леса для восстановления естественной среды обитания и реализации продукции или древесины, произведенной на вырубленной территории.

В качестве обоснования была поставлена цель сохранения эстонских культурных лугов. Советник отдела охраны природы Министерства природных ресурсов и окружающей среды Хердис Фридолин объяснил Postimees, каков смысл оправданной вырубки леса: «Необходимость вырубки леса может возникнуть при восстановлении заросших культурных лугов, где существующая растительность в настоящее время соответствует критериям леса, что предусмотрено в Законе о лесe, и из него восстанавливают открытое сообщество. Таким образом, при восстановлении культурных лугов действительно может быть произведено значительное количество древесины. В случае восстановления и содержания культурных лугов также важно сохранить возможность законной продажи крупного рогатого скота, овец и их мяса».

Председатель правления Эстонского фонда природы Авелийна Хельм согласна с объемом биомассы, задействованной в восстановительных работах, но видит определенную непоследовательность в доводах министерства: «Восстановительные работы на лугах не связаны с инициативой Европейского Союза остановить корчевание и деградацию лесов», — сказала Хельм.

Она добавляет, что это также было подтверждено Европейской комиссией. Хельм не может сказать, почему министерство до сих пор затрагивает этот вопрос, если подтверждение со стороны Еврокомиссии уже получено. «Вопрос заключается в том, почему Эстония определила множество лугов, нуждающихся в восстановлении, как лесные земли. Культурные луга также прошли инвентаризацию, и почему у нас критерий лесных угодий с экологической точки зрения на очень сомнительных основаниях». Анна-Мария Сепп

Наверх