Профсоюзы: на железной дороге могут сократить 300 человек, с забастовкой учителей пока неясно

Елена Поверина
, ведущая видеорубрики
Профсоюзы: на железной дороге могут сократить 300 человек, с забастовкой учителей пока неясно
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments
  • Министра вынуждают действовать во вред работникам
  • У нас не профсоюзы слабые, а люди
  • Среди работников не все спокойно

Кризис в экономике и на рынке труда на фоне рекордной инфляции – новый вызов для профсоюзов. Каковы планы профсоюзного движения после смены лидера? Не впадут ли профсоюзы в кризис?

На вопросы Rus.Postimees ответили в прямом эфире новый лидер Центрального союза профсоюзов Яан-Хендрик Тоомель и его коллега, председатель профсоюза железнодорожников Олег Чубаров, также претендовавший на пост руководителя Центрального союза профсоюзов Эстонии.

Выдержки из беседы:

– Каковы планы профсоюзного движения после смены лидера?

Яан-Хендрик Тоомель: – Я возглавил профсоюзы сроком на один год. Мы уже действуем. Например, ведутся переговоры о повышении минимальной зарплаты на следующий год.

Олег Чубаров: – Мы просили поднять минималку с июля, но работодатели отказались. Теперь цифры наших требований изменятся, и это будет уже не 700 евро, а больше.

Яан-Хендрик Тоомель: – Львиную долю своей работы мы ведем за столом переговоров, реже – на улице. Считаю, что те предложения и поправки к договорам, которые нам удалось отстоять, намного важнее протестов на улице.

– Ближайший год вы тоже планируете провести за столом переговоров? На улицы не пойдете?

Олег Чубаров: – Это вопрос хода переговоров. Если работодатели и правительство будут выставлять нам свои ультиматумы и консенсуса не достичь, не останется ничего другого, как выводить людей на улицы.

– Что намерены предпринять профсоюзы для зашиты работников от растущего кризиса и космических цен? На данный момент инфляция уже достигла 23%...

Яан-Хендрик Тоомель: – Это болезненная тема для малообеспеченных людей. Для них принципиально важно повышение минималки и не облагаемого налогом минимума. С работодателями ведутся переговоры о повышении зарплат.

Олег Чубаров: – Самое печальное, что в отношении работников уже применяется тактика запугивания. Работодатели с подачи правительства посылают напрямую и через прессу сигналы о том, как будет тяжело. У правительства при этом только две позиции: денег нет, начинайте экономить.

Тактика запугивания выражается в том, что предупреждают об уменьшении объема работы и зарплат, грядущих сокращениях, увольнениях и т.д. Тем более, что обновленный Закон о трудовом договоре позволяет уменьшать зарплату на несколько месяцев. Все это позволяет оказать давление на работников.

– Состоится ли забастовка учителей, о которой сообщалось в начале лета?

Яан-Хендрик Тоомель: – Полагаю, что окончательного решения еще нет. Однако, правительство уже дало понять, что некоторые средства на повышение зарплат учителей предусмотрены (повышение зарплат госслужащих прописано в преамбуле коалиционного соглашенияприм. ред.).

– Какие еще отрасли могут выйти на забастовку?

Олег Чубаров: – Не секрет, что в железнодорожном секторе – большие проблемы. Напряженно и в транспортном секторе.

На железной дороге за полгода сокращено более 100 человек, и это не окончательные цифры. Работодатели хотят еще больше уменьшить количество работников, сложив на одного человека обязанности многих специалистов.

На железной дороге осталось не более 1,5 тысяч работников, около 300 еще могут пойти под сокращение. Технологии совершенствуются, а грузов нет.

Похожая ситуация – в энергетике и торговле. Проблем много, и государство просто зарывает голову в песок.

– Как вы на мерены выстраивать отношения с новым министром труда, бывшим лидером профсоюзов? Теперь вы оказались по разные стороны баррикад – это будет мешать или помогать?

Яан-Хендрик Тоомель: – Очевидно, что в некоторых аспектах станет сложнее договариваться. Нам бы хотелось, чтобы связь была конструктивной. Это ненормально, когда врач не может быть министром здравоохранения.

Олег Чубаров: – Нападки на нашего бывшего председателя и обвинения его в том, что он лоббист, провоцируют министра на то, чтобы он действовал по-другому и действовал во вред работникам Эстонии.

– Как вы относитесь к идее Петерсона повышать налоги, в частности – на безработицу?

Олег Чубаров: – Будем смотреть и обсуждать.

Наше правительство сидит на Тоомпеа и думает, что внизу все спокойно. На самом деле, не спокойно!

У нас есть масса трудовых договоров, FIE, OÜ, которые ни от чего не застрахованы. Все эти люди не могут рассчитывать и на выплаты из Кассы страхования от безработицы. И по ним кризис может очень больно ударить.

Политика трудовых договоров находится в очень плохом состоянии. И правительство полагает, что проблема сама рассосется. Профсоюзы намерены активизировать свою деятельность в этом направлении.

Кстати, ни председатели советов, ни члены правления не платят налоги в Кассу страхования от безработицы. Спрашивается, почему? Где солидарность, на которой основана вся система?

– Предприниматели отмечают, что пришла пора серьезно урезать расходы – не приведет ли это к росту безработицы?

Олег Чубаров: – На рынке труда – острая нехватка специалистов. Разумеется, все пытаются экономить на затратах на рабочую силу. Нужно повышать осведомленность работников об их правах. Не стоит ни в коем случае соглашаться на уменьшение зарплат, количества рабочих часов при прежнем объеме работы.

– Есть ли решение у проблемы острой нехватки кадров, из-за которой, в частности, перестали нормально функционировать аэропорты?

Яан-Хендрик Тоомель: – Из-за коронакризиса многие были сокращены и уволены, и теперь они не готовы возвращаться на прежних условиях. Вопрос упирается в уровень зарплат и в то, что у этих людей давно уже новые рабочие места. Норвегия и Дания избежали сокращений, и теперь у них нет таких проблем.

Олег Чубаров: – В нашем железнодорожном секторе сегодня происходит то же самое, что в авиации. Если мы пойдем путем сокращений, а потом понадобятся люди (в обслуживании Rail Baltica прим. ред.), то за прежние деньги они не вернутся. Если пожалеть денег сегодня, то в будущем это дорого обойдется.

– Народ интересуется, почему в Эстонии профсоюзы настолько слабы?

Олег Чубаров: – В чем секрет сильных профсоюзов в Финляндии? Разница в том, что там решение о подписании договора принимает не работник, а профсоюз.

У нас же работник подписывает все свои договоры сразу и не глядя. У нас слабые люди.

Яан-Хендрик Тоомель: – Профсоюзы не так слабы, как кажется.

Профсоюзы не так слабы, как хотелось бы работодателям.

Возможно, такое впечатление сложилось из-за того, что мы ведем больше закулисную работу, и нас мало на улицах.

Подробнее в повторе!

Прямой эфир: не впадут ли профсоюзы в кризис? / Одежда ведущей: Tallinna Kaubamaja / Liviana Conti
Прямой эфир: не впадут ли профсоюзы в кризис? / Одежда ведущей: Tallinna Kaubamaja / Liviana Conti Фото: Kermo Benrot
  • Что намерены предпринять профсоюзы для зашиты работников от растущего кризиса и космических цен?
  • Состоится ли забастовка учителей?
  • Какие еще отрасли могут выйти на забастовку?
  • Как профсоюзы будут выстраивать отношения с новым министром труда, бывшим профсоюзным лидером Пеэпом Петерсоном?
  • Поддерживают ли профсоюзы идею Петерсона повысить налоги, в частности налог на безработицу?
  • Предприниматели отмечают, что пришла пора серьезно урезать расходы – не приведет ли это к росту безработицы?
  • К чему может привести поляризация рынка труда? Насколько актуальна эта проблема?
  • Есть ли решение у проблемы аэропортов и острой нехватки работников? 

Одежда ведущей: Tallinna Kaubamaja / Liviana Conti  

Ключевые слова
Наверх