В церкви звучит послание Бога или Владимира Путина?

В церкви звучит послание Бога или Владимира Путина?
Facebook Messenger LinkedIn Telegram Twitter
Comments 3
Собор Александра Невского в Таллинне на Тоомпеа находится в ведении Эстонской Православной Церкви Московского Патриархата, верховный глава которой патриарх Кирилл является убежденным сторонником Владимира Путина.
Собор Александра Невского в Таллинне на Тоомпеа находится в ведении Эстонской Православной Церкви Московского Патриархата, верховный глава которой патриарх Кирилл является убежденным сторонником Владимира Путина. Фото: Madis Veltman
  • Влияние руководимой Москвой церкви в Эстонии очень велико
  • Владимир Путин прославляется на литургиях

Эстония – одна из немногих стран в мире, где бок о бок действуют две православные церкви. У нас есть Эстонская Апостольская Православная Церковь под юрисдикцией Константинополя и Эстонская Православная Церковь Московского Патриархата под юрисдикцией Москвы. По правилам религиозного мира такая ситуация недопустима, но по светским законам возможна, пишет Postimees

Между двумя конфессиями существует вражда, корни которой уходят в далекое прошлое. По словам протоиерея Эстонской Апостольской Православной Церкви (ЭАПЦ) Маттиаса Палли, восстановление церкви после распада Советского Союза и так было сложным, кроме того, приходилось терпеть противодействие Эстонской Православной Церкви Московского Патриархата (ЭПЦМП).

«Московский патриархат пригрозил, что если мы возобновим свою деятельность, они покинут страну, — вспоминает Палли. — В 1996 г. В 2010 году евхаристическое общение с Константинополем было прервано на три месяца, а сейчас оно прервано уже три года, так как Константинополь признал полную независимость Украинской Церкви».

По мнению протоиерея Эстонской апостольской православной церкви Маттиаса Палли, церкви должны сами урегулировать спор между собой, вмешательство государства может еще больше осложнить ситуацию.
По мнению протоиерея Эстонской апостольской православной церкви Маттиаса Палли, церкви должны сами урегулировать спор между собой, вмешательство государства может еще больше осложнить ситуацию. Фото: Ээро Вабамяги

Евхаристия — важнейшее таинство христиан, а ее общее принятие — важнейший признак единства. Разрыв евхаристического общения означает раскол в церкви, и именно поэтому он является самым большим препятствием во взаимоотношениях двух православных церквей.

По словам Палли, отношения между двумя церквями охладились, особенно во время правления нынешнего митрополита ЭПЦМП Евгения. «Между нами холодный мир», — говорит Палли. Положение, когда в одной стране действуют две православные церкви, он называет абсурдным: по церковным правилам так быть не может.

В Эстонии деятельность ЭПЦМП была узаконена в 2004 году во время пребывания в должности министра внутренних дел Айна Сеппика.

Сталинская церковь

Теэт Корстен.
Теэт Корстен. Фото: Ээро Вабамяги

Теэт Корстен, переводчик и журналист, в прошлом и лютеранский диакон, убежден, что ЭПЦМП заслуживает названия оккупационной церкви. «Нынешняя церковь Московского патриархата — это на самом деле сталинская церковь, который воплотил ее в жизнь в нынешнем виде», — уверяет Корстен, по словам которого, по некоторым параметрам оккупация в Эстонии не закончилась, — То, что до сих пор есть русскоязычная школа, это один показатель. Другой показатель — то, что происходит в церкви», — настаивает Корстен. «Ведь глава ЭПЦМП Евгений еще даже не осудил войну в Украине», — Это, как он считает, показывает, насколько масштабной была оккупация: якобы даже те, кто сознательно не поддерживает Владимира Путина, являются носителями пророссийских настроений. «Поэтому мы должны быстро переходить на одно только эстоноязычное образование и проэстонскую церковь», — подчеркивает Корстен.

По словам Ринго Рингвеэ, советника отдела по делам религии МВД, Московская Патриархия является носителем идеологии так называемого Русского мира. «Эта идеология была важна и для нынешнего патриарха Московского Кирилла, который обосновывал вызванные Россией нечеловеческие страдания и войну в Украине, в числе прочего и «метафизической» борьбой добра и зла», — отмечает Рингвеэ.

Рингвеэ сообщает, что в Эстонии знали о роли церкви во внешней политике Кремля с начала 1990-х годов. «Управление полиции безопасности и Служба внешней разведки в своих ежегодных отчетах отражали то, что связано с Московской патриархией», — констатирует он.

Слишком тесные отношения между церковью и светской властью беспокоят и протоиерея Палли: «Если в некоторых странах политическое и церковное руководство находятся в слишком тесных отношениях, то и случается так, что церкви приходится начинать оправдывать и благословлять несправедливые действия. Это очень большая проблема».

Тоомас Кюммель, географ и независимый журналист, принимавший участие в восстановлении ЭАПЦ, называет Московский Патриархат орудием Путина: «Стоит пойти послушать, что говорят на литургии Московской церкви. Желают Путину и Патриарху Кириллу долгих лет жизни».

В России церковь является частью путинизма и проводит государственную политику, утверждает Кюммель: «Промывают мозги. И я не вижу, чтобы наше правительство обращало внимание на эту проблему для безопасности».

Тоомас Кюммель
Тоомас Кюммель Фото: Кермо Бенрот

Кюммель отмечает, что, поскольку Московская Патриархат действует в арендованных помещениях, расторгнуть контракты было бы несложно: «Но никто не осмеливается».

По словам Кюммеля, легализация деятельности MPEÕK в Эстонии была ошибкой: «Нельзя было уступать. А еще большей ошибкой было строительство православного храма на Ласнамяэ. Наша беда в том, что всегда были политические силы, избирателями которых были русские».

Эстонская Православная Церковь Московского Патриархата: на нас нет вины

Утверждения протоиерея Маттиаса Палли и Тоомаса Кюммеля не соответствуют действительности. Против восстановления единой поместной Православной Церкви выступила группа раскольников, состоящая из нескольких священников и одного мирянина, которые, отвергая церковные и государственные законы, зарегистрировались как Эстонская Апостольская Православная Церковь. Ситуация, когда в стране действуют две православные церкви, является нарушением церковных норм. Государству не следовало создавать в 1993 году, после восстановления Московского Патриархата, параллельную структуру на его канонической территории. В 1996 году Московский Патриархат достиг компромисса с Константинопольским Патриархатом, согласившись на сосуществование двух церквей на территории Эстонии.

Наша церковь относится к Московскому Патриархату, но как автономная структура. Мы предельно ясно выразили свою антивоенную позицию вместе с другими христианскими конфессиями, входящими в Эстонский Совет Церквей.

Эстонская Православная Церковь Московского Патриархата

Все в руках Божиих

По словам Кюммеля, наши отцы государства должны бы мыслить шире, потому что сохранение российского оазиса в Эстонии — это вопрос национальной безопасности: «Пятая колонна России в Эстонии — это именно церковь, а не закрытые сейчас медиа-каналы».

Айн Сеппик.
Айн Сеппик. Фото: Михкель Марипуу

Бывший министр внутренних дел Айн Сеппик на это говорит, что нынешнюю ситуацию нельзя сравнивать с ситуацией 20-летней давности: «Но, если кто-то увидит угрозу безопасности или независимости Эстонии, рекомендую обратиться в полицию безопасности, которая, на мой взгляд, хорошо справляется со своими задачами».

Протоиерей Палли видит только одно разрешение вражды между двумя церквями. «Поскольку наша церковь является автономной поместной церковью, мы в настоящее время ждем возвращения в ее лоно братьев и сестер, принадлежащих к церкви Московского Патриархата, — говорит он. — Эта ситуация не может быть решена внешними средствами и силой. Наши церкви не могут быть объединены какой-либо искусственной силой или государством. Ликвидация Московского Патриархата в Эстонии может привести к тому, что некоторые страны займут еще более наступательную позицию. Все, как мы говорим, в руках Божьих».

Ключевые слова
Наверх