Мнение ⟩ О чем думает украинец в Эстонии, наблюдая за историей с нарвским танком-памятником?

Дмитрий Мороз
, специальный корреспондент Rus.Postimees
О чем думает украинец в Эстонии, наблюдая за историей с нарвским танком-памятником?
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments 45
2015 год. Возложение цветов у мемориала погибшим десантникам Вооруженных сил Украины в Константиновке, Донецкая область.
2015 год. Возложение цветов у мемориала погибшим десантникам Вооруженных сил Украины в Константиновке, Донецкая область. Фото: Дмитрий Мороз

«События вокруг сноса памятника советского танка в Нарве оживили во мне воспоминания, которые я надеялся оставить в далеком прошлом, но жизнь оказалась куда сложнее. Совершенно очевидно, что все это – лишь агония умирающей империи, но, с другой стороны, все еще есть значительное количество людей, в силу возраста не знавших СССР, но встающих на защиту советского металлолома», – пишет украинец, корреспондент Rus.Postimees Дмитрий Мороз.

Запорожье, 8 мая 1989-го, или может даже 1987 года, – счастливое и беззаботное время. Мне лет восемь или девять, мама молодая и красивая, бабушка суетится на кухне, в доме приподнятое настроение, ведь завтра непростой день – День Победы!

А это значит, что все мы нарядные пойдем на парад. Оркестры в парках будут играть музыку, предстоит много встреч со знакомыми и друзьями семьи, мы с мамой будем дарить ветеранам цветы, купленные заранее у старушек на рынке. Но я в ожидании самого главного для себя действа – парада военной техники.

Все эти танки и пушки со звездами на борту, медленно проезжающие по проспекту Ленина, гипнотически завораживают детское сознание. Тем временем по всем трем всесоюзным телеканалам в те дни шли военные фильмы, и мне не терпелось увидеть все это с близкого расстояния, а если повезет, пощупать своими руками, залезть на танк, пообщаться с настоящим военным, – это было невероятно.

И всегда этот день заканчивался в моей семье по одному и тому же сценарию: после парада мы шли к памятнику на площади Советской возле Педагогического института (ныне Запорожский национальный университет), где и по сей день стоит этот танк с развернутым в сторону запада дулом пушки. На памятной доске, прибитой к броне, висит табличка: «14 октября танковый экипаж командира взвода героя Советского Союза лейтенанта Николая Яценко первым ворвался в Запорожье… Все пали смертью храбрых».

Памятник советским танкистам в Запорожье.
Памятник советским танкистам в Запорожье. Фото: igotoworld.com

Долгие годы местные экскурсоводы рассказывали туристам истории о том, что на постаменте водружен тот самый танк, на котором Яценко крошил фашистов в Александровском районе Запорожья, где, согласно преданиям, и состоялся тот самый бой.

В общем, после возложения цветов, старый оранжевый «Икарус» всегда вез нас обратно в наш многоэтажный спальный рай. Все как у всех. Помню, едем домой, а бабушка тихо плачет у окна. У нее есть на это причина: в таком же танке во Вторую мировую сгорел ее муж.

«Ленинопад»

Распался Советский Союз. В Украине начался долгий и мучительный процесс переосмысления далекого и недавнего прошлого. Повсеместно открывались архивы КГБ. В начале девяностых стартовал первый «Ленинопад» (процесс сноса памятников советской эпохи Д.М.).

Памятник Владимиру Ленину в селе Садовое, Запорожской области, 2010 год.
Памятник Владимиру Ленину в селе Садовое, Запорожской области, 2010 год. Фото: Дмитрий Мороз

В первую волну под снос пошло практически все, что не имело сколько-нибудь исторической и архитектурной ценности. Естественно, намного бодрее этот процесс пошел на Западной Украине, которую русификация и коммунизация затронула менее всего. Север, Центр, Юг и Восток Украины «держался» вплоть до 2014 года и сохранял основные памятники советской эпохи, которые ныне остались только на оккупированных Россией территориях, а также около десятка особо ценных с архитектурной точки зрения памятников, среди которых мемориал Родине-матери в Киеве, или большевику Артему в Святогорске.

Но самый настоящий «Ленинопад» случился в 2014 году, хотя благодарить за это надо Владимира Путина и Виктора Януковича, которые организовали аннексию Крыма и войну в Донбассе. Толчком к этому процессу послужило эпичное разрушение памятника Ленину на Бессарабке в Киеве, во время Революции Достоинства. Новая волна «Ленинопада» оказалась намного мощнее и уже практически не зависела от географии. Сносили все, везде и нещадно.

Где-то в 2010 году я узнаю, что танк на площади перед университетом, куда мы с мамой много лет несли цветы, не имеет ничего общего ни с Запорожьем, ни с танкистом, погибшим в Запорожье. Этот панцерник, который, вероятно, ни единого дня не был на фронте, перегнали в Запорожье в 1960 году из воинской части в Житомире. Но на тот момент для меня это было уже не особо важно, сакральность советской эпохи для большинства украинцев улетучилась и стала своеобразной декорацией из непонятного прошлого, о котором не всегда вспоминали даже на 9 Мая.

Смертельное идеологическое оружие

Советские танки и пушки на пьедесталах превратились в смертельное идеологическое оружие против Украины.

Начиная с 2014 года весь этот металлолом, бетон и гипсокартон на улицах наших городов набирает образ настоящей, неподдельной токсичности. На защиту танков, пушек, Лениных и Жуковых не встают даже оставшиеся в живых ветераны Второй мировой. Украина начинает вспоминать своих, настоящих героев. Украинцев с большой буквы, которые сотни лет боролись за независимость от любых оккупантов, хоть с запада, хоть с востока.

Много лет спустя после развала СССР оказалось, что у нас есть свои деятели культуры и науки, достойные увековечивания, а не только те, которых «одобрили» в Москве. Но после всего, что произошло, начиная с 24 февраля, стало абсолютно очевидно: дни символов советской и российской империи в Украине сочтены, и я ни на секунду не жалею об этом.

Но о чем я действительно сожалею, что в Украине, в Киеве или в Запорожье, в частности, так и не были созданы музеи тоталитарного прошлого, как это сделано в Эстонии. Казематы «Батарейной тюрьмы» или экспозиция в Государственном историческом музее на Маарьямяэ впечатляют своей глубиной. Атмосфера этих мест позволяет в полной мере ощутить весь ужас советского коммунизма.

До российского вторжения в Украину сотни, а может быть, и тысячи жителей Мариуполя или Харькова, как и нарвитяне сейчас, также встали бы на защиту советских символов. Но многие из этих людей погибли от российских бомб. Те же из них, кто остался в живых, уже пятый месяц подряд пребывают в состоянии шока.

Российский военнослужащий, принимающий участие в боевых действиях в Украине.
Российский военнослужащий, принимающий участие в боевых действиях в Украине. Фото: телеграм-канал «Оперативний ЗСУ»

Так неужели жители Нравы какие-то иные, или, может, климат не тот? Нет. Просто, когда за твоим окном не рвутся авиабомбы, а твою семью не расстреливают в собственном дворе, легко быть патриотом страны, которой нет. Но с первой упавшей российской авиабомбой позиция среднестатистического нарвитянина изменилась бы кардинально.

Мир четко поляризовался, и теперь уже нет стороны где-то посередине. Теперь каждый должен сделать выбор: либо ты на стороне «насильников, убийц и мародеров из Бучи», либо на стороне всего цивилизованного мира.

P.S. В оккупированном российскими войсками Мелитополе новые власти начали устанавливать памятники лидерам СССР, а в местном кинотеатре – демонстрировать фильмы советского кинематографа, которые при желании можно бесплатно посмотреть в Сети. И все это лишь убеждает меня в мысли, что нынешним имперцам просто нечего предложить человечеству. Они отчаянно пытаются оживить труп СССР, но процесс этот, как известно, необратим.

Ключевые слова
Наверх