Ущерб от вакцины: закон принят и фонд создан, но получить компенсацию очень сложно

Кадри Таммепуу
, журналист
Ущерб от вакцины: закон принят и фонд создан, но получить компенсацию очень сложно
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter Whatsapp
Comments 2
При желании успокоить людей чиновники могли бы задаться вопросом, был ли закон о страховании от ущерба от вакцин принят ради галочки или чтобы действительно помочь попавшим в беду, посоветовала Мерье Сумберг, член некоммерческой организации Ikkagi Inimesed, в программе Otse Postimehest.
При желании успокоить людей чиновники могли бы задаться вопросом, был ли закон о страховании от ущерба от вакцин принят ради галочки или чтобы действительно помочь попавшим в беду, посоветовала Мерье Сумберг, член некоммерческой организации Ikkagi Inimesed, в программе Otse Postimehest. Фото: Яан Ванаасеме
  • Лишь крошечная часть заявителей получает возмещение за ущерб от вакцины.
  • Условия получения компенсации не распространяются на всех пострадавших
  • Министерство социальных дел не планирует вносить изменения в законодательство.

Компенсации за ущерб от вакцин против коронавируса были выплачены только семи заявителям: на общую сумму 14 000 евро. Закон о возмещении ущерба от вакцин действует уже три с половиной месяца, но большая часть почти двух миллионов инъекций была сделана в Эстонии задолго до того, как закон вступил в силу.

Денежные выплаты всем семерым соответствовали минимальному уровню. На 471 заявление дан отрицательный ответ. Почти половина заявлений еще ожидает решения Больничной кассы. То, как дела шли до сих пор, заставляет поинтересоваться: не путано ли написан закон, если только 1,5 процента просителей получают компенсации?  Возможно, условия получения компенсации слишком жесткие? А может быть, вакцины действительно безопасны настолько, что в Эстонии почти нет по-настоящему пострадавших?

Ограничительные требования

Менеджер по маркетингу Balteco Мерье Сумберг, появившаяся 19 августа в эфире передачи Otse Postimehest, придерживается другого мнения. «Когда я думаю о статистике, согласно которой семь человек получили положительное решение о компенсации, в то время как в Департамент лекарственных средств были поданы тысячи (7149 к 14 августа – прим. ред.) заявлений о побочных эффектах, то вижу, что в чисто техническом смысле тут наблюдается крупная аномалия». Даже если учесть, что не все побочные эффекты перерастают в длящиеся четыре месяца проблемы со здоровьем.

Марье Сумберг сделали прививку Весной прошлого года. В тот же вечер у ранее совершенно здоровой женщины начались острые боли в животе. Она надеялась, что пройдет, но не прошло. Cо временем проблем только прибавилось – колебания артериального давления, резкое снижение работоспособности. «Прежде чем начать жаловаться, мне пришлось целый год доказывать, что у меня до сих пор серьезные проблемы», – сказала она. Впоследствии Сумберг узнала, что в таком положении оказались многие.

Так Сумберг стала представительницей некоммерческой организации Ikkagi Inimesed («Все же люди»). Объединение получило название из-за распространенного в обществе и среди его лидеров мнения, будто в Эстонии нет людей, у которых после вакцинации возникают проблемы со здоровьем. Бытует стереотип, будто расстройства не могут не исчезнуть за пару месяцев и уж тем более не меняют качество жизни до неузнаваемости.

Она не была и не стала противницей вакцинации. Но считает, что нужны механизмы страхования от ущерба, который может нанести вакцинация большому числу людей. Сумберг участвовала в заседаниях социальной комиссии, где обсуждался закон. Предложения пострадавших были выслушаны, но не были учтены.

По мнению активистки, законом установлены слишком строгие требования для получения компенсации. «Человек должен был находиться в реанимации два дня», – привела в пример Сумберг одно из двух условий для выплаты самой высокой компенсации. При этом если вакцина вывела из строя центральную нервную систему, с возникшими симптомами обычно не попадают в палату интенсивной терапии. «При этом человек месяцами мучится и не может работать», – утверждает она.

Даже у врачей полтора года назад не было достаточно опыта и информации о побочных эффектах от вакцин, находящихся на стадии испытаний. «Вот они и разводили руками, когда я через несколько дней после прививки попала в центр экстренной помощи с кровотечением. Анализы крови были в порядке, врач признал меня здоровой», – рассказывает Сумберг. Мнение врача было занесено и в историю болезни.

«В настоящее время чиновники принимают решения о выплате компенсаций на основании историй болезни, но там очень недостаточная информация, – считает активистка. – Процедура выплаты компенсаций – это замкнутый круг: человек потерял здоровье, но доказать этого не может, потому что жалобы не были задокументированы: считалось, что они не могут быть связаны с вакциной». Как следствие, по словам Сумберг, деньги выделены, а компенсаций люди не получают.

Четырех месяцев мало

  • 2000 евро – минимальная компенсация, которую может получить в Больничной кассе лицо, чьи недомогания длятся не менее четырех месяцев и кому врач прописывал лекарства, увеличивал дозы уже принимаемых препаратов, направлял на реабилитацию или операцию.
     
  • 100 000 евро – максимальная компенсация назначается за ущерб здоровью, длящийся не менее четырех месяцев, в течение которых человек длительное время или неоднократно находился в больнице и нуждался в интенсивной терапии как минимум II уровня более чем два дня. Этот ущерб здоровью должен привести и к глубокой инвалидности, из-за которой пострадавший нуждается в круглосуточной помощи.
     
  • 100 000 евро – сумма компенсации, которая будет выплачена ближайшим родственникам пациента, который умрет в результате вакцинации.
     
  • Дополнительно: заболевание и ход лечения должны быть задокументированы врачом, а Департамент лекарственных средств должен установить связь между заболеванием и вакцинацией.

    Источник: Больничная касса 

Ключ в министерстве

В государственной системе Сумберг столкнулась с отрицанием проблемы и множеством насмешек: что ты болтаешь, у тебя все в порядке, говорили ей. «Непонятные беды, подобные моей, часто классифицировали как тревожные расстройства и лечили неправильно», – жалуется активистка.

Чтобы получить помощь, Сумберг пришлось посещать платных специалистов и потратить сотни евро на реабилитацию: «Хотя у меня пошаливало сердце, проблема была не в кардиологии, а в том, что центральная нервная система неправильно управляла сердцем». Потребовалось время, чтобы отследить настоящую причину и назначить лечение.

Сумберг понимает и затруднения врачей, которым период пандемии принес много тяжелобольных, а новая информация начала поступать лишь со временем. К счастью, отношение многих врачей начало меняться. Сумберг также сменила семейного врача: «Я очень ценю своего нового врача, он активно поддерживает меня в моих устремлениях».

У нее нет рецепта, как исправить недостатки ведения документации. «Однако я считаю, что ключ к решению проблемы находится в Министерстве социальных дел, и я надеюсь, что однажды это произойдет, потому что информации о побочных эффектах вакцины становится все больше».

В Министерстве социальных дел заявили, что считают данный вопрос важным. Как прокомментировал один из составителей законопроекта, «на данный момент известны только цифры, содержательных анализов еще не проводилось».

Ключевые слова
Наверх