Историк ⟩ Украина и Польша: сложная история сближения и противостояние России

Алексей Васильев
Украина и Польша: сложная история сближения и противостояние России
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter Whatsapp
Comments 2
Алексей Васильев.
Алексей Васильев. Фото: личный архив
  • Вторжение России в Украину завершило процесс формирования украинской политической нации
  • В 70-е годы польская эмиграция начала разрабатывать поддержку соседних стран после краха СССР
  • Основанием для укрепления дружбы Украины и Польши является борьба против агрессивной политики России

Основы польско-украинских отношений были заложены в середине XIV века при Казимире Великом присоединением Галицкой Руси к Польше. Там впервые появилось население иной этничности и конфессии. Об истории взаимоотношений Украины и Польши пишет историк, специалист по истории Польши Алексей Васильев. 

Территории сегодняшней Украины в польском обиходе назывались Русью (по-латыни – Рутения), а население – русинами (рутенами). Понятие «украинец» вошло в обиход только во время Первой мировой войны. Поэтому, когда носитель русского языка сталкивается в польском с понятием ruski, следует понимать, что речь идет об Украине, а не России. Сегодня популярные в Польше «пироги руски» (вареники с начинкой из творога, картофеля и лука) в польских магазинах продаются как «украинские» или «традиционные». Историческое значение слова уже неочевидно, а слово «русский» вызывает негативные ассоциации.

Ключевым для польского образа Украины, равно как и для восприятия украинцами самих себя, стал образ казака. Окончательно он сложился в польском романтизме. На память приходит сериал Ежи Гофмана по роману Генрика Сенкевича «Огнем и мечом», один из героев которого – обаятельный казак Юрко Богун. Постепенно казак набрал этнические черты «украинскости» и приобрел ореол защитника «простого украинского народа». Политическая традиция Запорожской Сечи во многих версиях украинской истории стала выступать как опыт национальной государственности, а казацкие войны середины XVII века – как аналоги национальных революций Нового времени в Европе.

Постепенно в польско-украинских отношениях национальные границы совпали с социальными и конфессиональными. Поляк-помещик-католик с одной стороны – и украинец (русин)-крестьянин-православный с другой.

Перемирие 1667 года между Речью Посполитой и Московским царством положило начало разделу Украины на Левобережную и Правобережную. Сосуществование католицизма и православия на фоне сословных границ помешало создать концепцию «единого народа» и включить историю Киевской Руси в нарратив польской истории. Иная ситуация имела место в Московском государстве. Алексей Михайлович с середины XVII века стал именоваться царем «Великая, Малая и Белая Руси». В среде православного духовенства Речи Посполитой родился образ московского царя – защитника православной веры. Киевское духовенство разработало идею православного «славянороссийского» народа. Затем уже в Российской империи XIX века возникла концепция «малороссийства», опиравшаяся на идею «триединого русского народа», состоящего из великороссов, малороссов и белорусов («западных русских»). Выкладки Владимира Путина о «едином народе» являются продолжением этих теорий.

В XIX – начале XX века украинские земли входили в состав двух империй – Российской и Габсбургской (Австро-Венгерской). Романтический образ Малороссии как «своей Италии» был создан в Российской империи прежде всего текстами Николая Гоголя. В начале XIX века в польской культуре также складывается идеальный образ Речи Посполитой как общего дома для братских народов – поляков, литвинов и русинов, возникает фигура казака Вернигоры – пророка польско-украинского единения перед лицом московского деспотизма.

После 1991 года динамика распределения голосов на выборах в независимой Украине показывает стирание границы «запада» и «востока» страны.

Вторая половина XIX века уже была отмечена репрессиями против украинского языка и культуры в Российской империи. В циркуляре министра внутренних дел Петра Валуева, изданном в 1863 году, было сказано, что «малороссийского языка не было, нет и быть не может», что это русский язык простого народа, «испорченный» польским. В итоге центром украинского (равно как и польского) движения стала Австрийская Галиция, где прежде всего в среде греко-католического духовенства сложилась идея «украинства» как альтернатива «малороссийскости». В свою очередь, власти Габсбургской империи опасались растущего польского влияния и были не прочь разыграть карту польско-украинской напряженности.

В XX веке наметилось объединение «украинского» и «малороссийского» проектов. Упомяну Акт воссоединения Украинской и Западноукраинской народных республик в День соборности 22 января 1919 года, а также продолжительный опыт существования УССР. При всей декоративности своего статуса Советская Украина формировала у жителей национальное и территориальное сознание, в ней было собственное Министерство иностранных дел, УССР входила в ООН как самостоятельный субъект, и так далее.

После 1991 года динамика распределения голосов на выборах в независимой Украине показывает стирание границы «запада» и «востока» страны. Аннексия Крыма, война в Донбассе и полномасштабное российское вторжение 24 февраля 2022 года завершили процесс создания единой украинской политической нации. Русскоязычные регионы Украины показали, что готовы защищать украинскую государственность. Это нехотя признала даже российская пропаганда, которая уже не так уверенно заявляет об «освобождении» украинского народа, якобы ищущего в путинской России спасения от «нацистов».

Невежество и планирование политики на основе мифологем XVII– XIX веков имеет ужасающие последствия. Романтики начала XIX века еще могли верить в «единый народ», даже если его представители так не думали. Но чтобы так же рассуждать в наши дни, нужно не иметь понятия о гуманитарной науке как минимум последних ста лет, а половину современной карты мира считать результатом «происков» ЦРУ.

К нынешней войне польско-украинские отношения подошли с тяжелым багажом. Образ «украинской Аркадии», созданный польским романтизмом уже после уничтожения Речи Посполитой, носил схожие с Российской империей колониальные черты. Казацкие войны середины XVII века были жестокими и кровавыми, их взаимоисключающие образы созданы в «Тарасе Бульбе» Гоголя и «Огнем и мечом» Сенкевича. В 1918 году шли польско-украинские бои за Львов. Попытка польско-украинского союза Юзефа Пилсудского и Симона Петлюры окончилась провалом. Притеснения украинского меньшинства в межвоенной Польше невозможно отрицать, как и резню польского населения боевиками УПА на Волыни и в Восточной Галиции в 1943–1944 годах. Послевоенная акция «Висла» по переселению украинцев в Польскую Народную Республику имела насильственный характер.

Однако уже в 1970-е годы в эмиграции главный редактор журнала «Культура» Ежи Гедройц говорит о пересмотре отношения поляков к Украине. Согласно его идее «ULB» («Украина-Литва-Беларусь»), после неизбежного распада СССР новая Польша окажется в окружении независимых государств, связанных с нею общей историей. Опасно со стороны Польши культивировать чувство своего превосходства над бывшими землями Речи Посполитой, писал Гед ройц. Напротив, Польша должна их всячески поддерживать. В 1990-е годы Польша первой признала независимость Украины, а в 1996 году подписала с ней стратегическое парт нерство. В 2005 году на Лычаковском кладбище во Львове был открыт мемориал польским «орлятам» – защитникам Львова в 1918 году.

Российское вторжение в Украину смягчило разногласия польских политиков. Польша приняла свыше трех миллионов беженцев. Президент Анджей Дуда в годовщину Волынской резни 11 июля сказал примирительную речь. Украина принимает Закон об особом статусе граждан Польши на своей территории в ответ на введение поляками «карты украинца».

В ближайшее время главным основанием единения Украины и Польши станет борьба с деспотизмом и агрессией России. Быть может, российским интеллектуалам (особенно в состоянии «релокации») пора последовать примеру Гедройца и задуматься о том, как новой России предстоит восстанавливать отношения с Украиной и Польшей?

Ключевые слова
Наверх