Лаури Ляэнеметс: я предлагаю повысить налоги, но также и снизить их

Хенри-Лаур Аллик
, журналист
Лаури Ляэнеметс: я предлагаю повысить налоги, но также и снизить их
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter Whatsapp
Comments 1
Министр внутренних дел Лаури Ляэнеметс (СДПЭ) считает, что памятниками должно заниматься правительство вне зависимости от мнения местного самоуправления.
Министр внутренних дел Лаури Ляэнеметс (СДПЭ) считает, что памятниками должно заниматься правительство вне зависимости от мнения местного самоуправления. Фото: Kermo Benrot
  • Принимать решения по памятникам должно правительство, а не местное самоуправление
  • Если закон позволяет трактовать что-то в пользу человека, то так и надо делать
  • Тем, чей доход составляет 4000–5000 евро, мы предоставим возможность больше инвестировать в общество

Председатель Социал-демократической партии и новый министр внутренних дел Лаури Ляэнеметс подтвердил, что Нарвское городское собрание не может помешать переносу советского танка, но его мнение нельзя не учитывать. Министр говорит: решение близко (интервью было взято 5 августа и переведено для еженедельника Rus.Postimees - прим. ред.).

- Вы говорили, что танк нужно переносить с уважением к местным жителям. А почему советские оккупанты не выказывали уважения к эстонцам?

- На войне не бывает уважения, странно его там искать и на него надеяться. Однако ни одна война против народа, особенно та, что переходит в оккупацию, достойной быть не может. Что касается переноса танка, я считаю, что эстонское государство не должно это делать тайно под покровом ночи. Власти Эстонии должны быть уверены в себе, если у нас есть государство, есть принципы и ценности, которые мы создаем и которых придерживаемся. Сейчас как никогда актуально уважение, потому что разные люди видят этот танк по-разному.

- Почему комиссия по памятникам не может назначить конкретный срок? Что тут еще анализировать? Полиция безопасности наверняка уже оценила риски беспорядков.

- Я думаю, мы близки к принятию решения. Мы сейчас этим и занимаемся. Есть несколько вариантов, которые нужно проанализировать. Мы же не хотим, чтобы потом кто-то пошел в суд, который будет вынужден постановить, что следовало сделать по-другому, а теперь верните танк на место.

- У комиссии по памятникам есть какой-то срок?

- Конкретный срок не назначался.

- У многих сложилось впечатление, будто вы торговались с мэром Нарвы Катри Райк (СДПЭ): мы построим вам больницу, а вы за это уберем танк. Так ли это?

- Перед поездкой в Нарву я обозначил свою позицию. Это не вопрос обмена. Советские памятники – не разменная монета. Это вопрос ценностей и принципов.

- То есть люди все неправильно поняли?

- Еще раз: это не разменная монета. Торг здесь не уместен. А что касается жителей Нарвы, мы должны понимать, что это наш стратегически важный приграничный город. Мы и дальше должны в интересах Эстонии обеспечивать защиту и безопасность в этом городе.

- В Нарве у власти соцдемы. Вы не можете сказать Катри Райк, что нас в горсобрании большинство, так что от танка надо избавляться?

- В Нарвском горсобрании у соцдемов нет абсолютного большинства, они входят в коалицию, и от партнеров по коалиции следует получить согласие. Меня удивляет высокий процент Центристской партии в горсобрании, а мнения ее членов мы пока не знаем. Не только я, но и жители Нарвы, как и всей Эстонии, хотят знать, за что выступит Центристская партия. Если центристы сейчас скажут, что тоже поддерживают перенос, решение об этом танке удастся провести через Нарвское горсобрание.

- Насколько я понимаю, в нарвской коалиции не достигнуто консенсуса с «Ээсти 200».

- Я знаю, что Катри Райк собиралась отправить эти вопросы на обсуждение в горсобрание. Но местные самоуправления Эстонии не должны принимать решения по советским памятникам. Это принципиально в компетенции государственной власти, заниматься этим должно республиканское правительство. Иначе мы прождем неизвестно сколько, затем констатируем, что ничего не сделано, а все это время в Украине идет война. Это именно тот случай, когда государство говорит, как должно быть.

- Что-то изменится, если нарвское горсобрание скажет, что танк остается на месте?

- Думаю, это ничего не изменит. Но важен диалог с местными жителями. Надо вести разъяснительную работу на местах.

- Один из пунктов коалиционного соглашения, который однозначно всех интересует, – это лишение оружия граждан России и Беларуси. Есть ли какой-то план реализации этого пункта?

- Для этого необходимо внести поправки в закон. Подготовительные работы ведутся, они займут время. Не позднее середины сентября этот вопрос будет отправлен на рассмотрение в Рийгикогу. Такова наша цель. Я считаю, что формулировка принципа могла бы звучать так: право владения оружием в Эстонии – это привилегия эстонских граждан.

- Департамент полиции и погранохраны уже оценил, во сколько поправки к закону могут обойтись государству?

- Зависит от того, как будет решаться. Если мы сделаем все быстро, то с большой долей вероятности государству понадобятся склады для хранения выкупленного оружия. Самая оперативная работа, например, в течение месяца, потребует дополнительных рабочих часов и большого количества полицейских, а это стоит денег.

ВОПРОС ИЗ ЗАЛА

- Вопрос от координатора по сотрудничеству Эстонского объединения ЛГБТ Анетте Малетъярв (СДПЭ): «Собирается ли министр внутренних дел предоставить однополым парам конституционное право на самоопределение и неприкосновенность семьи, чтобы для смены фамилии они не должны были обращаться в суд?»

- Я просил рассмотреть этот вопрос. Существует два варианта: либо будут приняты правоприменительные акты к закону о сожительстве, либо мы дойдем с этими жалобами до Государственного суда, который даст свою оценку. Тогда решение Государственного суда можно будет распространить на все частные случаи.

- Сейчас чиновники министерства внутренних дел не разрешают людям менять фамилии. Собираетесь ли вы как-то охлаждать пыл консервативных чиновников, чтобы они начали закрывать на это глаза?

- Закрывать глаза не получится – нужно следовать закону. Я скажу так: если закон позволяет трактовать что-то в пользу человека, так и надо делать. Надо, чтобы никого не разворачивали из-за фамилии или желания с кем-то жить.

НЕУДОБНЫЙ ВОПРОС

- Партия «Отечество» утвердила своих министров по чисто идеологическим мотивам – например, в случае с Кристьяном Ярваном и Леа Данильсон-Ярг. А вы бы не хотели тоже тайком протащить правоприменительные акты, а потом просто развести руками?

- Это закон. Как вы себе представляете, что парламент делает что-то тайком? Мы обсуждали этот вопрос на коалиционных переговорах и сразу поняли, что соглашения не достигнем. Я надеюсь, что люди примут правильное решение на выборах в Рийгикогу и мы сможем вернуться к этой теме.

- В январе вы говорили, что боретесь за голоса бывших избирателей Ивари Падара. Но его избиратель – небольшой поборник прав однополых пар. За кого вы в итоге боретесь?

- Когда я выдвигал свою кандидатуру на пост председателя партии, мой программный девиз был: «Вперед, к корням!» Это значит, что социал-демократы должны отстаивать интересы людей со средней и более низкой зарплатой. Социальные пособия – не всегда лучшее решение, главное – зарплата. Таков был и есть мой приоритет.

- Как вы собираетесь переманить 197 сторонников Рийны Сиккут? У них наверняка иное представление о приоритетах.

- Когда мы с Рийной Сиккут выдвинули свои кандидатуры на пост руководителя партии, то договорились, что будем руководить вместе. Мы это озвучили и, кажется, следуем своим договоренностям. Лучше прислушиваться ко всем, а не только к тем, кто тебя поддержал.

КРОМЕ ТОГО

- Где коалиция возьмет деньги на покрытие своих долгосрочных обещаний ? Кажется, министр Лаури Ляэнеметс хочет повысить налоги?

- Мы предлагаем ввести систему прогрессивного налогообложения. Это значит, что мы снизим налоги для людей со средним и низким доходом, а тем, чей доход составляет 4000–5000 евро, мы предоставим возможность больше инвестировать в общество. Так что давайте учитывать картину в целом: где-то повысим, а где-то и понизим.

- То есть председатель соцдемов Лаури Ляэнеметс предлагает повысить налоги для богатых?

- Я за целостный подход! А то мы будем потом в газете читать, что я только за повышение налогов, а это не так.

ВДОГОНКУ

- Можете назвать ваш самый большой провал или самую большую неудачу в жизни?

- Должен со стыдом признать, что ничего такого не припоминаю.

- Идеальный человек?

- Нет, у любого человека однозначно бывают провалы, но из них, кажется, важно уметь извлекать уроки.

- В прошлый понедельник вы слегка оплошали с речью в Нарве. Намечаются ли на посту министра еще какие-нибудь промашки?

- Промашки – не моя цель. Иногда бывает, что ты не сразу понимаешь, как донести до всех даже самую лучшую идею. Важно, чтобы общественность говорила в таких случаях: господин министр, нам это не подходит. И тогда я скажу: друзья, а ведь я имел в виду нечто другое. Обсуждение – это в порядке вещей.

ФОТОЗАГАДКА

- Как вы думаете, что это?

- Похоже на какую-то игровую комнату.

- Это бомбоубежище.

- Очень хорошо, но важно понимать, что бомбоубежище и укрытие – это разные вещи. Нам нужно и то, и другое. Но бомбоубежищ как таковых у нас сейчас нет. Следует спросить у бывших министров, почему должные укрытия так и не были построены.

Ключевые слова
Наверх