ИНТЕРВЬЮ ⟩ Литовский эксперт: Россия чувствует себя в Калининграде уязвимой

, редактор
Литовский эксперт: Россия чувствует себя в Калининграде уязвимой
Facebook Messenger LinkedIn Telegram Twitter
Comments 1
Товарные вагоны в Калининградe – эксклаве России.
Товарные вагоны в Калининградe – эксклаве России. Фото: Vitali Nevar/Reuters/Scanpix
  • Угрожая перекрыть транзит в Калининград, Европа нанесла Кремлю тяжелый ущерб
  • По словам Томаса Янелиунаса, уступки Москве могут привести к увеличению требований с ее стороны
  • У России нет ресурсов, чтобы дать серьезный ответ Западу, однако она продолжает искать слабые места

С точки зрения Литвы, нельзя делать никаких уступок в санкциях, наложенных на Россию, в том числе в вопросе калининградского транзита, потому что это может создать в Кремле ощущение, что с помощью угроз можно достичь своих целей, сказал профессор Института международных отношений и политологии Вильнюсского университета Томас Янелиунас в интервью Postimeеs.

Встреча с Янелиунасом состоялась за несколько дней до того, как Европейский Союз пообещал восстановить железнодорожный транзит подпадающих под санкции товаров через Литву в Калининградскую область.

Профессор Института международных отношений и политологии Вильнюсского университета Томас Янелиунас.
Профессор Института международных отношений и политологии Вильнюсского университета Томас Янелиунас. Фото:  Julius Kalinskas/15min.lt/Scanpix

Томас Янелиунас

  • С 2015 года профессор Института международных отношений и политологии Вильнюсского университета.
  • 2013–2018 Заведующий отделом международных отношений Института международных отношений и политологии.
  • 2009–2020 Главный редактор крупнейшего академического политологического издания в Литве «Politologija».
  • 2007–2014 Главный редактор академического издания «Lithuanian Foreign Policy Review».
  • Бывший советник в комитетах литовского парламента и Евросоюза.

— В ноябре прошлого года вы писали, что у России мог появиться удобный момент для нападения на Украину, завоевание которой Кремль рассматривал как свою так называемую главную награду. К сожалению, ваш прогноз сбылся. Недооценил ли Запад готовность России к прямой конфронтации и недооцениваем ли мы ее до сих пор?

— Думаю, война в Украине уже показала, что Россия готова и в психологическом, и в военном, и в материальном отношении начать полномасштабное наступление на любое суверенное государство.

Но, с другой стороны, я думаю, что Россия и режим президента Владимира Путина по-прежнему рациональны и расчетливы. Таким образом, нападение на Украину тоже было в некотором смысле просчитано. А именно тем, что Путин рассчитывал не встретить большого сопротивления и считал, что сможет избежать огромных последствий в виде реакции Запада.

Война в Украине остается уроком как для западных политиков, так и для самого Кремля. С одной стороны, да, западное общество и политики недооценили агрессивность путинского режима, а также его готовность использовать военные средства для достижения своих целей. С другой стороны, российская сторона недооценила сопротивление Украины и реакцию стран Запада.

В случае экономического кризиса жители Калининграда могут начать спрашивать, что мы здесь делаем, почему мы все еще в составе России.

Я думаю, что западные демократии довольно быстро адаптировались к этой новой реальности и понимают, что Россия — крайне агрессивная страна, и ее необходимо остановить. На данный момент восприятие России намного лучше, чем несколько месяцев назад.

— Совместный ответ ЕС и НАТО заставил Москву пересмотреть свои действия?

— Да, конечно. В ходе войны возникло много перемен, к которым нужно приспосабливаться. На данном этапе путинский режим просто пытается выжить и не сбиться с пути. После окончания войны в Украине может произойти радикальная смена курса или стратегии.

Однако пока главная отправная точка Путина состоит в том, что Россия должна противостоять западному миру и использовать каждое слабое место своих противников. В этой войне Путин по-прежнему пытается использовать слабые места ЕС и НАТО, особенно когда речь идет об энергетической зависимости от России.

Прямо сейчас мы видим, насколько уязвима Германия из-за своих потребностей в природном газе. Это еще один инструмент, который Путин использует для давления на Германию и получения более благоприятных решений от ЕС.

Я думаю, что этo противостояние с Западом и готовность использовать его слабости никуда не делись, они остались прежними. Даже после войны, если путинский режим выстоит, я думаю, он продолжит следовать той же схеме.

Рабочие разгружают металлические изделия с грузового судна, прибывшего в Калининград из Санкт-Петербурга.
Рабочие разгружают металлические изделия с грузового судна, прибывшего в Калининград из Санкт-Петербурга. Фото:  AP/Scanpix 

— Помимо Украины, Литва кажется сейчас главным противником России. Имеют ли санкции против Калининградской области, именуемой «непотопляемым авианосцем», символическое значение для России?

— Калининград — очень чувствительное место для России. Этот эксклав очень уязвим в случае изоляции, а санкции против перевозки некоторых товаров показывают чувствительность России в этом вопросе.

Калининград очень изолирован, и даже небольшие перебои в транспортном сообщении или санкции в отношении транзита показывают, что эта точка на карте очень важна для России. Конечно, тоже с символическим значением, но в то же время и очень ранимым. Именно поэтому они создали всю эту пропаганду против санкций.

Первый шаг в сторону от санкций может привести к новым требованиям и может быть опасен.

Если санкции останутся в силе, Калининград сильно пострадает, и потребуется много воздушных и морских сил для перевозки туда необходимых материалов и ресурсов. Это удорожает сохранение Калининграда в составе России.

Калининград — одна из самых уязвимых точек России. И именно поэтому Россия так громко заявляла об этом и начала оказывать давление на Европу, чтобы европейские политики изменили правила. Потому что Россия знает, что если Европа этого не сделает, то Россия потеряет Калининград экономически, что, в свою очередь, может вызвать политические вопросы.

В случае экономического кризиса калининградцы могут начать задаваться вопросом, что мы здесь делаем, почему мы до сих пор в составе России, если она не может гарантировать нам безопасность и экономическое благополучие? Это может стать большой проблемой для Москвы.

— Некоторые европейские лидеры предложили создать санкционное освобождение для Калининграда (на прошлой неделе Еврокомиссия объявила, что запрет на перевозку подсанкционных товаров через территорию ЕС из России в Калининград касается только автомобильного, а не железнодорожного транспорта — ред.). Может ли это быть тем, что ЕС стреляет себе в ногу?

— Многие литовские политики подчеркивали, что не следует делать никаких исключений из санкций в отношении калининградского транзита, так как это станет первым шагом к еще большему давлению со стороны России, которая пытается воспользоваться отступничеством ЕС. Последуют новые требования, новая кампания давления либо на Калининград, либо на другие регионы, что может стать началом смягчения санкционного режима.

Вот почему литовцы, и я лично, поддерживаю аргумент о том, что мы должны соблюдать санкции без исключения для калининградского транзита, так как это означает, что Литва по-прежнему суверенно контролирует свою территорию и железные дороги.

Первый шаг в сторону от санкций может привести к новым требованиям и может быть опасен. Потому что это покажет Кремлю, что Европа недостаточно сильна, чтобы поддерживать санкции, о которых они договорились, и что эту слабость можно использовать для следующих шагов.

Конечно, это очень тяжелое время для многих европейских стран, особенно для Германии, которая теперь опасается не только экономического спада, но и потенциального промышленного коллапса, если они перестанут получать природный газ из России. Так что это очень чувствительная тема для европейцев, из-за которой они не хотят создавать дополнительную напряженность с Россией.

Для них калининградский транзит кажется очень мелкой проблемой, очень маленькой частью всех санкций, и они пытаются избежать больших неприятностей с Россией.

Я не думаю, что Россия была бы настолько иррациональна, чтобы открыть новый фронт с НАТО.

Но для Литвы это достаточно важный момент, потому что он может стать основанием для прецедента. Если у России появится ощущение, что они могут добиться своего просто с помощью жесткой риторики и угроз, в будущем она будет чувствовать себя более комфортно, предъявляя все больше и больше требований. Калининград, на мой взгляд является своего рода проверкой для европейцев.

Конечно, если Еврокомиссия предложит какие-либо разъяснения по поводу введения санкций в отношении Калининграда, литовское правительство их примет. Некоторые наши министры уже сказали, что мы не будем действовать как страна вето и отвергать подобные разъяснения со стороны Еврокомиссии, но мы будем стараться держать свою линию и следить за этим процессом.

Прежде всего, мы хотим сохранить наше суверенное право контролировать все, что проходит через территорию Литвы. Не может быть никакого создания зеленого коридора или чего-то подобного. Мы по-прежнему хотим сохранить свое право контролировать все в соответствии с европейскими правилами, не отказываясь от наших суверенных прав.

Очередь грузовиков на КПП «Чернышевское» в Калининградской области.
Очередь грузовиков на КПП «Чернышевское» в Калининградской области. Фото: AP/Scanpix

— В российском обществе раздаются всевозможные призывы в связи с санкциями, в том числе, например, перекрыть Сувальский коридор. Это больше риторическая перепалка или конкретная готовность к военной эскалации?

— Я не верю в возможность военной эскалации только из-за калининградского вопроса. Я не думаю, что Россия была бы настолько иррациональна, чтобы открыть новый фронт с НАТО. Мы также должны иметь в виду, что сейчас НАТО гораздо лучше подготовленo ​​к такому конфликту, чем шесть или семь лет назад. Много учений было проведено в странах Балтии и в Сувальском коридоре.

Я бы полностью исключил эту военную возможность. По крайней мере, пока Россия к этому совершенно не готова. Но, конечно, возможны и другие ответы, например, кибератаки, провокации в районе Клайпедского порта, военные учения с Балтийским флотом, которые могут перекинуться в литовские воды.

Мы все еще наблюдаем кибератаки на правительственные веб-сайты. Всего две недели назад произошла сетевая атака типа «отказ в обслуживании» против наших государственных систем. Такие атаки довольно примитивны, и наши учреждения работают над предотвращением серьезных сбоев.

Но, кроме таких неудобств, я не вижу каких-либо особых сюрпризов с российской стороны. Потому что я думаю, что Россия уже израсходовала почти все доступные ресурсы.

Меня гораздо меньше беспокоит реакция России с тех пор, когда я услышал клипы Tik-Tok о том, как Россия собирается навредить нам вместо того, чтобы реально действовать. Есть правило, что лающая собака не кусается. Я думаю, что российская сторона сейчас просто пытается пошуметь, но у них не так много средств, чтобы навредить Литве.

Например, в сфере энергетики мы практически оторваны от России. Мы больше не импортируем газ или нефть, даже электроэнергию. У нас осталось довольно мало связей с Россией.

Депутат Европарламента от Либерального движения Пятрас Ауштрявичюс.
Депутат Европарламента от Либерального движения Пятрас Ауштрявичюс. Фото:  Lukas Balandis/15min.lt/scanpix

В Литве тлеет протест против Брюсселя

В Литве набирают обороты призывы не следовать позиции Еврокомиссии о том, что России следует разрешить перевозить подсанкционные товары через Литву в Калининградскую область, а министра иностранных дел Габриэлюса Ландсбергиса обвиняют в неспособности защитить интересы Вильнюса.

Раймундас Лопата, член парламента от Либерального движения, входящего в литовскую правительственную коалицию, и Пятрас Ауштревичюс, член Европарламента от той же партии, выступили с заявлением, в котором призвали не пропускать подсанкционные российские товары через территорию страны, сообщает общественная телерадиовещательная компания LRT.

«Калининградская область не будет бойкотирована или изолирована, но транзит товаров, подпадающих под санкции, не должен допускаться», — сказал Ауштревичюс на пресс-конференции. «Нужно политическое мужество, чтобы усиливать санкции, а не смягчать их».

Ауштрявичюс также заявил, что Еврокомиссия превысила свои полномочия, разрешив железнодорожные перевозки, сообщает BNS.

Правительство Литвы заявило, что, несмотря на свое недовольство интерпретацией Еврокомиссии, оно по-прежнему придерживается видения Брюсселем правил санкций.

Однако оппозиционный Демократический союз Литвы предложил на прошлой неделе подать на Ландсбергиса официальный запрос, который будет сопровождаться вотумом доверия, поскольку, по их мнению, министр иностранных дел, входящий в Патриотический союз, не смог защитить интересы страны.

Ключевые слова
Наверх