Опрос недели ⟩ Что жители Эстонии думают о распространении ВИЧ?

Денис Антонов
, Корреспондент-редактор
Что жители Эстонии думают о распространении ВИЧ?
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter Whatsapp
Comments 4
ВИЧ.
ВИЧ. Фото: Tai Dundua/ Shutterstock

Очередную вспышку ВИЧ-инфекции зафиксировали в Нарве, а рост заболеваемости наблюдается по всей стране. Что думают жители Эстонии о заболевании?

КАДРИ ПУУСЕПП, музыкант (ЙЫХВИ)

Кадри Пуусепп.
Кадри Пуусепп. Фото: Денис Антонов

Никуда ВИЧ не исчез, никуда не делся СПИД. Это все рядом, и жить будет рядом столько, сколько живет человек. Мы привыкли к тому, что это кто-то, где-то, а потому нас не касается. То болели наркоманы, то те, кто предлагает секс-услуги. Слишком простая картина, которая расслабляет. Она сеет ложное спокойствие, что если ты не в группе риска, есть гарантия не заразиться. Я против такого подхода. Среди моих знакомых я не встречалась этой проблемой, но это совсем не означает, что ее нет. ВИЧ – не та тема, чтоб о ней говорить на каждом шагу, так что скрытая опасность есть. Я не про страх, я про осторожность и ответственность. Надо следить за своим здоровьем, тогда и вокруг все будут здоровы – и друзья, и близкие.

НАТАЛЬЯ ПЕНЬКОВА, пенсионерка (ТАЛЛИНН)

Наталья Пенькова.
Наталья Пенькова. Фото: Денис Антонов

На самом деле, можно сказать, проблема – это эпидемия, и она есть. Хотя у нас в последние время вроде все это пошло на спад, с середины нулевых все уменьшилось. Это насколько мне известно. Информацию об этом получала давно уже. А вот недавно я слышала, что с приездом к нам военных беженцев у нас рост случился. Да, и не только СПИДа, но и других заболеваний. Помню, наш доктор говорил, и еще весной я читала, что у нас пошел скачок. Это плохо, потому что, к сожалению, есть люди, которые не предохраняются, не задумываются над тем, что необходимо думать и о других тоже. А как это так? Нужно задумываться о здоровье, потому что каждый человек, по идее, должен понимать, что это тяжелая и социально опасная болезнь. Никто же не хочет заболеть. Я слышала про единичные случаи, когда в девяностых годах люди сами специально заражали партнера СПИДом. Мстили. Но сейчас такого, я думаю, нет.

АНАТОЛИЙ ГАЙФУЛИН, строитель (НАРВА)

Анатолий Гайфулин.
Анатолий Гайфулин. Фото: Денис Антонов

На сегодняшний день это не проблема для общества. Как говорится, уже сто лет как технология лечения отработана, и мне кажется, что никакого эпидемиологического там уровня не существует. Это скорее проблема людей, которые компактно проживают в одном месте. А сейчас ВИЧ инфекция стала актуальна из-за того, что приехало очень много беженцев. Или возьмем нелегалов в ЕС. Я работал в Швеции недавно, там был рейд. Вот очень многие из тех, кого задерживали – это нелегалы из самых разных стран. Это проблема не только ВИЧ и СПИДа, не только медицины, но и охраны порядка. Этими вопросами надо заниматься на входе, прямо нос к носу на границе, когда эти люди приезжают. И смотреть надо не только узко: проститутки, наркоманы… Вот мы общаемся с обычными людьми, бах, а у него СПИД, а он не наркоман. Тут надо думать государству. И потом, я не помню, когда я последний раз видел разъяснительные плакаты, фильмы или ролики. Тут большая недоработка у нас в Европе.

ЕЛИЗАВЕТА КЛЕВАКИНА, студентка (ТАЛЛИНН)

Елизавета Клевакина.
Елизавета Клевакина. Фото: Денис Антонов

Я подавляющее большинство информации узнала из каких-то источников: книг, фильмов, интернета. Так чтобы сталкиваться, то нет. Из моих знакомых только однажды один молодой человек был под риском заразиться ВИЧ. Насколько я понимаю, передать ВИЧ можно половым путем, и скорее всего его опасения были с эти связаны. Слава богу, у него все обошлось. Это единственный человек из моих знакомых. Больше никогда такого не было. В моем кругу тема эта поднимается, только если мы говорим о фильмах, книгах, но не про жизнь.

ГАЛИНА ОШОМКОВА, пенсионерка (НАРВА)

Галина Ошомкова.
Галина Ошомкова. Фото: Денис Антонов

Эстония всегда входит в первую пятерку проблемных стран в Евросоюзе по этому СПИДу злосчастному, а отчего так? А потому что у нас граница в Нарве. Оттого, что у нас люди глупые и нужно разъяснять, а государство ничего не делает. Сейчас люди путешествуют, мне молодежь рассказывает, что они туда-сюда, чем чаще – тем лучше. А надо следить за ними, за их здоровьем. Самое главное – у нас должна быть работа по школам, по училищам, чтоб ученикам рассказывали о болезни. Это же смертельная болезнь. Я пенсионерка, но и то понимаю ужас СПИДа. Не могу сказать, чтоб я часто о нем слышала. В моей жизни я не сталкивалась с разговорами о СПИДе и людей с ним не встречала. Какие-нибудь обращения раньше видела на остановках, а сейчас нет, не видать. Это было давно, трудно сказать, лет пять или десять назад, даже больше. Мне кажется, сейчас этого не хватает. Может быть, этого надо больше, потому что надо рассказать о проблеме, молодые и не слышали о ней.

ВАЛЕРИЙ КРИВОРУКА, работник торговли (ТАЛЛИНН)

Валерий Криворука.
Валерий Криворука. Фото: Денис Антонов

Насколько я могу судить, то в молодости, когда еще только появилась эта проблема, она несла какую-то опасность. Паника была. Как к чумным относились к этим людям. Сейчас по истечении стольких лет проблема ВИЧ перестала быть кошмаром. У меня не было знакомых зараженных или каких-то контактов с такими. Если говорить об изменениях, я помню, тогда не было денег на лечение, теперь же все в норме. Сейчас этими больными занимается государство, плюс люди окружены заботой помощников, волонтеров. То, что мы слышим о них мало, так это, наверное, врачебная тайна – не афишируйте, не болтайте. А зачем? Вот вы скажете, что у людей диагноз. Другое дело, если это переливание крови или что-то такое, а так они все нормальные же. Хорошо же, что пропал страх.

ИРИНА КОЛЕСНИК, домохозяйка (НАРВА)

Ирина Колесник.
Ирина Колесник. Фото: Денис Антонов

На самом деле, я думаю, что проблема ВИЧ не настолько остро стоит, как это было раньше. Сегодня никто не спорит, что болезнь есть, она опасна, но если кто-то болеет, он соблюдает режим, лечится, аккуратен в быту. Знаний достаточно, качество жизни таких людей с положительным ВИЧ статусом отличается от того, как жили с этой болезнью двадцать лет назад. Я вижу, что государство наше или, скажем, общественные организации заботятся об этом. И общество, ну я по своим знакомым сужу, тоже прилагает все усилия для помощи таким людям. У них качество жизни такое же, как у здорового человека. Да, у многих, и у меня, страх остался. Мы просто боимся, но мы и понимаем их. Просто, может быть, проблема в коммуникации. Мы очень мало информированы. Проблема страхов этих, на самом деле не столько в самом обществе, сколько в вопросе информированности.

ЕЛЕНА ГОРШКОВА, опорное лицо (ТАЛЛИНН)

Елена Горшкова.
Елена Горшкова. Фото: Денис Антонов

Вот может быть к счастью, а я с этим вопросом не сталкивалась никогда. И еще скажу, даже в моем большом окружении, как бы такого тоже не было. Поэтому я не могу сказать, что заметен вирус или нет. Было когда? Было давно в девяностых, это да. Ну наверное, у тех, кто заболел, это и осталось с ними, а мы больше никогда не сталкивались и не слышали. Я общительный человек и никогда разговоров о ВИЧ не встречала – ни среди молодежи, ни среди людей среднего возраста. Я даже затрудняюсь сказать, как это заражаются, только через кровь или как.

Комментарий автора

Сорок лет назад появление ВИЧ-инфекции в Европе повергло общество в шоковое состояние. Двадцать лет спустя вспышка заболеваемости в Эстонии сразу же подтолкнула к выработке национальных механизмов в сфере диагностики, лечения и профилактики болезни. Однако нынешний рост числа людей с положительным результатом теста на ВИЧ должен качественно изменить подход к доступности и достоверности информации в области борьбы с этим недугом.

Конечно, современное общество начало было отвыкать от эпидемий, общемировых кризисов, голода и войн. Но два последних года изменили привычную картину мира, вынудив человечество решать серию проблем, вызванных пандемией коронавируса.

Судя по итогам опроса, уроки еще не завершившейся пандемии не прошли даром. Сегодня, как никогда, жители Эстонии готовы соблюдать личную гигиену и не пренебрегать правилами антисептики в общественных местах. Люди не испытывают страха перед возможностью заражения, проявляют высокую степень готовности к вакцинации и диагностике, с пониманием относятся к тем, кто оказался инфицирован.

Здесь очевидны две причины. Первая – высокое доверие к врачам. В массовом понимании медицинская наука совершила большой скачок как в области разработки антивирусных вакцин, так и в экспресс-диагностике. Кроме того, подавляющее большинство пациентов с COVID–19 выздоровело и приобрело антивирусный иммунитет.

Вторая причина – отсутствие страха перед ВИЧ-инфекцией. В обществе появилась убежденность, что вирус этот известен, привычен и далеко не нов и что с ним жители республики сосуществуют десятки лет. В большинстве своем люди готовы проходить тестирование, хотя и слабо представляют проблему распространения ВИЧ-инфекции в стране.

Одним из главных барьеров на пути распространения ВИЧ-инфекции должна стать многолетняя государственная программа, направленная на повышение информированности жителей Эстонии о заболевании и защите от него. В противном случае легкомыслие как следствие слабой информированности может обернуться большой бедой.

Редакция Rus.Postimees просит каждого, кому есть чем поделиться на наших страницах, у кого есть собственная позиция по политическим, социальным, экономическим вопросам, не бояться обращаться к нам: тел. 665 2518, denis.antonov@postimees.ee.

Ключевые слова
Наверх