Колонка журналиста ⟩ Правозащитные приоритеты евродепутата Тоом вызывают оторопь

Павел Соболев
, журналист
Правозащитные приоритеты евродепутата Тоом вызывают оторопь
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments 15
Яна Тоом.
Яна Тоом. Фото: Eero Vabamägi/Postimees

Всего через два дня после исключения из Центристской партии Михаила Стальнухина у многих эстонских политиков возник вопрос, не вредит ли  государственным интересам Эстонии деятельность уже другого влиятельного центриста. На этот раз с большой настороженностью политической элитой Эстонии было воспринято послание, отправленное Яной Тоом Жозепу Боррелю, пишет журналист Павел Соболев.

Восьмого сентября депутат Европарламента от Эстонии Яна Тоом направила верховному представителю ЕС по иностранным делам и политике безопасности Жозепу Боррелю официальный запрос, касавшийся достигнутой Эстонией, Латвией, Литвой и Польшей договоренности с 19 сентября установить ограничение на въезд граждан РФ с шенгенскими турвизами.

В своем запросе Тоом указала на то, что речь идет о нарушении Шенгенского кодекса о границах. По оценке Тоом, согласно этому кодексу, решения об ограничении въезда в страну должны приниматься отдельно для каждого случая, и у стран Шенгена нет прав на дополнительные меры.

Как и можно было ожидать, этот запрос побудил многих эстонских политиков подвергнуть Яну Тоом острой критике. Особенно жесткое высказывание позволил себе глава партии «Отечество» Хелир-Вальдор Сеэдер, заявивший, что направленный Яной Тоом запрос гораздо опаснее для Эстонии, чем недавние грубые слова Михаила Стальнухина в отношении членов эстонского правительства. Сеэдер выразил удивление тем, что, в отличие от Стальнухина, Тоом остается членом Центристской партии.

Эти слова Сеэдера довольно быстро прокомментировал глава центристов Юри Ратас, ясно давший понять, что «персональный вопрос» Яны Тоом и близко не стоит на повестке дня партийного правления. Ратас подчеркнул, что лично он считает введенное Эстонией ограничение хорошей мерой, однако заметил, что Тоом спрашивает Борреля лишь о правовом основании для такой меры. Как пояснил Ратас, если член Европарламента хочет задать такой вопрос, он, безусловно, имеет на это право.

Тоом сама занимается примерно тем же, в чем уличила Стальнухина

Когда Михаил Стальнухин после принятия решения о переносе советских военных памятников в Нарве выступил со скандальными заявлениями в отношении эстонского правительства, которое он назвал нацистским и фашистским, Яна Тоом в своем комментарии по этому поводу высказала предположение, что Стальнухин просто пытается запустить свою предвыборную кампанию.

Это удивительно, но и в направленном Яной Тоом вице-президенту Еврокомиссии письме волей-неволей видится подобное назначение. Конечно, мандат нынешних евродепутатов действует до 2024 года, так что едва ли Яна Тоом имеет амбиции в 2023 году стать членом Рийикогу, однако ее письмо Жозепу Боррелю очень похоже на попытку лишний раз напомнить о себе в позитивном ключе своим традиционным избирателям. Правда, попытка эта явно сделана с оглядкой на то, чтобы не вступить в совсем уж прямые противоречия с позицией, занятой в отношении российской агрессии эстонским государством и всеми парламентскими партиями. 

Выполнить это дополнительное условие Яне Тоом удалось, на что указывает реакция на ее слова Юри Ратаса, пусть и без особого, видимо, энтузиазма, но очень четко подтвердившего, что Яна Тоом удержалась в рамках приличий. Есть, однако, некоторые сомнения в том, что это письмо в Еврокомиссию так уж сильно придется по нраву тем людям, которые традиционно отдают свои голоса за Яну Тоом на разного уровня выборах.

Если исходить из того, что поддерживающие сейчас войну жители России рассматривают страны Евросоюза как территорию противника, на которую они вовсе, мол, и не рвутся, то получается, что Яна Тоом печется о тех россиянах, которые находятся в ужасе от действий властей своей страны и ищут любые способы или временно, или на постоянной основе, физически дистанцироваться от ужасов морока «русского мира», которые стали в последнее время совсем уж непереносимыми.

В общем, выходит, что Тоом становится сейчас в самую первую очередь адвокатом интересов россиян, оппозиционно настроенных по отношению к российской власти, в то время как все последние годы ни у самой Яны Тоом, ни уж тем более у ее электората не замечалось особых симпатий к этой категории жителей соседнего с Эстонией огромного государства.

Трудно представить себе, чтобы сейчас такие симпатии у этого электората появились, поэтому вероятно, конкретно эти усилия Яны Тоом могут остаться или не очень замеченными, или не особенно понятыми.

Да, их можно оценивать и вне политической повестки, стараясь видеть в этих усилиях, например, такую практическую цель, как обеспечение возможности приезжать в Эстонию россиянам, имеющим здесь родственников. Однако эстонское государство достаточно громко говорит о том, что для этих людей двери Эстонии ни в коем случае не закроются 19 сентября, так что и в таком контексте у Яны Тоом вряд ли получается выглядеть сейчас как-то подчеркнуто привлекательно, допустим, в качестве потенциальной – и единственной – спасительницы чьих-то семейных связей, на которую следует возлагать соответствующие надежды.

Проблемы «хороших русских» ничтожны на фоне бед украинцев

В самом по себе послании, направленном Яной Тоом Жозепу Борррелю, действительно, нет ничего по-настоящему крамольного, потому что оно и впрямь кажется – не по сухой бюрократической форме, а по неизбежно считываемому существу – заступничеством не за равнодушных к войне россиян, жаждущих отдыха в Европе, а за пресловутых «хороших русских», старающихся унести ноги из того кошмара, в котором они пребывают.

Однако в чрезвычайных условиях, а с 24.02.2022 в таковых находится все человечество, нередко происходит так, что даже самые безобидные вещи выглядят вопиюще неуместными.

Возможно, какая-то категория граждан России и нуждается сейчас в защите от потенциального попрания международных юридических соглашений или отклонений от них, но совершенно же очевидно, что проблемы этих людей не могут идти ни в какое сравнение с теми страшными обстоятельствами, в которых оказался народ Украины в результате развязанной Россией преступной войны, которую Россия ведет с ошеломляющим уровнем жестокости.

Скажем, в самых разных странах в первые волны коронавирусной пандемии было вполне понятно возмущение людей, страдавших различными серьезными заболеваниями и не получавших надлежащей медицинской помощи по той причине, что системы здравоохранения оказывались «заточенными» исключительно под борьбу с ковидом. Условно говоря, наверное, человек, нуждающийся в срочной операции на сердце, мог быть разгневан тем, что больницы стали вдруг обслуживать только пациентов с коронавирусной инфекцией.

Однако нынешняя ситуация с положением жителей Украины и положением жителей России не имеет ничего общего с тем «конфликтов интересов», в результате которого по одну сторону виртуальных баррикад в 2020 году вдруг оказались заболевшие тяжелой формой ковида, а по другую – «сердечники», гипертоники, онкобольные и т. д.

На мирных граждан России сейчас не падают ракеты и бомбы, они не подвергаются террору и издевательствам со стороны оккупационной армии, поэтому их текущие обстоятельства никак не должны становиться поводом для чьего-то самого главного в данный момент беспокойства.

Из этого вовсе не следует, что любой голос в защиту прав «хороших русских» обречен прозвучать сейчас аморально. Он может прозвучать в иной ситуации даже вполне себе пристойно, но для этого крайне желательно, чтобы прежде, чем им была озвучена эта повестка, этим же самым голосом было бы десять или сто раз очень громко и четко сказано, что самой важной вещью для всех людей мира в насущных условиях является всесторонняя и безграничная поддержка Украины, героически сопротивляющейся кровавой агрессии, совершаемой преступной российской властью во главе с Владимиром Путиным.

Кажется, Яна Тоом не только не частит с такой риторикой, но и вообще к ней не прибегает, и, среди прочего, наверное, именно в силу того, что не хочет раздражать тех, кто привык за нее голосовать. Это досадно еще и по той причине, что иногда ведь Яна Тоом все-таки позволяет себе – очевидно, по искреннему велению сердца – громко говорить что-то такое, что наверняка огромной части ее симпатизантов приходится не по вкусу: например, в высшей степени благородно и человечно высказывается в защиту прав представителей ЛГБТ-сообщества.

Впрочем, неуместность подписи именно Яны Тоом под таким запросом в Еврокомиссию бросается в глаза и еще по одной причине. В каких-то «хозяйственных сферах» жизнь человека может быть осложнена спецификой его кредитной истории, а вот на репутацию Яны Тоом довольно сильно влияет, так сказать, ее история «голосовательная». Не счесть случаев, когда она оказывалась единственным из эстонских депутатов Европарламента, кто отказывался поддержать осуждающие Россию или резолюции, одобряющие санкции против нее.

Время, когда применительно к такому «процедурному полю» было возможно рассуждать об эффективности или неэффективности санкционного давления, давно прошло. Уж с 24 февраля 2022 года вроде бы всем должно было стать понятно, что главной сутью таких резолюций всегда была не практическая рекомендация, а моральная оценка.

Кто от вынесения такой оценки – среди европейских политиков – уклонялся, тот тоже несет свою долю ответственности за то, что путинская полномасштабная война против Украины стала возможной. Ни разу не было заметно, чтобы Яна Тоом признала хотя бы часть такой своей ответственности, поэтому то негодование, которое вызвал ее запрос Жозепу Боррелю у ведущих политиков некоторых представленных в Рийгикогу партий, выглядит совершенно оправданным.

Ключевые слова
Наверх