МНЕНИЕ ⟩ Хватит говорить о «русофобии», надо рвать связи с российским государством и строить местную русскую идентичность

Владислав Велижанин
, гражданский журналист
Хватит говорить о «русофобии», надо рвать связи с российским государством и строить местную русскую идентичность
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments 31
Владислав Велижанин
Владислав Велижанин Фото: личный архив

Пора признать обоснованность борьбы с российским культурным и политическим влиянием и не искать в этом происки абстрактных «русофобов», а развивать независимую от Москвы местную русскоязычную идентичность и культуру, пишет публицист и гражданский журналист Владислав Велижанин.

Руководитель русского театра Филипп Лось ярко выразил назревшие за полгода русско-украинской войны чувства некоторых наших соотечественников, поделившись страхами перед растущей «русофобией» в Эстонии и других странах Европы. Это выступление прорвало плотину чувств как сочувствующих Филиппу Лосю, так и тех, кто поспешил осудить и подвергнуть остракизму главу русского театра Эстонии. Предлагаю спокойно разобраться в том, почему отнюдь не новая тема «русофобии» в Эстонии вышла на новый виток обсуждения, и какие возможности у нас есть для разрешения этого напряжения.

Где вы были эти тридцать лет?

С 1990-х годов в Эстонии неоднократно можно было услышать о якобы недружелюбном отношении к русским жителям страны. Никакой реальной дискриминации, конечно, никто еще не сумел доказать – наоборот, множество русских в Эстонии все эти 30 лет спокойно жили и свободно пользовались школами, больницами и любыми другими общественными услугами, не выучив ни одного слова на эстонском языке. Памятники советской эпохи тоже никто все это время не трогал, хотя, забегая вперед, очень не хотелось бы, чтобы каменные штыки и ржавые танки остались национальными символами всех русских, и тем более, жителей Эстонии.

В целом же ни русская речь, ни тем более внешность русскоязычных граждан (и неграждан) Эстонии никогда не являлись препятствием для комфортной жизни в нашей стране, в отличие, например, от обществ, разделенных по расовому признаку, как это было в Южной Африке.

Кто кого расчеловечивает?

Тем не менее, были и случаи, когда между условными русскими и условными эстонцами происходил реальный конфликт, как во время Бронзовой ночи. Камнем преткновения при этом стало одно ключевое понятие и все, с ним связанное – оккупация. В зависимости от того, признаете вы страдания эстонского народа от оккупации или нет, вы относите себя к гражданам свободной Эстонии или, будем говорить откровенно, сторонникам тех самых оккупантов, которые один раз уже закрыли страну за железным занавесом и устроили массовые депортации эстонцев в Сибирь.

Это, на самом деле, гораздо ближе по сути к Холокосту, повторения которого так опасается Филипп Лось. Если в Эстонии и есть проблема расчеловечивания и угроза повторения трагедии, то начинается она, безусловно, с расчеловечивания жертв ГУЛАГа теми, кто так любит кричать «можем повторить».

Когда разодетые в гимнастерки с красными звездами провокаторы прославляют советскую оккупацию на 9 мая, они буквально давят на раны тех семей, чьи судьбы были сломаны депортациями, последовавшими после «освобождения» Красной армией. Конечно, было бы странно ожидать в ответ всепрощение и гуманность, хотя до последнего времени примерно так рассудительные эстонцы и предпочитали реагировать на ежегодные праздники победобесия.

Сегодня сторонники войны с Украиной (большинство из которых, так уж получилось, говорят на русском языке) задают новую планку расчеловечивания, отрицая или даже радуясь страданиям украинцев здесь и сейчас, многие из которых живут и в Эстонии. Таким образом, практически все конфликты вроде как на национальной почве на деле у нас оказываются конфликтами (гео)политическими.

С чего начинается русофобия

Россия, которая своей пропагандой оказывает огромное влияние на русских по всему миру, продолжает жить по ценностям XIX века, когда завоевание соседа было обычным делом, в то время как остальной мир находится в веке XXI, где империалистическая политика вышла из моды. «Массовой дегуманизации» в отношениях с россиянами и российским государством не произошло, потому что со стороны России никогда не было никакого гуманизма.

Разве может кто-то, положа руку на сердце, сказать, что культура, главными символами которой являются бронзовый солдат, танк Т-34 и поддельные массовые захоронения – это образец «общих человеческих норм»? И разве не спокойнее жить без огромных истуканов, постоянно напоминающих всем подряд о мифических подвигах русского оружия?

При этом Россия использует русскую культуру вообще во всех ее проявлениях в качестве оружия. Яркий пример: на днях в уничтоженный Мариуполь приезжал ансамбль «Русская песня», члены которого цинично фотографировались на фоне разрушенного драмтеатра.

Русский язык на оккупированных территориях Украины насаждается насильно и подспудно с помощью всяких подобных «патриотических» песенно-плясочных коллективов. Портреты Пушкина с логотипом «Единой России» украшают развалины украинских городов. В таких условиях отделить русскую культуру от русской оккупации просто невозможно, и, тем самым, Россия сама ставит в очень сложное положение тех деятелей русской культуры, кто пытается оставаться «вне политики».

Прошлое не изменить, но можно изменить свое отношение

До тех пор, пока «русские» в Эстонии не признают, что их историческое прошлое было преступным по отношению к стране, в которой они живут, а не героическим, будет сохраняться некоторая напряженность между «русскими» и «эстонцами». Точно так же она сохраняется и в Латвии, и в Литве, и в Чехии (вспомните Пражскую весну).

Развенчание мифа о русском солдате-освободителе позволило бы, наконец, оставить в прошлом главное яблоко раздора вместе с любыми ответными проявлениями русофобии. При этом важно не то, кем исторически были ваши предки, а какой стороне вы сочувствуете сегодня, располагая всей полнотой информации о произошедшем. Прошлое не должно быть источником напряжения, но для этого надо приложить некоторые усилия.

Критический пересмотр деяний своих предков – совершенно нормальный процесс, через который прошло большинство народов, бывших когда-то колонизаторами, то есть теми же оккупантами.

В Великобритании давно не принято хвалиться тем, что над Британской империей никогда не заходило солнце, равно как и, например, во Франции и Португалии, не говоря о Германии, которая навсегда оставила в прошлом амбиции по возрождению рейха. Подобное моральное самоочищение необходимо, потому что позволяет бывшим агрессорам сосуществовать с выходцами из своих прошлых колоний в относительном равновесии.

Действие порождает противодействие

Россия никогда не приносила извинений соседним государствам, наоборот, настаивая на том, что русская оккупация – это не оккупация, а добровольное присоединение, репрессии – это борьба с врагами народа, а соседние страны вообще сами себя обстреливают.

В этом глумлении и расчеловечивании соседей России участвует не только озверевшая телепропаганда, но и те, кто, подобно Михаилу Стальнухину, например, огульно называют правительство Эстонии фашистами. И это в то время, когда российские солдаты прямо сейчас, снова оккупируют украинские города точно так же, как когда-то это делали гитлеровцы. В отношениях с Россией всегда не доставало человечности, но с началом большой войны даже видимость нормальности стала невозможной.

И тогда, наконец, случилась «русофобия» на государственном уровне, страхи о которой нагнетались все последние 30 лет. После полномасштабного вторжения России в Украину Эстония и союзники приняли ряд мер, чтобы обезопасить себя от возможной российской агрессии, будь то русские танки или русские агенты влияния, замаскированные под певцов и танцоров. В целях безопасности и просто гигиены мы запретили въезд ряду прислужников тирана Путина, равно как и его придворным шутам и скоморохам, устремившимся в Европу на гастроли.

Открытая поддержка русской войны стала приносить людям неприятности в обществе, вплоть до расследования полицией самых оголтелых призывов Путину ввести войска или «шлепнуть» кого-нибудь. Впервые за 30 лет Эстония и страны Запада решили, что дальше так продолжаться не может, и вправе ли кто-то нас за это осудить?

Что делать?

Как русскоговорящий гражданин Эстонии, считаю полезным в сложившейся ситуации:

  1. Признать обоснованность борьбы с российским культурным и политическим влиянием и не искать в этом происки абстрактных «русофобов».
  2. Разорвать любые связи с российским государством и развивать вместо этого независимую от Москвы местную русскоязычную идентичность и культуру.
  3. Словом и делом помогать Украине, подвергшейся невообразимо варварскому нападению, до победы над Россией.

Примечание автора: я ставлю слова «русские» и «эстонцы» в кавычки, потому что это воображаемые группы, на самом деле состоящие из очень разных людей, но иногда приходится обобщать.

Ключевые слова
Наверх