На грани ⟩ Украинские предприятия выживают благодаря нечеловеческой мобилизации всех ресурсов страны

Дмитрий Мороз
, специальный корреспондент Rus.Postimees
Украинские предприятия выживают благодаря нечеловеческой мобилизации всех ресурсов страны
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter Whatsapp
Comments
Общий вид завода Запорожсталь – одного из промышленных гигантов юга Украины.
Общий вид завода Запорожсталь – одного из промышленных гигантов юга Украины. Фото: GMK

Российское вторжение наносит жесточайший урон украинской экономике. Каждый день войны – испытание предприятий на выживаемость. Российская артиллерия стерла с лица земли один из наиболее мощных металлургических комплексов Украины – мариупольские заводы Ильича и «Азовсталь». Также в оккупации оказались огромные сельскохозяйственные угодья. Киев утратил контроль над своими крупнейшими портами в Мариуполе, Бердянске и Геническе, заблокирована работа Одесского торгового порта. Каждый день наносятся удары по инфраструктуре железных дорог и мостов.

Экспортеры не могут вывезти, импортеры – завезти. С такими вызовами украинская экономика не сталкивалась со времен Второй мировой войны.

На фоне всеобщего падения растут затраты государственного бюджета. Министр обороны Украины Алексей Резников в интервью журналистам BBC сообщил, что сейчас в месяц сгорает годовой бюджет министерства в мирное время. По данным министерства финансов Украины, расходы государственного бюджета в июне составили около 250 миллиардов гривен, тогда как поступления лишь около ста миллиардов.

Гривна в опасности

В прессу просачивается все больше подтверждений, что национальный банк Украины включил печатный станок, чтобы хоть как-то залатать дыры в бюджете. По словам заместителя главы НБУ Сергея Николайчука, распродажа золотовалютных резервов возможна вплоть до уровня 15 миллиардов гривен, сейчас они составляют около 23 миллиардов.

Тем не менее разница между фиксированным официальным и теневым курсом гривны к доллару уже составляет около 7–8 гривен, что заставляет экспортеров придерживать валюту на иностранных счетах. Соответственно, притока валюты в страну нет, и это тоже пагубно сказывается на валютном курсе гривны. Но пока падение национальной валюты в Нацбанке Украины называют «контролируемым».

Рыболовецкое судно «Крымчанин» в Геническе на Азовском море. С 2014 года Россия неоднократно запрещала лов рыбы под предлогом военных учений. Иногда моряков задерживали пограничные катера ФСБ, чтобы конфисковать улов.
Рыболовецкое судно «Крымчанин» в Геническе на Азовском море. С 2014 года Россия неоднократно запрещала лов рыбы под предлогом военных учений. Иногда моряков задерживали пограничные катера ФСБ, чтобы конфисковать улов. Фото: Дмитрий Мороз

Черные дни

В начале марта закрылись многие металлургические предприятия Украины. Спустя три недели офис президента и кабинет министров начали убеждать промышленников открыться. Производство возобновили там, где это было возможно.

На фоне войны происходит падение цен на металлургическую продукцию. Одновременно растут расходы: например, государственная железнодорожная компания «Укрзалізниця» подняла тарифы на 70 процентов. Ценой титанических усилий украинские металлурги выпустили в июне 300 тысяч тонн стали, что на 200 тысяч меньше, чем планировалось.

Ситуацию еще можно поправить, считает Станислав Зинченко, директор консалтинговой компании по исследованию горно-металлургического комплекса Украины «ГМК-Центр». «Украинская железная дорога и государство должны расширять таможенные и автомобильные переходы, строить новые площадки для отстоя грузов, железнодорожные терминалы, загружать и модернизировать порты реки Дунай, на которые раньше вообще не обращали внимания, – объясняет Зинченко. – Но я этого не вижу». Европейский бизнес в любом случае – даже если закончится война – будет отправлять минимум 30 процентов своих грузов через западные границы Украины. «Чиновники должны делать все возможное, чтобы предприятия работали, сохраняли рабочие места и так далее. К сожалению, у меня нет сигналов, что так происходит», – озабочен Зинченко.

Новая экономика

В своем видеообращении к народу от 9 июня Владимир Зеленский представил фактически новую экономическую доктрину Украины, которая станет частью экономики на ближайшие годы. Отныне одна часть народа Украины сражается, другая обеспечивает армию в тылу. По приблизительным подсчетам Киевской школы экономики, за эти пять месяцев в Украине потеряли работу около 30 процентов трудоспособных граждан, которые могли бы заполнить собой брешь в дефиците рабочей силы. Теперь главным заказчиком товаров и услуг в Украине будет Министерство обороны. Частные предприятия должны подстроиться под новые реалии.

Вместе с тем в начале июля в швейцарском Лугано состоялась конференция по восстановлению Украины, где был представлен план стоимостью около 750 миллиардов долларов, рассчитанный на десять лет. Во время конференции удалось привлечь 1, 9 миллиарда живых денег на поддержание воюющей страны.

Тем временем экономические события в Украине разворачиваются быстрее, чем может показаться на первый взгляд. Пока этот материал готовился к печати, украинская компания «Нафтогаз» объявила дефолт по еврооблигациям. На данный момент это кажется технической проблемой, но симптом неприятный. Многие экономические эксперты едины во мнении: тяжелые времена еще не настали.

Украинские фермеры: играем в русскую рулетку!

Виталий Лупинос.
Виталий Лупинос. Фото: личный архив

Запорожский фермер Виталий Лупинос и его хозяйство работают на рынке зерна около 10 лет и сейчас оказались буквально между двух огней. От пшеничных полей до вражеских позиций расстояние около 10 километров. Снаряд «Града», например, летит в среднем на 19. Вместе с «Градами» на фермерские поля выпадают осадки в виде ракет систем «Смерч» и «Ураган», а также артиллерийские снаряды всевозможных калибров и модификаций. Урожай отменный, шутит фермер, хотя это смех сквозь слезы. Каждый день люди выходят в поле, как в последний бой. Уже пятый месяц подряд и практически без выходных они работают в касках и бронежилетах, иногда в сорокаградусную жару.

– Как ваше хозяйство продолжает работать в такой близости от линии фронта?

– Если кратко, мы в больших минусах. На полях много неразорвавшихся снарядов, кассетные бомбы и все в таком духе. Обнаруживаем, вызываем саперов, утилизируем и работаем дальше. Доплачиваем хлопцам за риск. Если в прошлом году мы платили около 3 евро за гектар, то сейчас по 5, где опасно – по 10. И урожай в этом году в два раза хуже, чем в прошлом. Пшеница сильно упала в цене. Косить надо, потому что надо пайщиков (владельцев земельного участка – прим. ред.) рассчитать. О каких-то заработках мы не думаем. Это для нас год выживания.

– Неужели вы планируете сеять следующий урожай?

– Однозначно будем сеять. Конечно, будем изощряться, применять не такие дорогие удобрения, посевные материалы.

– Что с семьями ваших работников?

– Ребята вывезли семьи, детей – кто куда. За границу, в Запорожье, в Днепр. Многие трактористы и комбайнеры живут в Запорожье и каждый день за 40 километров ездят на работу.

– Кредиты вам дают?

– Мой банк до войны обещал золотые горы. Но, насколько мне известно, ни один банк, ни частный, ни государственный, на левобережной Украине ни одному фермеру кредит не дал. Мне сказали, что эта часть – красная зона. Поэтому, мы выживаем только благодаря некоторым партнерам, которые в долг давали нам дизель, посевные материалы.

– Кому сейчас будете сбывать вашу продукцию?

– Не знаю. Сейчас все везут на одесский элеватор в надежде, что разблокируют порты. Но что-то у меня надежды на это особой нет. Хотя главное, что здесь нет оккупантов, которые заставляют работать за рубли, а чаще просто все отнимают.

Заминированное поле в Луганской области у города Золотое. Не обрабатывается уже восемь лет.
Заминированное поле в Луганской области у города Золотое. Не обрабатывается уже восемь лет. Фото: MOROZ DMYTRO VSEVOLODOVYCH

Чтобы компания работала

Ярослав Головенько.
Ярослав Головенько. Фото: MOROZ DMYTRO VSEVOLODOVYCH

Киевлянин Ярослав Головенько два года назад вернулся в Украину после обучения в Эстонии. В Таллиннском техническом университете выпускник Киевского политеха осваивал печать медицинских имплантатов на специальном 3D-принтере. Еще в Эстонии Ярослав Головенько успел вернуть жительнице Таллинна Карин Калев утраченную способность ходить. Со своей командой ученый создал модель и напечатал из медицинского титана часть стопы женщины, пострадав - шей от тяжелой болезни.

В Киеве Ярослав Головенько собрал команду единомышленников, нашел инвестора и запустил компанию по производству медицинских имплантатов. По злой иронии судьбы бизнес начал выходить на окупаемость лишь в конце зимы этого года.

Война и работа

Утром 24 февраля на летучке в офисе обсуждался уже только один вопрос – как спасти бизнес от разграбления. Ведь за несколько десятков километров уже шли жестокие бои за сателлиты Киева – Ирпень, Бучу, Бровары, а диверсионные группы уже прорывались в город.

Предприниматели решили если не переместить бизнес целиком, то хотя бы вывести дорогостоящее оборудование. Но в те дни найти фуру даже за любые деньги было архисложной задачей. Столица находилась в частичном окружении, на свободных от оккупантов трассах было тоже неспокойно. Каким-то чудом нашли водителя и завезли оборудование на склад в Тернополе. После этого 80 процентов своего коллектива Ярослав забрал в дом к своим родителям. Спустя два с половиной месяца ребята приняли смелое решение возвращаться в столицу и запускаться снова. Все эти месяцы инвестор продолжал поддерживать ребят финансово, выплачивая 80 процентов заработной платы, что не дало сломаться психологически. Но на повторный запуск предприятия даже больше вдохновила взаимопомощь на всех уровнях.

«Чтобы ты ни делал, чем бы ни занимался, все вопросы решались мгновенно. Неизвестные тебе люди сами вызывались, чтобы помочь решить какую-то проблему. Видя все это, ты тоже с радостью включаешься в процесс взаимопомощи. От этого у меня был такой драйв, что словами не передать», – говорит Ярослав Головенько.

Ярослав Головенько с работниками эвакуируют оборудование в первые дни российского вторжения.
Ярослав Головенько с работниками эвакуируют оборудование в первые дни российского вторжения. Фото: личный архив

Перспективы появились

Сейчас компания молодого ученого и предпринимателя имеет серьезные перспективы уже потому, что десятки тысяч военных получают увечья на фронте, а жители даже далеких от фронта городов попадают под ракетные обстрелы. Многим понадобится имплантация, которая за границей стоит в десятки раз дороже. Компания Ярослава Головенько старается оказывать услуги военным либо с большой скидкой, либо совсем бесплатно. Но надо содержать штат сотрудников и ремонтировать оборудование, поэтому компания пытается искать инвесторов среди благотворительных фондов, помогающих украинцам, пострадавшим от российской агрессии. «Это история для поддержания штанов, ни о каком развитии предприятия сейчас конечно же и речи быть не может», – говорит Ярослав. На повестке дня этого и любого другого предприятия в Украине – остаться на плаву. Как сказал бывший министр экономики Украины Тимофей Милованов на брифинге в информагенстве Укринформ: «Если компания в Украине сейчас работает, да еще и платит зарплату своим людям – это уже чудо».

Мариупольский бизнес не сдается

Градообразующими предприятиями Мариуполя, конечно же, являются металлургические гиганты – металлургический комбинат имени Ильича и «Азовсталь». Подобная ситуация во многих городах юга и востока Украины – в Запорожье, Кривом Роге, Каменском и многих других. Однако в последние несколько лет в Мариуполе наблюдался ренессанс сферы услуг. Буйным цветом расцвела уличная еда, маленькие кафе все больше стали бороться не только за место торговли, но и за качество продукта.

Анна Гармашова.
Анна Гармашова. Фото: личный архив

Анна Гармашова – из семьи таких мелких предпринимателей. Ее муж создал компанию, которая оказывала услуги в сфере оптовой торговли. Но Анна пошла совсем экзотическим для Мариуполя путем: она создала хаб для развития информационных технологий. По ее словам, на полную мощность ее проект заработать не успел, но старт был удачным.

– Анна, скажите, чем вы занимались в Мариуполе?

– Мы создали центр развития малого и среднего бизнеса. В рамках этого центра работали цифровые курсы. Мы помогали дигитализации местного бизнеса. На старте это был грантовый проект, который со временем вышел на самоокупаемость. У мужа был стабильный бизнес с 20-летним стажем. Еще до 2014 года у него был филиал в Донецке, где работало более 60 сотрудников. Потом из-за войны мы закрыли тот филиал, остался только мариупольский, а сейчас и того нет. Возобновлять уже не имеет смысла, только делать все заново. Там складские помещения все разбомблены, осталось куча долгов и у компании, и у контрагентов перед компанией. Но никто друг другу не звонит по поводу долгов. В этом нет смысла.

– Как возникла идея ИТ-бизнеса в Мариуполе?

– Я очень хотела развивать местный рынок ИТ-технологий. Потому что у нас были предприниматели, которые заказывали себе мобильные приложения в Испании, и одновременно были наши ИТ-компании, выполнявшие заказы для США. Потихоньку все приходили к тому, что нужен сайт, необходимо правильное продвижение в сети. Для меня это немного удивительно, но многие компании в Мариуполе даже представить себе не могли, что можно искать клиентов в интернете.

– Чем планируете заниматься?

– Мы пока находимся в том состоянии, когда нужно понять, куда двигаться дальше. В ИТ до своего стартапа я еще не доросла, пока нет ресурса. Но со своей командой я уже общалась, и мы пришли к выводу, что надо снова запускать наш хаб.

– Вы хотели бы вернуться в Мариуполь?

– Как только его освободят. Но там реально нужно будет отстраивать город с нуля. По словам нашего мэра, чтобы восстановить жилье, коммуникации нужно 10 лет. Я очень хочу вернуться и создать благотворительный фонд, чтобы помогать отстраивать родной город после освобождения. Ни о каком российском Мариуполе не может быть и речи.

– Это же город у моря, может ли туризм воскресить город?

–После всего, что случилось, я не вижу там никакого туризма, кроме одного. Надо оставить часть разрушенного города в назидание будущим поколениям.

Тренинг по маркетингу, организованный в ИТ-хабе Анны Гармашовой.
Тренинг по маркетингу, организованный в ИТ-хабе Анны Гармашовой. Фото: tbondaryuk
Ключевые слова
Наверх