Рынок дерет с художника семь шкур – прикрыться нечем

Кайса Эйхе
, художник, арт-критик
Рынок дерет с художника семь шкур – прикрыться нечем
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter Whatsapp
Comments
Выставка «Не пройти +- Комната любви» Маргит Лыхмус в июне проходила в галерее Rüki (Вильянди).
Выставка «Не пройти +- Комната любви» Маргит Лыхмус в июне проходила в галерее Rüki (Вильянди). Фото: Rüki Galerii
  • Дилеры используют схему реализации, другими словами, проституирования продукта искусства
  • Художники с репутацией должны иметь социальные гарантии на всю оставшуюся жизнь
  • Выгоды культуры оценить невозможно, многое станет понятно лишь через нескольких поколений

Маргит Лыхмус и Кива – мультихудожники (работающие в разных техниках и жанрах – прим. ред.), выпускающие книги и различные другие медиапродукты. В июне у Маргит в галерее современного искусства Rüki в Вильянди проходила выставка «Не пройти +/- Комната любви», для которой Кива делал звуковое оформление. Также Кива участвует в групповой выставке скульпторов «Тур по скульптуре», которая была открыта до середины июля для всех желающих в творческим городке Теллискиви.

- Учитываете ли вы контекст галереи, выбирая работы как кураторы или создавая их как художники?

МАРГИТ: Не учитываю.

КИВА: Конечно, учитываю – готов побиться об заклад, что саунд-арт продаваться не будет. Часто ошибочно думают, что раз это искусство для слуха, то это музыка, хотя саунд-арт – совсем другая область.

Маргит Лыхмус.
Маргит Лыхмус. Фото: Rüki Galerii

- Я знаю нескольких художников, зарабатывающих деньги творчеством, у которых дела идут относительно хорошо. Затем идет некоторое количество тех, кто может выжить при определенной комбинации видов деятельности, то есть иногда они продают свои работы, получают зарплату художника или другие гранты и стипендии, имея в то же время достаточно интересную и гибкую подработку (например, преподают искусство). Однако большинство наших коллег не могут обеспечить себя творчеством и работают на параллельных специальностях. Что их мотивирует?

- МАРГИТ: Я думаю, что ими – и мной тоже – движет внутренняя потребность, потому что нужно же как-то выражать себя. По моему опыту, когда я, будучи художником, занимаюсь другой работой, мне всегда кажется, что я ничего не делаю. Даже если это тяжелая физическая работа, это все равно «ничего». Приходят тяжкие экзистенциальные мысли, и т.д.

КИВА: Торговцы искусством разработали схему продажи, вернее, проституирования коммерческого продукта. Совершенное и потому в действительности непродаваемое искусство воплощает сдвиг в сознании, происходящий в процессе открытия или создания чего-то уникального. Это неосязаемая энергия, ее невозможно коммерциализировать. Если остановить эту динамику, дать ей закостенеть, она тут же оборачивается безжизненной статикой, чучелом мертвого кролика.

Мультихудожник Кива.
Мультихудожник Кива. Фото: Галерея Rüki

- Тут-то и начинают проявляться противоречия местной культурной сферы. С одной стороны, гламурные символы, вроде бархатных кресел в оперном театре, шикарные открытия выставок, в СМИ фигурируют якобы высокодоходные художники и состоятельные коллекционеры произведений искусства. С другой стороны, большинство креативщиков-фрилансеров зарабатывают мало, их доход нерегулярен, более того, они часто доплачивают за свое творчество. Мир искусства также двуличен: ему присуща склонность отрицать свои коммерческие интересы, хотя многое там замешано на деньгах. Не кажется ли вам, что искусству почему-то выгодно культивировать идею своего существования вне коммерции?

МАРГИТ: Не знаю.

КИВА: Безусловно. К сожалению, самая искренняя вера может обернуться догматической религией. На тартуском аукционе молодого искусства моя не существующая работа когда-то была продана за самую высокую цену. Идея и состояла в том, что произведения не существует. Но это была разовый жест коммерциализации антикоммерциализма, его нельзя повторить, сделать правилом. Поэтому-то он и был живым. В нашем искусстве я больше таких примеров не знаю. В мировом встречались работы, которые самоуничтожались после того, как их купили. Или такие, чья единственная функция состояла в том, чтобы продавать себя снова и снова.

- Как часто и целенаправленно вы сотрудничаете с дилерами или аукционами?

МАРГИТ: Я участвовала в паре аукционов в Тарту.

КИВА: В Эстонии нет рынка. Продаются преимущественно антиквариат или сувениры. Могут нанять маркетологов, пытающихся раскрутить какого-нибудь посредственного живописца, специализирующегося на обнаженной натуре или декоративном жанре. И прочее в этом роде.

Ключевые слова
Наверх