Проба на прочность ⟩ Каллас: граждане России и Беларуси с оружием на руках – угроза безопасности Эстонии

Эло Мыттус-Леппик
Каллас: граждане России и Беларуси с оружием на руках – угроза безопасности Эстонии
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter Whatsapp
Comments 85
  • У российских граждан отберут оружие. «Они – угроза нашей безопасности»
  • Каллас не посещала и не планирует посещать Украину во время войны
  • О скандале с Санной Марин: «Мои друзья шутили, что у них тоже есть видео, на которых я танцую»

В Эстонии по-прежнему есть города, где эстонского гражданства не имеет большинство жителей, поэтому если лишить их права голоса на местных выборах, то решать будет оставшееся меньшинство – граждане Эстонии. Это вызвало бы сильную напряженность, считает премьер-министр Кая Каллас (Партия Реформ), которая руководит вторым правительством подряд, а недавно вышла победителем из битвы с памятниками советской эпохи.

В своей речи в Розовом саду президент Алар Карис сказал, что нужно восстановить доверие между Нарвой и правительством. Каков ваш план?

– Нарвское городское собрание обратилось ко мне, и я пригласила их в Дом Стенбока, чтобы обсудить это. Все вопросительно смотрят на нас – что же мы сделаем с Нарвой? Но лучше всех в идентичности и в местных реалиях разбираются сами нарвитяне. Мы можем только пообщаться с ними и предложить свою помощь в устранении трений.

Видео на эстонском языке.

Как вы собираетесь найти общий язык с Нарвским горсобранием, которое из-за переноса танка угрожало правительству жалобой в суд?

– У нас правовое государство. Это значит, что любой может обратиться в суд. Мы все сделали по закону. Конституция говорит, что внутренний и внешний мир – это правовое благо, и государство должно его защищать. В данном случае внутренний мир и нуждался в защите, чтобы не росла напряженность, поэтому танк пришлось перевезти в музей, где ему самое место. Посмотрим, как ситуация будет развиваться.

Нарва, конечно, часть Эстонии, но в городском собрании говорят на русском языке и большинство политиков эстонским не владеют. Это нормально?

– Это ненормально. Когда я посещала Нарву, то, конечно, говорила на эстонском. Русский я понимаю, но отвечала на эстонском. Там был переводчик, который переводил мои ответы. Такого быть не должно. Поэтому мы в коалиционном соглашении и поставили перед собой амбициозные задачи, которые касаются образования на эстонском языке. Чтобы в Эстонии больше не росли целые поколения людей, которые не говорят на эстонском.

Надо прописать в законе, что член горсобрания в Эстонии должен владеть государственным языком?

– То, что мы вообще должны говорить об обязательном характере подобного требования, указывает на острую необходимость заниматься системой образования, чтобы в любом уголке Эстонии люди владели эстонским и пользовались им. Во всем мире на эстонском говорит примерно один миллион человек. Этот язык и эту культуру нужно беречь.

Возьметесь ли вы за эту тему в правительстве и установите ли для политиков местных самоуправлений требование владеть государственным языком?

– В какой-то момент такое требование было отменено. Но в Эстонии все должны владеть государственным языком – в особенности те, кто принимает решения. Страшно, что мы в 2022 году вообще должны говорить о подобных вещах, но это необходимо. Времени выучить язык было предостаточно.

Вы собираетесь менять закон о выборах, чтобы в будущем политиков городского уровня могли избирать только граждане Эстонии?

– На коалиционных переговорах мы долго это обсуждали, но соглашения не достигли, так что в нынешней коалиции этого не произойдет.

Лично вы считаете это необходимым?

– Одно дело, когда этого права изначально не было, как, например, в Латвии, а другое – когда право есть, а его хотят лишить. Мы также знаем, что есть города, в которых проживает мало граждан Эстонии. На прошлой неделе я встречалась с бывшими премьер-министрами. Тийт Вяхи, развернувший деятельность в Силламяэ, говорит, что абсолютное меньшинство начало бы принимать решения за всех. Но если голос большинства не будет услышан, это вызовет напряженность.

Но в то же время это повысит мотивацию стремиться получить гражданство Эстонии.

– Это правда. Но я уверена, что все мы настроены на мир и хотим, чтобы здесь было как можно меньше напряженности. Если можно по-хорошему, нужно делать по-хорошему.

Президент Карис сказал, что музей Синимяэ мог бы стать местом, где бы могли встречаться разные трактовки истории. Что вы об этом думаете?

– В музее Синимяэ действительно представлены все воевавшие стороны. Я не уверена, может ли кто-то со стороны сказать жителям Нарвы: теперь вы должны начать ходить сюда.

Как вы думаете, для них это было бы приемлемо?

– Когда я посещала городское собрание, очень много говорилось о Синимяэ. Выяснилось, что члены Нарвского городского собрания никогда не были в этом музее. Так что возможностей для открытий там еще более чем достаточно.

Насколько это нормально, когда некто, находясь здесь на основании вида на жительство, в своем видеообращении призывает Путина оккупировать Эстонию, а в качестве наказания получает всего лишь общественно полезные работы?

– Еще во времена прежнего правительства мы приняли поправку к закону, позволяющую нам наказывать людей за оправдание агрессии. Приятно констатировать, что подобных случаев у нас особо не было. Например, 9 мая прошло очень спокойно, потому что русскоязычное население тоже поняло, что георгиевские ленты и аналогичные символы могут восприниматься болезненно.

По соображениям безопасности вы собираетесь аннулировать разрешения на оружие граждан России и Беларуси. Как вы предполагаете изъять у этих 629 человек оружие?

– Этот проект закона мы в любом случае отправим в Рийгикогу при нынешнем правительстве. Это уже оговорено, определен и срок выполнения. Мы обязательно дадим время, чтобы люди могли добровольно сдать оружие, а по истечении этого срока в дело вступит полиция.

Как вы думаете, обладатели оружия сдадут его?

– Мне тяжело давать оценку. Надеюсь, с учетом сложившихся обстоятельств люди поймут, что граждане России и Беларуси с оружием на руках – угроза безопасности Эстонии.

Ваши отношения с Юри Ратасом (Центристская партия) так испорчены, что он даже не пришел на созванную вами встречу премьер-министров?

– Не испорчены. Мы же на следующий день были на мероприятии Клуба 20 августа и нормально общались. Еще накануне я знала, что все премьеры будут. Видимо, Ратас в последний момент не смог прийти.

Учил танец? Осенью же выйдет большое телешоу.

– Все так и подумали, да.

Вы так ненавидите Центристскую партию, что из-за нее лишили финансирования проект строительства Таллиннской больницы и дорогой сердцу Яануса Карилайда проект железной дороги в Хаапсалу?

– Никакой ненависти я к Центристской партии не испытываю. Ни раньше, ни сейчас. Что касается Европейского фонда восстановления и укрепления экономики, то положенная Эстонии сумма была сокращена с 1,2 миллиарда до 800 000 евро, то есть мы не смогли реализовать все предусмотренные проекты. И они должны были быть готовы к 2026 году.

И Михаил Кылварт (ЦП), и Яанус Карилайд (ЦП) сказали, что проекты были готовы в срок.

– Да, но у госконтроля возник ряд вопросов. Из-за Таллиннской больницы пострадали бы другие проекты, например Ярвамааская больница, мы строим ее на средства того же фонда. Приходится принимать политические решения.

Решение по Таллиннской больнице и хаапсалуской железной дороге принял суд. Но пока нет никаких решений об исключении этих проектов из списка финансируемых, так как их принимает Европейская комиссия. Мы свои решения приняли и проинформировали о них Европейскую комиссию. Теперь она должна акцептировать наши планы.

То есть эти два проекта в любом случае реализованы не будут?

– Да, нам пришлось на это пойти.

ВОПРОС ИЗ ЗАЛА

Художник и бывший политик Хайнц Валк: «Поскольку ситуация во всей Европе сейчас крайне напряженная, а у нас кризис на кризисе, то у меня есть один совет премьер-министру. Во время обсуждения бюджета скрепя сердце заморозьте такие проекты третьей необходимости, как железная дорога в Хаапсалу, а освободившиеся средства направьте в сферу высшего образования, которая у нас сейчас крайне недофинансирована.

– Средства фонда восстановления экономики нельзя направить на финансирование высшего образования. Если мы сможем использовать эти деньги для поддержки системы здравоохранения, то потратим освободившиеся средства на что-то другое. Система высшего образования уже в этом году получит дополнительные средства из правительственного резерва. В следующие годы финансирование высшего образования тоже будет расти.

Недавно в Финляндии обсуждался скандал с Санной Марин, чье видео с вечеринки попало в сеть. Многие задались вопросом, может ли премьер-министр управлять страной, когда веселится и выпивает с друзьями? Что вы об этом думаете?

– Все мы в конце концов люди. Я не думаю, что она будет хуже выполнять свои задачи, если в свободное время расслабится с друзьями.

Вы с ней об этом говорили?

– Да, говорила. Я ей пожелала всяческих удач, но мы обсуждали и более насущные дела. В первую очередь туристические визы для россиян и наши возможности прекращения выдачи этих виз.

Она за запрет выдачи туристических виз?

– В принципе, да, но финские законы накладывают свои ограничения. Финны не могут сделать так же, как мы. Мы обсудили, как на европейском уровне можно было бы убедить другие страны в необходимости данного шага.

Может, и с вами найдутся какие-нибудь видео с вечеринок, с помощью которых ваши оппоненты могут попытаться выбить у вас почву из-под ног?

– Мои друзья уже шутили, что и у них найдутся подобные видео, потому что я действительно очень люблю танцевать. Но этого я, конечно, не стесняюсь.

На прошлой неделе жители Эстонии были шокированы космической ценой на электричество. Из наших карманов утекают сумасшедшие суммы, и мы не знаем, кто за наш счет обогащается и законно ли вообще все это. Вы докопаетесь до правды?

– Да, мы уже говорили с Министерством экономики и коммуникаций, что нужно повысить прозрачность системы Nord Pool. Цены слишком волатильные. Манипулирует ли кто-нибудь ими? Например, у тебя несколько производственных единиц, а одну ты выводишь из предложения, тогда для других цена повышается. Я думаю, с этим в любом случае следует разобраться. Надо, чтобы мы были уверены в отсутствии манипуляций. Ясно одно: зима будет тяжелой.

А если выяснится, что крупный и очень важный производитель, который принадлежит кому-нибудь из наших соседей, окажется манипулятором? Мы поссоримся и больше не будем у него ничего покупать?

– Так не получится. Мы зависим друг от друга во всем, что касается энергетики, и я говорю не только об электричестве, но и о газе, и о жидком топливе. Если действительно выяснится не - что подобное, тут вопрос в том, что за этим последует. Было бы логично наказывать за манипуляции материально.

То, что Elering продал в 2021 году свою долю в Nord Pool, было ошибкой, из-за которой мы теперь блуждаем в темноте, а так бы сидели с ними за одним столом?

– Честно говоря, я не хочу обсуждать совершенные ошибки. Я лучше сфокусируюсь на том, что делать дальше, что мы можем предложить для снижения цены на электроэнергию. Главное – это новые мощности, которые производят более дешевое электричество.

Атомной электростанции вы говорите «да» или «нет»?

– Я поддерживаю строительство АЭС. Но, например, у финнов строительство «Олкилуото» длилось на 11 лет дольше запланированного. Это дорого и долго. Текущие проблемы мы этим не решим, да у нас и нет необходимых компетенций.

Почему вы тянете с покупкой систем ПВО среднего радиуса действия? Уже в марте было понят - но, что они нам нужны. Но и пол - года спустя даже тендер не объявлен, а новый министр обороны Ханно Певкур (ПР) говорит, что решение затягивается из-за отпуска!

– Неправда! Кабмин уже обсуждал противовоздушную оборону. Мы объявим уже в сентябре совместный тендер с латышами и закупим эти системы. Мы выслушали рекомендации главнокомандующего вооруженными силами, и уже на этой неделе начнется обсуждение бюджетной стратегии.

Почему мы до сих пор не перешли от слов к делу, а тендер так и не объявлен?

– Цены на военную технику сейчас поднимаются каждую неделю. Подготовка тендера означает, что мы провели переговоры с теми, кто может нам что-то предложить, а у нас на руках имеется нужная сумма. И она не изменится, если мы примем решение на следующей неделе.

НЕУДОБНЫЙ ВОПРОС

24 августа Украина отпраздновала День независимости. Когда вы собираетесь посетить эту страну? Очень многие политики это уже сделали и выразили свою поддержку, а вы – нет.

– Я считаю, что делаю очень многое на благо Украины. Мне не нужно ничего доказывать, отправившись в очаг военной напряженности, чтобы лишний раз попасть в новостную хронику. Я добьюсь большего, общаясь с крупными союзниками и убеждая их, если буду сама как можно больше помогать Украине. И украинцы это прекрасно знают. Они и сами говорят, что есть люди, которые приезжают к ним, только чтобы сфотографироваться для соцсетей.

То есть в Украину вы не поедете?

– На данный момент таких планов нет.

КРОМЕ ТОГО

Оппозиционные политики говорят, что обещания коалиции обойдутся в целых шесть миллиардов евро. Откуда вы возьмете такие деньги?

– Смешно, когда политики от оппозиции критикуют нас за то, что мы хотим потратить втрое меньше Центристской партии. Во-первых, у нас большие поступления в бюджет, во-вторых, мы взяли кредиты на определенные проекты. И не собираемся повышать налоги.

Назовите свой самый страшный провал или самую большую неудачу в жизни.

– Плохое быстро забывается. Конечно, бывали неудачи. Помню, как, работая адвокатом, хотела уйти в бизнес. Оказалось, это не мое. Не знаю, можно ли такое назвать неудачей, но я хотя бы попробовала, вынесла из этого какой-то урок.

ФОТОВОПРОС

Что на этой фотографии?

– (Смеясь) Я отлично помню, что на этой фотографии. Это тот самый момент, когда в Рийгикогу из-за голосов Центристской партии не прошел проект закона о начальном образовании на эстонском языке. Центристы были в то время нашими партнерами по коалиции. Выяснилось, что именно Яак Ааб (ЦП), будучи союзником по коалиции, подговорил остальных, чтобы они проголосовали против поправок.

Что вы в тот момент почувствовали?

– Глядя на эту фотографию, мне кажется, что хорошего игрока в покер из меня не выйдет. Это был довольно большой неприятный сюрприз. Я знала, что председатель Центристской партии Юри Ратас и председатель фракции Яанус Карилайд ведут в Рийгикогу активную подрывную работу по развалу коалиции. И на фото запечатлен как раз тот момент, когда я удивленно смотрю на Яака Ааба и думаю: ну вы даете!

– Это и стало последним гвоздем в крышку гроба того правительства?

– Да, это был один из последних гвоздей.

Ключевые слова
Наверх