Русский солдат впервые публично осудил войну: я не вижу в этом справедливости и правды

Геттер Трумси
, выпускающий редактор
Русский солдат впервые публично осудил войну: я не вижу в этом справедливости и правды
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments 15
Бывший российский солдат Павел Филатьев. Фото: принтскрин видео на Youtube
Бывший российский солдат Павел Филатьев. Фото: принтскрин видео на Youtube Фото: Kuvatõmmis Youtube'i videost

«Я не вижу в этой войне справедливости» – признается воевавший на передовой в Украине российский солдат Павел Филатьев (34). На сегодняшний день Павел покинул свою родину, и теперь он выполняет данное на фронте обещание: «Если я останусь в живых, я сделаю все от меня зависящее, чтобы это остановить».

Павел Филатьев знает, какие последствия могут его ожидать. Как бывший российский солдат он понимает, что рискует свободой. Он считается предателем, бывшие сослуживцы его осудили. Мать советовала ему бежать из России до того, как будет слишком поздно. Несмотря ни на что Павел решил облегчить душу, передает The Guardian.

«Я не вижу в этой войне справедливости. Я не вижу в ней правды, – признался Павел в самом первом интервью по возвращении из Украины еще до того, как покинул Россию. – Я не боюсь воевать. Но мне нужна справедливость, понимание того, что я поступаю правильно. И мне кажется, что все это обречено на провал не только из-за того, что правительство все разворовало, а потому что мы, русские, не чувствуем, что то, что мы делаем, правильно».

За две недели до интервью Павел опубликовал 141-страничный текст, который взорвал Интернет. В нем он подробно описал, как его подразделение ВДВ было отправлено из Крыма в Украину, как вошло в Херсон и захватило морской порт, как продержалось больше месяца под массированными артобстрелами в окрестностях Николаева.

Павел служил в дислоцированном в Крыму 56-м десантно-штурмовом полку. В конце февраля его вымотанное и плохо оснащенное подразделение под градом ракетного огня вошло в Украину. По словам Павла, военная логистика была очень слабой, у них даже не было какой-то цели, они атаковали, вообще не понимая, зачем. «У меня ушли недели на то, чтобы понять, что на территории России никакой войны не идет, что мы просто напали на Украину», – говорит он. По словам Павла, ему была выдана только ржавая винтовка с порванным ремнем.

Кроме этого, Павел описывал моменты, когда элита российской армии – десантники – заняла морской порт Херсона, сразу начав таскать компьютеры и все ценное что можно было найти. После этого российские солдаты разгромили столовые, чтобы поесть.

«Мы как дикари все съели, а все что там было, это хлопья, овсянка, варенье, мёд, кофе… Было абсолютно плевать на все, мы были уже доведены до предела, большинство прожили в полях месяц, без любого намёка на комфорт, душ и нормальную еду...» (Орфография и пунктуация автора здесь и далее сохранены.)

«Насколько же до дикого состояния можно довести людей не думая о том что им нужно спать, есть и мыться... Чувство мерзкое от всего вокруг, мы как твари просто пытаемся выжить», – пишет Павел в своих заметках.

Он также пишет о том, что слышал, будто российские солдаты занимаются самострелом, чтобы покинуть передовую и получить компенсацию, размер которой составляет три миллиона рублей. Павел написал, что, по слухам, пленных солдат пытают, а трупы оскверняют. Позже в интервью Павел признается, что лично он за время войны ничего подобного не видел.

«Я не могу больше молчать, хоть и знаю, что, скорее всего, ничего не изменю».

Павел понимает, что другим всё это может показаться дикостью: «Но солдат понимает, что стоимость компьютера больше, чем его зарплата. Да и кто знает, доживет ли он вообще до завтрашнего дня. Поэтому он его берет. Я это не оправдываю. Но считаю важным говорить о том, почему люди так поступают, чтобы понять, как их остановить. На что может пойти человек в таких экстремальных условиях.

«Люди спрашивают у меня, почему я не сложил оружие. Ну, я, конечно, против этой войны, но я не генерал, я не министр обороны, я не Путин – я не знаю, как это остановить. Я бы ничего не изменил, если бы как трус бросил оружие, оставив своих товарищей».

Находясь на фронте, он описывал войну в Украине до тех пор, пока не был ранен и не был эвакуирован. Но к этому времени уже решил, что должен разоблачить гнилую суть вторжения в Украину.

«Мы сидели под артиллерийским огнем в Николаеве. Я уже тогда не понимал, какого черта мы тут делаем, зачем нужна эта война. И я для себя решил: Господи, если я выживу, то сделаю все, чтобы изменить это!», – пишет Павел.

На запись воспоминаний у Павла ушло 45 дней. Этим он нарушил присягу, в соответствии с которой даже слово «война» нельзя открыто произносить.

«Я больше не могу молчать, хоть и знаю, что, скорее всего, ничего не изменю, и, возможно, я совершил глупость, ввязавшись во все это», – сказал Павел журналисту и прикурил дрожащими пальцами следующую сигарету.

«Большинство людей недовольно тем, что там происходит. Они недовольны правительством и своими командирами, они недовольны Путиным и его политикой, они недовольны министром обороны, который никогда не служил в армии», – признается Павел в интервью. В своих мемуарах он также описывает злость и негодование российской армии.

«Открытый ящик Пандоры»

После опубликования мемуаров Павел сначала планировал сдаться в полицию. Хоть ему и советовали бежать из страны, он был против этого.

«Покину страну, уеду в Америку – кем я там стану? Чем я буду заниматься? Если я даже на собственной родине никому не нужен, то там-то я кому буду нужен?», – описывает Павел свои мысли. На протяжении двух недель каждый день он ночевал в разных гостиницах, чтобы быть на шаг впереди полиции. Вся его жизнь уместилась в рюкзак.

«За последние шесть месяцев я рассказал больше, чем кто бы то ни был. Может быть, они не знают, что со мной делать».

И так – до августа. Павел бежал из России на второй неделе месяца. Бежать ему помог руководитель общественного правозащитного проекта Gulagu.net Владимир Осечкин. «Очень важно, чтобы кто-то заговорил первым», – указывает Владимир на то, что Павел стал первым российским солдатом, который открыто начал говорить о войне в Украине. Насколько известно, он также первый российский солдат, который после войны бежал из России. «Это как открыть ящика Пандоры!» – говорит Владимир.

Так что неудивительно, что неделей позже российский исследовательский портал iStories, деятельность которого запрещена в России, опубликовал признания еще одного солдата. В видео российский солдат признается, что убивал мирных жителей в городе Андреевка.

На сегодняшний день все солдаты из полка Павла прекратили с ним общаться. Но он верит, что 20 процентов из них на его стороне. Некоторые по секрету говорили ему о своем недовольстве.

«Они говорят, что геройство одних – это вина других. На дворе XXI век, а мы начали эту идиотскую войну и снова призываем солдат совершать геройские поступки, приносить себя в жертву. В чем проблема? Неужели мы и без этого сами не вымираем?» – удивляется Павел.

Но больше всего Павла поражает то, что он до сих пор на свободе. «Я не понимаю, почему они меня до сих пор не задержали. Я за последние шесть месяцев рассказал больше, чем кто-либо другой. Может быть, они не знают, что со мной делать», – говорит Павел.

Но страх тоже остался. «Я боюсь, что будет потом. Какую цену мы за это заплатим? Кто останется в нашей стране? Сам бы я сказал, что это наша личная трагедия. В кого мы превратились? И насколько все еще может ухудшиться?»

Британское издание The Guardian не смогло проверить все утверждения Павла, но россиянин представил в качестве доказательств документы и фотографии. Они подтверждают, что он был десантником в 56-м десантно-штурмовом полку в Крыму, а в апреле при выполнении спецзадания в Украине попал с повреждением глаза в госпиталь. Кроме этого, выяснилось, что перед публикацией своего рассказа Павел отправил жалобу по поводу войны напрямую в Кремль.

Через несколько дней после публикации статьи The Guardian издание Business Insider передало, что неизвестные лица задержали Павла, отвезли его в неизвестном направлении и допрашивали на протяжении нескольких часов. По словам Павла, который сейчас находится где-то в Европе, это не была российская полиция и якобы их не интересовало его мнение о войне в Украине.

Ключевые слова
Наверх