Евгений Криштафович ⟩ Эстония нуждается в депутиниZации

Эстония нуждается в депутиниZации
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter Whatsapp
Comments 52
Владимир Путин.
Владимир Путин. Фото: Sergei Guneyev
  • Толерантность к агрессии и войне неприемлема в XXI веке
  • Путин без колебаний превратил жителей русскоязычных областей Украины в пушечное мясо
  • В Эстонии начат курс депутинизации, он будет доведен до конца

Мало отключить каналы российской пропаганды – нужна большая работа над ошибками, убежден юрист Евгений Криштафович (Партия реформ).

Слишком долго мы смотрели сквозь пальцы на попытки усиления российского влияния в Эстонии. И хотя в условиях мирного времени можно согласиться с тем, что излишне жесткие меры по пресечению этого влияния могут поставить под удар демократию, то сейчас, когда в Европе идет война, развязанная режимом Путина для расширения своих границ, меры по защите конституционного строя должны быть значительно более решительными.

Толерантность к агрессии и войне как способу решения политических задач неприемлема в XXI веке. Это не имеет ничего общего ни со свободой слова, ни с либеральными ценностями. Тем не менее мы позволили зайти слишком далеко тем, кто в открытую занимается здесь, в Эстонии, пропагандой ненависти и радикализацией. Радикализацией, в первую очередь, русскоязычного населения нашей страны.

Согласно мартовскому исследованию GLOBSEC, 24% жителей Эстонии не считают, что Россия, солдаты которой снесли с лица земли Мариуполь и устроили геноцид в Буче, несет военную угрозу для государства, в котором они живут. В Польше такого мнения придерживается 8% населения, в Литве – 11%, в Латвии – 30%.

Я скажу сейчас очень жесткую вещь, и это может быть кем-то воспринято как виктимблейминг (перенос вины на жертву). Но если бы такое исследование было проведено за какие-то сутки до того, как военный преступник начал бомбить Киев, то даже в самой Украине число тех, кто «не считает, что Россия представляет для них военную угрозу», было бы не меньшим, чем в Латвии или у нас. А в восточных и южных областях Украины (не в тех, разумеется, где уже до этого восемь лет сепаратисты из непризнанных «народных республик» убивали мирное население) – в Северодонецке и Мариуполе – доля таких оптимистов могла бы до 24 февраля 2022 года быть и того выше.

Жители Восточной Украины заплатили и продолжают платить за свою толерантность к Путину страшную цену. Для тех, кто еще не понял: русскоязычное население на обломках советской империи все эти годы использовалось Москвой для дестабилизации обстановки, эскалации напряженности и препятствия интеграции постсоветских стран в структуры ЕС и НАТО. А когда появилась возможность, Путин без колебаний превратил жителей русскоязычных областей Украины в пушечное мясо и мишени для ракетных ударов. Это было абсолютно предсказуемо.

Все последние 20 лет, что в России у власти находится режим диктатора Путина, внешнеполитическая доктрина этой страны была направлена на ослабление государственности республик бывшего СССР. В остальных странах Россия занималась либо скупкой элит, либо попытками преступного влияния на выборы и противозаконной поддержкой наиболее радикальных и деструктивных политических сил. А у нас главным инструментом давления – «солдатами Путина» – являются местные русские. И одна из задач такого солдата, разумеется, состоит в том, чтобы вовремя умереть за фюрера.

Все эти годы мы реагировали на радикализацию местных русских со стороны России достаточно мягко. Российские федеральные телеканалы с их милитаристской пропагандой без проблем вещали до весны 2022 года. В крупнейшей школе Ласнамяэ учеников демонстративно посвящали в гимназисты под советской символикой, а шествия «Бессмертного полка, прославляющие российскую агрессию, не встречали сопротивления. Вместо того, чтобы русскоязычных детей обучать эстонскому языку и способствовать их интеграции в социум, их отправляли в лагеря, устроенные российскими властями.

При этом эстонское общество реагировало удивительно вяло на попытки консолидации русской общины вокруг ненависти к эстонской государственности. Все это напоминало поведение больного, который десятилетиями игнорирует хронический недуг, пока у него не возникнет угрозы жизни и не понадобится решительное и опасное лечение.

Зато теперь мы, похоже, вплотную приблизились к той стадии, когда, во избежание разрушительных последствий, надо «резать к чертовой матери». Сначала обрубили каналы распространения военной пропаганды, причем как телевидение, так и государственные интернет-ресурсы. Оказалось, сделать это было совсем не сложно. Запретили въезд российским артистам, оправдывающим войну, выслали организаторов «Бессмертного полка». Можем же, оказывается, когда захотим!

Дальше нужно убрать использующиеся как инструменты военной пропаганды советские монументы и находящуюся в общественном пространстве символику оккупационных режимов. К этим символам, наравне с георгиевской ленточкой относится теперь и советское «знамя победы», используемое путинскими оккупантами на захваченных территориях Украины. Но главное – это реформа русскоязычной школы. Все жители страны должны одинаково владеть эстонским языком, и это должно быть обеспечено повсеместно, в том числе, в местах компактного проживания лингвистических меньшинств. Никакой благодарности за проведение этого необходимого лечения общества мы – и это надо понимать четко – в обозримой перспективе не получим.

Жители оккупированной Германии, которых после войны принудительно отправляли в ознакомительные поездки в бывшие концлагеря и места совершения массовых убийств, тоже не осыпали американскую военную администрацию благодарностями. Однако в конечном итоге это позволило немцам с корнем вырвать нацизм из своей национальной ДНК. Как и когда вся русская нация пройдет необходимый курс денацификации, десоветизации и депутинизации – мне пока неизвестно. Но в Эстонии мы его уже начали и проведем до конца.

Ключевые слова
Наверх