Репортаж ⟩ «Все уверены, что его снесут, о музее никто не в курсе»: активисты хотят ясности насчет судьбы танка

Денис Антонов
, Корреспондент-редактор
«Все уверены, что его снесут, о музее никто не в курсе»: активисты хотят ясности насчет судьбы танка
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments 11

По наблюдениям в пятницу и субботу, у советского памятника-танка в Нарве стабильно несут вахту около дюжины человек, которые называют себя «ветеранами монумента». Это довольно разные люди, которые ранее не были знакомы. Об идее переноса танка в музей, о чем говорил президент Алар Карис в своем пятничном обращении, люди не слышали и больше всего опасаются, что его просто уничтожат. Чувствуется всеобъемлющее недоверие и недостаток информации.

За два дня у монумента число людей не менялось, да и сами люди практически те же самые. Обманчивое впечатление о массовости создает парковка с постоянно подъезжающими и уезжающими автомобилями.

Действительно, монумент, расположенный у самой дороги Нарва – Нарва-Йыэсуу, привлекает внимание тех, кто в эти жаркие дни решил отдохнуть на море. Именно они, причем много семей с малолетними детьми, составляют здесь большинство. Но есть и «ветераны монумента», которые не покидают танк ни на минуту, с 3 августа. Пока это примерно дюжина человек.

Фото: Konstantin Sednev / Postimees Grupp

Некоторые, заметив микрофон, фотоаппарат и пресс-карту, сразу же уходят к своим автомобилям, запрещая их снимать. Кто-то соглашается беседовать, но большинство стоящих и прогуливающихся около монумента активистов на вопросы отвечать отказываются: «Вы все равно все по-своему перевернете и напишите».

Крупному мужчине Вячеславу, встречающему здесь всех посетителей, около пятидесяти лет. Он один из тех, кто приехал сразу же, как только услышал о якобы сносе советского памятника 3 августа, что оказалось фейком.

По его словам, информации о переносе танка в музей у него нет, да и верить в честность со стороны властей он не спешит. Память о погибших для него – это не просто символ, а сама жизнь. Он вспоминает, как несколько лет назад занимался рядом с монументом земельными работами. Тогда вместе с другими рабочими из прокопанной траншеи подняли останки нескольких немецких солдат. Поэтому его неприятно удивили слова премьер-министра о том, что под танком нет захоронений.

«Как можно такое говорить, если тут вся земля полита кровью эстонских, немецких и советских солдат. Здесь где угодно можно ставить памятник и не ошибешься, – возмущается Вячеслав. – Я за закон и порядок. Решение о танке должен принять город, а не правительство, у нас самоуправление, вот ждем».

С надеждой в голосе Вячеслав говорит о взаимопонимании, которого активисты достигли на встрече с двумя депутатами горсобрания Нарвы, которые приезжали к памятнику-танку.

Фото: Konstantin Sednev / Postimees Grupp

Однако, по его словам, чаще чем депутаты, к танку приезжают провокаторы. «Мы тут и находимся, чтобы пресекать провокации. Все время контролируем ситуацию и сразу видим, кто приехал и зачем. Кто-то выкрикивает ругательства, кто-то пытается алкоголь тут распивать, мы этого не допускаем. Нам противостояние не нужно», – заканчивает Вячеслав, спеша встретить очередную группу.

Виктор, коренной житель Нарвы, шестидесяти с лишнем лет, говорит о своей обиде к Эстонии. Его возмущает, что государство не слышит его голос, не воспринимает его всерьез, и, по его мнению, разъединяет жителей Нарвы своим решением о переносе памятника.

«Нельзя людей ставить перед таким выбором, что либо так, либо так. Нужно уметь разговаривать и слушать друг друга, не подталкивая к противостоянию. Народ у нас очень тревожится из-за танка, все уверены, что его снесут, о музее особо никто не в курсе», – жалуется на отсутствие информации Виктор.

По его словам, жители и Нарвы, и Нарвы-Йыэсуу настроены положительно, напряженность присутствует, но не агрессия. Виктор считает, что очень многих горожан возмущает отсутствие диалога с теми, для кого эти символы истории являются памятью, частью их личной жизни, их родственников, погибших во Второй мировой войне.

«Вот такое резкое, приказное решение из Таллинна, как жить в Нарве, разъединяет нас. Не русских и эстонцев. Нет. К танку и эстонцы приезжают, и латыши, и немцы, и шведы. Раскол идет между теми, кто видит в танке агрессию в Украине, и теми, для кого эта часть семейной истории, а это чревато противостоянием», - предупреждает Виктор.

Александр, примерно пятидесяти лет и высокого роста, отвечающий за порядок на парковке и около монумента, говорит о недопустимости смешивания символов, связанных с ролью СССР во Второй мировой войне и нынешними действиями России в Украине.

Фото: Konstantin Sednev / Postimees Grupp

«Как это так. На пресс-конференции правительство говорит, что такие же танки сейчас убивают украинцев, такие же танки со звездами убивают мирное население. Там другая история, другая страна, другие танки. Зачем смешивать символы в одну кучу? Давайте тевтонов сюда приплетем», – негодует Александр.

Заметим, что Министерство обороны России опубликовало 9 марта видео, на котором один из наступающих на Украину российских танков едет в составе колонны с водруженным красным флагом, на котором изображены серп, молот и звезда.

Российский танк с советским флагом наступает на Украину. Скриншот из видео министерства обороны России.
Российский танк с советским флагом наступает на Украину. Скриншот из видео министерства обороны России. Фото: Kuvatõmmis/Youtube

Александр также жалуется на невнимание СМИ к проблеме отсутствия диалога между Таллинном и Нарвой. Хотя представителей СМИ, гражданских журналистов, блогеров у монумента предостаточно. Пожалуй, именно журналисты и полицейские патрули составляют добрую половину всех, кто проводит у танка более часа.

«Я за разговор, за обмен информацией. Ничего не известно. Когда, кто, куда собирается сносить монумент, - возмущенно говорит Александр. - Одни говорят – в реку опустят, другие – на распил, третьи, что отдадут в русское посольство, и он уедет в Ивангород. В конце концов, кто-то может приехать к нам из Таллинна и объяснить? Или Нарва недостойна, чтобы с ней говорили?»

Эвелине и ее спутнику Василию не более семнадцати лет. Они у памятника оказались случайно, хотя в это трудно поверить, учитывая его географическую расположенность. Но интрига раскрывается быстро: они готовят квест ко дню рождения своего близкого друга, и один из объектов розыгрыша – танк. О самом монументе они знают мало, как и о событиях, чьим символом он является. Эвелина более открыта к общению и доброжелательно отвечает на вопрос, кому нужен этот танк.

«Мы сюда ходили с родителями, мы все привыкли, что он здесь стоит, что сюда фоткаться приезжают молодожены, и вообще – это наша достопримечательность», – весело говорит она.

Эвелина считает, что танк не мешает никому, а его перенос выгоден тем, кто не хочет, чтобы в Нарве жили воспоминания о Второй мировой войне. Любопытно, что сама она о событиях Второй мировой войны имеет самые смутные представления, и не смогла ответить ни на один вопрос о том историческом периоде Нарвы. Такую же осведомленность о Второй мировой войне продемонстрировал и ее спутник Василий. Более того, на вопрос о том, кому нужны такого рода памятники в Эстонии, он ответил, что участникам этих событий.

Фото: Konstantin Sednev / Postimees Grupp

«Сюда приходят вспомнить те дни ветераны, наши бабушки и дедушки. Они заслужили память, это их памятник. Это надо сохранить, чтобы помнить», – уверенно говорит Василий.

Он высказал сомнение в том, что стоит ли общаться со СМИ, потому что журналисты всегда перевирают информацию, и своего мнения донести до людей невозможно. Действительно, мы давно не сталкивались с таким недоверием к средствам массовой информации, как при подготовке этого материала. Возможно, это объясняется отсутствием информации от том, чего ждать со стороны Таллинна в отношении переноса монумента.

Из разговоров создается впечатление, что многие готовы серьезно обсудить идею о переносе советского памятника-танка в музей, если это будет сделано открыто и достойно. Воля правительства для многих присутствующих у танка до конца неясна и это вызывает сильную обеспокоенность.

Несмотря на традиционные обходы полицейских патрулей, присутствие видеосъемочных групп, постоянно подъезжающих туристов и отдыхающих нарвитян, едущих на пляж Нарва-Йыэсуу, жизнь около монумента идет своим чередом.

Женщины готовят еду, следят за санитарией, составляют список необходимых покупок на завтра. Одни активисты приводят в порядок сам монумент, тщательно убирая завядшие цветы, сгоревшие свечи. Другие с приближением сумерек зажигают свечи. Кто-то с удочкой стоит на берегу реки, кто-то рисует плакаты, запрещающие употреблять алкоголь на территории памятника, а кто-то их уже развешивает. Цветы, мемориальные свечи, трейлер, столик, термос, печенье.

Фото: Konstantin Sednev / Postimees Grupp
Ключевые слова
Наверх