Школьная реформа: интеграция или сегрегация

Анастасия Тидо
, журналист
Школьная реформа: интеграция или сегрегация
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments
В коалиционном соглашении написано, что после реформы обучение в садах и школах будет происходить на эстонском языке
В коалиционном соглашении написано, что после реформы обучение в садах и школах будет происходить на эстонском языке Фото: Arvo Meeks
  • Реализовать переход на эстонский язык можно даже в Ида-Вирумаа, но такой переход потребует времени
  • Школам и детсадам самим придется решать вопрос дефицита педагогов и привлекать носителей языка
  • Дети с особыми образовательными потребностями требуют внимания

К 1 ноября партии коалиции планируют принять Закон о переходе на эстоноязычное образование в детском саду и основной школе. Согласно коалиционному соглашению, переход на эстоноязычное образование в детских садах будет очень быстрым.

Подготовительная работа начнется в этом году, а уже через два года на эстонский язык обучения должны перейти детские сады, первые и четвертые классы школы. К 2030 году процесс перехода должен завершиться и дальнейшее обучение в садах и школах будет происходить на эстонском языке и в эстоноязычной среде.

Реформа нужна уже очень давно

Как известно, это не первая попытка изменить концепцию школьного образования для русских детей, но все прежние особого успеха не имели. Первое, о чем хочется спросить у специалистов – это о тридцати упущенных годах с момента обретения Эстонией независимости. Профессор Тартуского университета Бируте Клаас-Ланг занимается вопросами языка и интеграции не одно десятилетие и считает, что именно сейчас общество готово принять переход на единое эстоноязычное образование. По ее мнению, естественной интеграции раньше мешало отсутствие политической воли. «У нас давным-давно было бы единое образование на эстонском языке, если бы не политики, - говорит Клаас-Ланг. - В 1993 году Рийгикогу принял решение о переходе на эстоноязычное образование, но в 1997 году это решение отменили, поставив целью переход на систему «60/40» и только для старшей школы, а начать решили аж через 10 лет».

На деле эта система оказалась хромой на обе ноги. Все опрошенные нами специалисты согласились, что нынешняя русскоязычная основная школа не готовит учеников даже к частичному преподаванию предметов на эстонском языке. Во многих школах требование «60/40» выполняется только на бумаге, на деле же предметы преподают на русском языке по эстонским учебникам. «Русскоязычная школа не готовит детей к дальнейшей учебе и работе в Эстонии. Русскоязычная молодежь находится в худшем положении, чем эстонская, что несправедливо», - уверена профессор.

Записанные в коалиционном договоре цели – это пока лишь декларация. В ближайшие месяцы Министерство образования и науки должно разработать конкретный план перехода, выяснить возможные практические проблемы, которые придется решать, и, очевидно, предложить пути их решения. По оценке работников сферы образования, которых мы опросили, направление правительством выбрано правильное, но проблем будет много, поэтому пока реформа вызывает скепсис.

Учителей за год не обучить

Для того, чтобы в 2024 году начать переход на эстоноязычное образование, детсадам и школам уже сейчас нужно начинать подготовку. И первое, что придется делать – это искать педагогов. Все руководители образовательных учреждений признают, что это главная проблема будущей реформы. Особенно остро она проявится на Северо-Востоке. Директор Нарвского детского сада «Тареке» Елена Коновалова отметила, что в целом реформа вполне реализуема, если и у руководства, и у персонала есть желание перевести образование в саду на эстонский язык. Однако проблема с кадрами никуда не денется и решить ее до 2024 года она считает маловероятным. Директор отметила, что многие работающие сегодня русскоязычные педагоги не владеют эстонским языком на нужном уровне, и за год полтора они его не выучат, даже если пойдут на курсы. Сама Елена Коновалова уже организовывала бесплатные курсы для педагогов, но результата это не дало. По ее мнению, помочь делу мог бы обмен педагогами с эстонскими детсадами и привлечение носителей эстонского языка в русские детсады, на первых порах хотя бы временно. Это позволило бы создать языковую среду, которой так не хватает сегодня, и которая помогла бы и детям, и русскоязычным педагогам преодолеть языковый барьер.

«Если бы учителей было где взять, то мы там уже взяли бы, наверное! Но подготовленных людей, даже просто окончивших образование, не говоря уже об опытных, просто нет, – рассказала нам директор Славянской основной школы Кохтла-Ярве Светлана Владимирова. – Идея правительства понятна, она правильная. Но! Когда сверху просто принимают решение, а вы там в школах как-нибудь сделайте… Результат тоже будет так себе. Кто как сумеет».

Так же, как и Елена Коновалова, Владимирова считает важным фактором настрой руководства: «Очень много зависит от готовности директора проникнуться идеей и ее реализовать. Мы ищем учителей, объявляем конкурсы, пытаемся их как-то привлечь. Если школа хорошая, то туда идут, но не у всех школ это получится». Кроме того, привлечь педагога – это полдела, его надо еще удержать. Нередко через год-другой хороший учитель уходит, так как не видит результата своих усилий или не вписывается в среду. «Вот приходит носитель эстонского языка в русскую школу, хочет научить эстонскому языку русскоязычных детей. Отличная миссия! Но в реальности есть 400-500 детей из русскоговорящих семей, которые с эстонским языком сталкиваются только на уроке. Все сверстники вокруг говорят на русском, родители – на русском, и только учитель говорит на эстонском. У многих детей возникает реакция отторжения, они не хотят учить язык», - объясняет Владимирова. Если мотивация к обучению у детей низкая, то и процесс обучения идет сложно. Так и получается, что учитель приходит, обнаруживает реальность, сильно отличающуюся от своих представлений о работе, и уходит.

На директорах лежит огромная задача удержать таких людей, если они уже пришли. В Славянской основной школе Кохтла-Ярве русскоговорящих учителей и носителей эстонского языка, либо тех, кто хорошо владеет эстонским, примерно поровну. Директор школы считает своей важнейшей задачей создание и поддержание среды, в которой педагоги общались бы без напряжения, и всем было бы комфортно в коллективе.

Хорошее подтверждение тому, что в Ида-Вирумаа можно создать школу, где и педагоги, и дети абсолютно свободно говорят на двух языках — это Нарвская Ваналиннаская государственная школа. Попадая в эту школу, поначалу трудно понять, это русская школа, или эстонская. Ее директор Татьяна Степанова поделилась с Rus.Postimees секретом успеха: «Проблемы с кадрами, владеющими эстонским языком, у нас практически исчезли после того, как мы взрастили для себя учителей сами. Сегодня у нас работает 6 выпускников нашей школы». Конечно, такой метод не поможет школе заполнить нужные вакансии уже через два года, но в течение 5 лет воспользоваться советом Степановой вполне реально.

Профессор Бируте Клаас-Ланг полагает, что Минобразования могло бы найти на рынке труда учителей, которые сейчас не работают по специальности, применив для этого программы мотивации и повысив зарплаты. Да, на это понадобятся деньги, но уже в ближайшем будущем программа перехода себя оправдает. Одна из огромных статей расходов сегодня – обучение эстонскому языку, в том числе бесплатное: «Сейчас государство тратит огромные деньги на обучение языку взрослых. Это большое бремя для государства, потому что русскоязычная молодежь не получает эстонский язык на нужном уровне в русскоязычных школах, и многие после школы идут сразу на курсы для взрослых».

Справятся ли с переходом дети – еще вопрос

Директор Славянской основной школы Кохтла-Ярве Светлана Владимирова считает, что план перехода не учитывает способность детей усваивать учебную программу на языке, уровень которого недостаточен для изучения предметов. Сейчас в эстонских и русских школа учебники идентичны по содержанию, но на разных языках. По мнению Владимировой, если русским детям в четвертом классе дать сразу учебник на эстонском, это будет проблемой: «Да, учитель на уроке объясняет. Он адаптирует свой рассказ, применяет разные методы обучения, но потом он говорит: прочитайте дома такой-то параграф учебника. Учебник ведь нужен именно для самостоятельного изучения. Ну и как вы себе это представляете? Ребенок, который впервые столкнулся с предметом, не знающий терминологии, поймет параграф из трех страниц учебника? И на вопросы ответит? Там ведь текст не адаптирован, он написан под словарный запас эстоноязычного ребенка!»

Отдельной «проблемой внутри проблемы» Владимирова считает адаптацию к обучению на эстонском языке детей с особыми образовательными потребностями. «Учитель все делает, что может. Он готовится к урокам, он готов выкладываться, но этому ребенку с его особенностями либо эту программу просто не потянуть, либо ему нужны совсем другие методики, - пояснила директор. – По статистике сегодня каждый четвертый ребенок в Эстонии имеет особые образовательные потребности, поэтому поиска решения этой проблемы никому не избежать».

С тем, что для детей с особыми образовательными потребностями нужны особенные методики и педагоги, полностью согласна директор детсада «Тареке» Елена Коновалова. По ее словам, в каждом саду или школе есть такие дети, и их обучение требует гораздо больших ресурсов: педагогических, финансовых, эмоциональных. В детском саду «Тареке» есть группа детей с особыми образовательными потребностями, и каждый такой ребенок числится в группе за троих. По мнению директора, Министерство должно уделить внимание возможностям перевода на эстонский язык этой группы детей и помочь садам и школам с методиками и ресурсами.

Но есть и более оптимистично настроенные педагоги. По мнению бывшего руководителя Фонда интеграции, а ныне – директора эстонской Нарвской государственной гимназии Ирене Кяосаар, дети прекрасно усваивают язык и предметы на языке, попадая в соответствующую среду. По ее словам, страхи старшего поколения и родителей преувеличены, но дети очень адаптивны и быстро схватывают язык, если слышат его постоянно. Учитель английского языка Ольга Горчакова тоже считает, что о способности детей воспринимать информацию беспокоиться особо не надо. Они гораздо быстрее взрослых включаются в процесс. «Я уже двадцать пять лет веду все свои уроки только на английском. Все 45 минут. – объясняет свою позицию Горчакова. – На мой взгляд, язык - это инструмент для получения информации, причем инструмент, овладеть которым вне среды на довольно высоком уровне можно за 2-3 года мотивированного изучения, а в среде достаточно и года. Под языковой средой я понимаю, например, школу, где все учителя говорят на эстонском языке. В рамках европейских проектов для учителей я видела много школ в Англии, где на английском языке учатся дети из разных стран с очень разными домашними языками. Все они успешно получают школьное образование».

Вместе учиться или раздельно

В коалиционном соглашении написано, что после реформы обучение в садах и школах будет происходить на эстонском языке и в эстоноязычной среде, но в нем не сказано, будут это единые школы для всех, или у русских будут снова свои школы, переведенные на эстонский язык обучения. На вопрос, нужна ли обществу единая школа, опрошенные нами педагоги ответили, что это оптимальный вариант перехода. «На мой взгляд, переход на эстонский язык обучения возможен только при модели единой школы, где вместе будут учиться дети всех жителей Эстонии, - говорит учитель английского Ольга Горчакова. - Язык дошкольных учреждений и домашний язык не следует брать в расчет. Основной упор должен быть сделан на реформу начальной ступени образования: программы должны быть разработаны так, чтобы их мог успешно усваивать любой живущий или приехавший в Эстонию ребенок». По словам Горчаковой, к концу первого учебного года практически любой ученик преодолевает языковой барьер и формирует необходимые коммуникативные навыки и модель единой школы естественно преодолеет существующую в обществе сегрегацию, происходящую из раздельного образования. «Я категорически против русских школ с эстонским языком обучения, так как это никак не способствует сплочению народа Эстонии», - пояснила свою позицию Горчакова.

С Ольгой Горчаковой согласна профессор Клаас-Ланг, которая уверена, что даже на Северо-Востоке в школе можно обеспечить среду для обучения эстонскому языку и хорошие примеры тому есть. «Для овладения языком чрезвычайно важно получать язык от множества разных носителей. Это обеспечивают уроки по разным предметам на эстонском языке, хобби на эстонском языке, проекты сотрудничества с эстонскими школами», - пояснила профессор.

Комментарий бывшего министра образования Евгения Осиновского

В ближайшие месяцы правительство должно разработать план и выяснить практические проблемы и аспекты, которые придется учитывать. Нужно же не просто искусственно перевести часть предметов в русских школах на эстонский язык, а двигаться в сторону фундаментально другой школьной системы - такой, где русские и эстонские дети учатся вместе. Нужна единая школа. Очевидно, что такую модель проще реализовать, начиная детского сада и с первых классов. Никто не представляет, как сегодняшние русскоязычные школы просто взять и слить с эстонскими.

Важный момент – недостаток кадров. В течение следующих двух лет обучить много учителей просто невозможно, соответствующие программы занимают больше времени. Даже если мы говорим о периоде в пять лет, реформа потребует очень серьезных инвестиций в педагогов. Мы знаем, что учителей не хватает не только в русских школах, но и в эстонских, поэтому, если вы спросите, насколько реалистичен этот план, можно ли качественно реализовать эту реформу в установленные сроки, то я скажу, что нет. Это невозможно. Министерство образования должно представить свое видение реформы и его можно будет обсудить. Соглашение, которое достигнуто по детским садам - разумное. Мы начнем с того, что у нас будут группы языкового погружения в детских садах, и все дети Эстонии, независимо от их родного языка и города проживания, частично будут учиться говорить на эстонском языке уже в детском саду. Потом с первого класса постепенно можно будет учиться на эстонском языке по методике языкового погружения. Если мы говорим о городе Кохтла-Ярве или о Нарве, где эстоноязычной среды нет, то понятно, что с четвертого класса начинать этот переход невозможно. Это приведет к тем же последствиям, какие мы видели в 2011 году, когда внедрили такую реформу на уровне гимназии. 10 лет прошло, а уровень владения эстонским языком не улучшился.

Ключевые слова
Наверх