В Эстонии растет заболеваемость ВИЧ

Денис Антонов
, Корреспондент-редактор
В Эстонии растет заболеваемость ВИЧ
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter Whatsapp
Comments 15
Наталья Слобожанинова и Елена Борисенко у дерева памяти, посаженного эстонской Cетью людей, живущих с ВИЧ, совместно с работниками Нарвской городской больницы и Нарвской
Наталья Слобожанинова и Елена Борисенко у дерева памяти, посаженного эстонской Cетью людей, живущих с ВИЧ, совместно с работниками Нарвской городской больницы и Нарвской Фото: Денис Антонов

Как сообщает Департамент здоровья, в 2021 году было официально зарегистрировано 125 случаев заражения ВИЧ-инфекцией. Но лишь за 6 месяцев 2022 года положительная реакция выявлена уже у 127 человек. По количеству инфицированных лидируют Харьюмаа и Ида-Вирумаа. Если учесть данные ВОЗ, что в Эстонии не выявляется около 40 процентов всех случаев заражения ВИЧ-инфекцией, картина выглядит устрашающе.

Критически не хватает специалистов

Екатерина Смирнова.
Екатерина Смирнова. Фото: личный архив

По словам координатора психосоциальных программ Сети людей с ВИЧ Екатерины Смирновой, ситуация с распространением вируса в Эстонии действительно близка к катастрофической. Сегодня не хватает ни информации, ни программ помощи, ни специалистов, готовых помогать, консультировать и лечить больных.

«В Ида-Вируской центральной больнице три инфекциониста. Это при том, что наш регион больше всего подвержен заражениям ВИЧ-инфекцией. В Нарве работает один инфекционист на весь город. И он лечит не только ВИЧ, но и стафилококки, и кишечные палочки, и все остальное. Доктор в пенсионном возрасте! – возмущается Екатерина. – Ровно год назад Генеральная ассамблея ООН приняла политическую декларацию по борьбе со СПИДом. Соглашение, принятое 165 голосами против четырех, поставило целью искоренить ВИЧ/СПИД как угрозу общественному здоровью к 2030 году. И как мы сможем это сделать в Ида-Вирумаа? Градус опасности снижать нельзя,» – уверена Смирнова.

Выполнение данной задачи без участия государства невозможно. В рамках соглашения ООН предусматривается, помимо прочего, запуск программы 90-90-90, согласно которой должно быть протестировано 90% населения. Далее, 90% всех выявленных должно быть направлено на лечение, а у тех 90%, кто получит лечение, вирусная нагрузка должна быть доведена до нуля.

Екатерина признает, что она и ее коллеги работают сверх всяких нагрузок, но никакие НКО с волонтерами и никакая благотворительность не могут решить вопросы государственного уровня. Во многом спасают конструктивные контакты с лечебными организациями, муниципалитетами, волонтерскими центрами. Горуправа и депутаты Горсобрания Нарвы, например, предоставляют помещение для работы, помогают в организационных вопросах и подготовке подарочных наборов для детей из семей с ВИЧ-положительными и их родственниками.

Нулевой уровень ВИЧ – здоровая семья

Лачин Алиев.
Лачин Алиев. Фото: личный архив

По словам Лачина Алиева, директора Сети людей, живущих с ВИЧ-инфекцией, остановить ее распространение можно только совместными усилиями общества и государства. В борьбе с ВИЧ необходимо учитывать три принципа: финансирование, руководство и мониторинг ситуации. «Мы все должны понять, что вирусы пришли к человеку жить с ним, а потому к вирусам нельзя относиться легкомысленно, надо уметь их обезвреживать. Сейчас есть методики успешного снижения уровня ВИЧ до нуля, а это значит, что носитель этого вируса безопасен для всех, человек может строить семью и планировать детей», – убежден Личин. Он считает главной задачей всех, кто трудится в этой сфере, создание Государственной комиссии по борьбе с ВИЧ/ СПИДом, в которую должны войти чиновники и врачи, правоохранители и соцработники, волонтеры и депутаты. При активном содействии СМИ они смогут доносить правдивую и доступную информацию о жизни ВИЧ-инфицированных.

Расхожее мнение, согласно которому у людей с ВИЧ-инфекцией не могут рождаться здоровые дети, безнадежно устарело. Татьяна и Александр Садовские счастливо воспитывают двоих сыновей – восьмилетнего Максима и девятилетнего Ивана. Конечно, есть свои строгие правила гигиены, но они не мешают им быть дружной семьей. По словам Татьяны, если вести здоровый образ жизни, разница между наличием ВИЧ и его отсутствием невелика. «Моему Саше 38 лет, он не пьет, не курит, занимается спортом. Как минус – утомляемость к обеду, но в целом он полноценный здоровый мужчина, – улыбаясь говорит Татьяна. – Мы еще планируем дочку, очень хочется».

Несмотря на оптимизм Татьяны, в семьях с ВИЧ проблемы, конечно, существуют. Здесь и контроль за здоровьем детей, и обязательный прием препаратов всеми членами семьи, и тестирование не реже раза в три месяца. Друзья Садовских, семья Инны и Германа Шемяко, оказались в более сложной ситуации, так как ВИЧ был обнаружен у обоих. Но благодаря правильному лечению и спорту, сегодня они воспитывают совершенно здоровых детей. «Больше всего переживали за первого, но нас очень поддерживали и врачи, и социальные работники, и друзья, – смущенно кивает на Татьяну Герман. – Сейчас Роману 4 года, и он с удовольствием помогает брату и сестре. Двойняшкам – по полтора года. И мы не единственные, кто решился на этот шаг. В нашем окружении заболевших детей не было».

И Садовские и Шемяко – достаточно обеспеченные люди, что не редкость среди людей с ВИЧ-инфекцией. По словам Германа, болезнь давно перестала быть уделом маргиналов, и сегодня большинством воспринимается, как диабет, который может обнаружиться у каждого. Это не мешает работать, быть успешным, рожать детей. «Мне кажется, что именно социальная опасность ВИЧ за последнее время снизилась, общество гуманизировалось, люди стали более терпимыми, что ли», – делится мыслями Герман.

Вопрос жизни для всех и каждого

Елена Борисенко и Наталья Слобожанинова работают консультантами с людьми, которые не просто получили положительный результат теста на ВИЧ, но имеют непростую судьбу. Среди их подопечных можно встретить бывших осужденных, наркозависимых, страдающих алкоголизмом, лиц без определенного рода занятий и места жительства. «Мы помогаем людям не просто выжить, а жить. На своем опыте показываем, как проходить этот путь, как пить лекарства, ведь равный консультант – это тот, кто сам ВИЧ-положительный, кто живет по этим правилам», – говорит о своей миссии Елена.

Ее коллега Наталья Слобожанинова уверена, что главная проблема – это неизвестность, именно в ней главная причина эпидемии в Ида-Вирумаа. «Необходимы массовые тесты вне медицинских стен для всех. Сейчас государство закупает быстрые тесты и распространяет их среди целевых групп. Тесты дорогие и применяются точечно. Необходимо сделать тестирование массовым, и денег не жалеть. Своих мы и так знаем, мы давно стали одной семьей, а вот тех, кто не проходил теста на ВИЧ? Кто знает их?» – задается вопросом Наталья.

По словам и Натальи, и Елены, они давно уже превысили свои функции равных консультантов. Сейчас они являются и опорными лицами, и долговыми консультантами, и юристами, и психологами. Именно это ярко демонстрирует необходимость создания Государственной комиссии, куда должны войти специалисты самого широкого профиля. Это вопрос не финансовый или политический, это вопрос жизни каждого из нас.

Комментарий

Для всех лечение бесплатно

АЛЕНА КУРБАТОВА, руководитель Центра наркологии и профилактики инфекционных заболеваний Института развития здоровья

Алена Курбатова.
Алена Курбатова. Фото: личный архив

Для лечения людей, живущих с ВИЧ, используют антиретровирусные препараты, средняя стоимость которых составляет 2 500 евро в год, но для пациентов они бесплатны. За последние 10 лет цены на препараты значительно снизились, потому и лечение стало проще и эффективнее. Сегодня более распространены схемы лечения с приемом препаратов один раз в день (комбинация нескольких препаратов). Поскольку люди, живущие с ВИЧ, регулярно встречаются с лечащим врачом и проходят медицинское обследование, то и другие проблемы со здоровьем часто выявляются на ранней стадии. Важно знать, что лечение ВИЧ – это еще и эффективная профилактика. Лекарства предотвращают размножение вируса на разных этапах его жизненного цикла, поддерживая низкую вирусную нагрузку. Таким образом, предотвращается риск передачи ВИЧ от инфицированного человека неинфицированному, и человек с ВИЧ живет полноценной жизнью.

Обмен шприцев – защита общества

Центры снижения вреда, а в общеупотребительном значении – пункты обмена шприцов – работают не на распространение ВИЧ-инфекции, как это представляют себе некоторые жители нашей страны, а на предотвращение ее распространения. Более того, по мнению специалистов Института развития здоровья, обмен шприцов способствует профилактике не только ВИЧ-инфекции среди наркозависимых, но и таких тяжелых заболеваний, как гепатиты В и С, сифилис, парвовирусы, паразиты разных видов.

Инга Антонова.
Инга Антонова. Фото: личный архив

По словам социального работника Инги Антоновой, ведущей прием нуждающихся, центры не преследуют цели вылечить наркозависимых, но решают вопросы реабилитации. Их главная задача – защитить своих подопечных и их окружение от инфекций, передающихся через кровь. «За годы работы таких пунк тов, ситуация с инфекциями, которые передаются половым путем и через кровь, изменилась кардинально. Ежедневно по всей стране мы обмениваем тысячи шприцов, а значит защищаем от инфекции сотни людей. Мы – организация по снижению вреда, но это не единственная наша функция, – говорит Инга Антонова. – Наши сотрудники занимаются и профилактикой распространения инфекционных заболеваний, прежде всего, ВИЧ-инфекции, также через раздачу презервативов, индивидуальных пакетов гигиены, брошюр с информации о том, как сохранить свое и чужое здоровье».

Все это делается не в мрачном полуподвале, освященном одной мерцающей лампочкой, где полуживые неухоженные люди вкалывают очередную дозу, а в светлом чистом помещении, напоминающим медицинский кабинет. Прием ведут психологи, инфекционисты, при необходимости нуждающимся предоставляются услуги опорного лица. Сотрудники пунктов обмена шприцов работают в тесном контакте с клиниками, реабилитационными центрами, самоуправлениями и общественными организациями.

Главное достижение, по мнению Инги Антоновой, состоит в том, что у наркозависимых сформировалась привычка не бросать шприцы где попало, а приносить их на обмен.

Ключевые слова
Наверх