В их глазах грусть и злость: что на самом деле происходит в детских учреждениях закрытого типа

Кристина Тильк
, специалист отдела коммуникаций Департамента социального страхования
В их глазах грусть и злость: что на самом деле происходит в детских учреждениях закрытого типа
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments
Дом молодежи на Хийумаа – учреждение закрытого типа для детей.
Дом молодежи на Хийумаа – учреждение закрытого типа для детей. Фото: Департамент социального страхования

В глазах молодых людей, попавших под пресс жизненных обстоятельств, отражаются грусть, злость, страх и разочарование...

Детство еще несовершеннолетней Кайри (имя изменено) было не из простых: сложные семейные отношения и причиненные ими травмы привели девушку к тому, что она бросила школу. Обязательной программой для нее стал алкоголь. Так Кайри стала клиенткой отдела Департамента социального страхования, который предоставляет услуги детского учреждения закрытого типа (KLAT).

«Было тяжело, но это помогло мне более-менее вернуться к жизни», – говорит она. Кайри верит: то, что она попала в учреждение закрытого типа, можно было предотвратить, но для этого ей нужна была поддержка хотя бы одного взрослого. Поддержка, которую никто не смог ей оказать, когда она больше всего в ней нуждалась, рассказывает специалист отдела коммуникаций Департамента социального страхования Кристина Тильк.

Из-за аналогичных проблем в учреждение закрытого типа в подростковом возрасте попал и Андри (имя изменено): еще несовершеннолетним он стал злоупотреблять алкоголем и курением, перестал посещать школу, а поддержки дома у него не было. «Были бесконечные гулянки и желание убежать от реальности, поскольку в жизни у меня происходили тяжелые события», – рассказывает Андри.

Несмотря на юный возраст, он несколько раз оказывался в детских учреждениях закрытого типа. Таких мест в Эстонии сейчас четыре: Образовательная коллегия Маарьямаа, Таллиннский детский приют, Дом Лилле в Раквере и молодежный дом Хийумааского социального центра.

К настоящему моменту организм Андри полностью очистился от дурманящих веществ. Он нашел работу, и у него есть мотивация к тому, чтобы двигаться по жизни. Он разорвал свое общение со старой компанией, дела в семье наладились. «Обязательно пойду учиться дальше, хочу стать психотерапевтом», – с такой надеждой Андри смотрит в будущее и добавляет совершенно серьезно: «Если бы я не попал в закрытое учреждение KLAT, то до сегодняшнего дня, наверное, не дожил бы»...

«Плохие дети»

Работники детского закрытого учреждения на Хийумаа говорят, что глаза детей, пользующихся их услугами, просто разбивают им сердца: в них видны грусть, злость, страх и разочарование. Путь к их внутреннему миру непрост. Они не доверяют, они боятся, они разочарованы во всех и во всем. И тем больше радость, когда в один момент молодой человек пропускает через свою защитную стену и открывается. «На самом деле, они не хотят чего-то большего, чем ощущения безопасности, уверенности и любви, того, чего в их жизни не встречалось. Никто им этого не предлагал, да и предлагать было некому», - говорят работники.

По их словам, в глазах общества такая молодежь – это «плохие дети», которые «виноваты во всем», ими заниматься никто не хочет, не умеет и всем лень. Ведь так удобно послать их в учреждение закрытого типа KLAT. А это, на самом деле, должно стать последним местом, где вообще может оказаться молодой человек.

«Наступит время, когда общество будет не навешивать ярлыки на молодых людей, попавших в KLAT, а поймет, что в их жизни произошло нечто такое, из-за чего они оказались в подобной ситуации», – говорит один из работников. Как этого достичь? «Для этого общество должно обратить внимание на молодого человека и помочь ему. И все это намного раньше, чем когда его проблемы нарастут таким комом, что без направления в закрытое учреждение уже не обойтись».

Установки, принятые в обществе, трудно разрушить. Даже специалистов надо приучать к мысли, что если ребенок попадает в учреждение KLAT, то порой это происходит потому, что в нужный момент они не протянули ему руку помощи.

То же чувствует и Энелис Линнас, руководитель отдела Департамента социального страхования, представляющего услугу детских закрытых учреждений: «В Эстонии множество толковых специалистов, но есть и те, до которых достучаться немного сложнее. Невзирая на то, насколько мотивирован бывает специалист, мы часто встречаемся с бессилием и усталостью – тогда возникают моменты, когда кроме направления ребенка в закрытое учреждение KLAT других вариантов решения он не видит. На самом деле, верить в молодого человека, выслушать его, последовательно оказывать помощь, планировать своевременное вмешательство – все это может повлиять на поведение молодого человека так, что он не окажется в закрытом учреждении. Наше желание в том, чтобы ни один ребенок не был отправлен к нам из-за поверхностного подхода к нему, когда не исчерпаны все возможности помощи ему».

Наша общая ответственность

Распорядок дня в детском закрытом учреждении.
Распорядок дня в детском закрытом учреждении. Фото: Департамент социального страхования

Другой вызывающий беспокойство факт – то, что покидающий учреждение закрытого типа молодой человек не продолжает получать системную поддержку. Возвращение к обычной жизни после интенсивного присмотра для молодого человека, с одной стороны, очень ожидаемое и приятное событие, с другой – ему трудно, поскольку он перестает получать постоянную поддержку, не имеет определенной рутины и деятельности.

В целом, после года нахождения в учреждении закрытого типа они попадают в прежнюю среду, где особых изменений за это время не произошло. Это заколдованный круг - дети снова попадают в учреждения KLAT и изнурительная работа начинается с начала.

В сотрудничестве со специалистами из разных областей была разработана модель системы последующей поддержки, которую начнут применять с осени этого года. Системный план того, как подготовить ребенка к выходу из закрытого учреждения, поможет обеспечить то, что он более не будет нуждаться в этой услуге. «С того момента, как ребенок попадает к нам, чрезвычайно важно начать вместе с ним, его семьей и окружающими его специалистами прорабатывать его возвращение домой, наладить мосты между ребенком и обществом», – говорит Линнас.

Для этого необходимо активное и последовательное сотрудничество всей партнерской сети (например, между службой защиты детей, школы, полиции, молодежного работника), совместное продумывание и планирование. Во время пребывания ребенка в закрытом учреждении члены партнерской сети должны быть равными партнерами в процессе оказания ему помощи.

«Наша общая ответственность в том, чтобы найти и обеспечить ребенку и его близким необходимую поддержку и продолжать помогать ему и после того, как он покинет закрытое учреждение. Учреждения KLAT – это не место, куда ребенка «отправляют», но пока ему помогают там, изменения обязательно должны происходить и у него дома, в его окружении и в сети, которая его поддерживает», – добавила Линнас.

Что такое учреждение закрытого типа?

Детское учреждение закрытого типа (KLAT) – мера поддержки ребенка, ограничивающая его свободу, с целью оказать помощь подростку, который своим поведением может подвергнуть опасности себя или окружающих.

Цель услуги KLAT – предложить временную, безопасную и развивающую среду молодому человеку, имеющему в этом острую необходимость и ведущему себя рискованно. Среда, создаваемая вокруг ребенка, усиливает в нем чувство защищенности, способность справляться самостоятельно, снижает его поведенческие факторы риска. В закрытое учреждение ребенка направить может только суд.

Дом молодежи Хийумаа работает с детьми и подростками, которые из-за жизненных трудностей и травматичного опыта нуждаются в поддерживающей их деятельности, в том числе, в ограничении свободы передвижения для снижения вероятности проявления серьезных факторов риска в их поведении.

Закрытое учреждение для детей на Хийумаа отмечает второй день рождения

Дом молодежи на Хийумаа был открыт 10 августа 2020 года. Этот дом несколько отличается от других закрытых учреждений, поскольку при дизайне услуги в нем исходили из терапевтических свойств поддерживающей среды. Терапия средой означает, что работа с молодым человеком с поведенческими проблемами базируется на пяти основных принципах: привлечение, поддержка, защита, признание и структурированность.

Важными аспектами являются работа сотрудников над собой, работа команды как социотерапевтической среды, организация жизни в молодежном доме как условия для создания изменений. Существенно также отметить, что и другие закрытые учреждения KLAT все более переориентируются в своей работе на принципы терапии окружающей средой и модели посттравматического восстановления.

Хийумааский дом находится посреди живописных лесных массивов на полуострове Кыпу вдали от городского шума и суеты. Молодежный дом разместился в помещениях бывшего учебного комплекса, на территории находятся также пансионат социального центра и Хийумааская свободная школа.

Распорядок дня и в молодежном доме определенный, что создает у молодого человека ощущение рутины и предсказуемости. На еженедельных собраниях подростки могут высказать свое мнение о планировании совместной деятельности, рассказать о том, что их печалит, предлагать свои идеи о том, как организовать жизнь дома. Индивидуальные занятия планируются ребенком вместе с социальным педагогом вперед на одну-две недели.

Постепенно свобода ребенка в принятии решений и перемещениях расширяется, ему дается возможность тренироваться в выполнении того, о чем была договоренность, и в принятии ответственности за это на себя. Когда подросток начинает с этим справляться, у него появляется возможность планировать занятия по интересам и вне молодежного дома. Например, он может посещать спортивные занятия неподалеку от школы или проводить время с друзьями в местном молодежном центре. В некоторых случаях молодым людям удается найти временную подработку, к примеру, помогая соседям с ремонтом или в качестве помощника в другом отделении Хийумааского социального центра.

Основной костяк сотрудников молодежного дома составляют воспитатели и социальные педагоги. В качестве партнеров там работают психолог и терапевты (предлагается арт-терапия, многомерная семейная терапия, консультирование на личном опыте и так далее). Каждому ребенку обеспечивается индивидуальный подход и для него создается собственный план работы - комплект поддерживающих мероприятий и услуг зависит от именно его потребностей, ресурсов и направлений развития.

Цель – создать безопасную и предсказуемую среду, дать пример поведения и поддержки со стороны взрослого человека, с помощью терапии привести ребенка в состояние нового равновесия таким образом, чтобы у него самого возник интерес участвовать в собственном развитии. В свою очередь, это поможет при выходе из учреждения продолжать жить, не подвергая риску жизнь и здоровье себя и других.

Ключевые слова
Наверх