ЭКСПЕРТ ⟩ Мобилизация может провалиться и вызвать драматические изменения

rus.postimees.ee
Мобилизация может провалиться и вызвать драматические изменения
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments 11
  • У РФ возникнут проблемы при мобилизации
  • Пока прямой угрозы для Эстонии нет
  • Массовый прием граждан РФ будет для ЕС очень острым вопросом

Сможет ли Россия поставить под ружье заявленные 300 000 человек? Каковы последствия этого шага для российского государства? Может ли война перекинуться на другие регионы? Справится ли Украина с частично мобилизованной армией РФ и как ответит Запад? В студии Postimees на эти и другие вопросы ответил офицер Сил обороны в запасе и эксперт по стратегической коммуникации Игорь Ляпин. 

– Есть ли у России реальный потенциал, чтобы провести столь сложную логистическую операцию, которая подразумевает не только поиск людей для мобилизации, но и их обучение, обмундирование и т.д?

– На самом деле, это очень хороший вопрос, потому что у нас нет опыта наблюдения, как вооруженные силы РФ проводят свою мобилизацию. За последние полгода мы видели так называемую «скрытую мобилизацию», но именно такой, массовой мобилизации, или, как ее сейчас называют лидеры РФ, частичной мобилизации, мы не видели со времен Второй мировой войны. Поэтому насколько хорошо их система военкоматов и комиссариатов работает на самом деле, мы не знаем.

Я думаю, что они и сами толком не знают. С другой стороны, новость о какой-то мобилизации витала в воздухе уже достаточно давно, наверное, с весны этого года, когда в Украине у них жестко «не заладилось». Понятное дело, что скрытая мобилизация всех этих добровольцев и полудобровольцев, национальных полков и каких-то других формирований, буксовала. Мы видели видео, когда откровенно вербуют в тюрьмах заключенных на войну через ЧВК Вагнер или через другие, так называемые, частные военные кампании в РФ.

В принципе, все говорило о том, что вся эта военная машина России буксует, и нужен новый человеческий ресурс. Последние удачные контроперации в Харьковской области ВСУ показали, что эти проблемы очень серьезные.

Многие эксперты спекулировали информацией, что, действительно, Генштаб и Министерство обороны РФ, возможно, уже давно ходили к президенту и говорили, что при сегодняшних людских и военно-технических ресурсах невозможно добиться какого-либо значимого успеха, который верховный главнокомандующий ставит перед министром обороны Шойгу. Как многие отмечают, скорее всего, победила так называемая «партия войны» в Кремле, которая продавила решение о частичной мобилизации.

– Означает ли это решение Путина то, что российская экономика и все другие структуры общества будут переводиться на военные рельсы? Довольно непонятно, есть ли на самом деле в таком количестве одежда, вооружение, обмундирование и человеческий ресурс для обучения тех людей, которые, например, двадцать лет не держали в руках оружие.

– Большой вопрос, насколько их оборонный запас и мероприятия сферы обороны могут поставлять в армию новейшее оружение, или даже не новое. Все мы помним новости о том, что якобы РФ у Ирана просила дроны и какие-то другие боеприпасы. Было много информации, как я понимаю, с подачи украинской разведки, что во многих странах Латинской Америки и бывшего Советского Союза через какие-то подставные лица РФ пыталась скупать советские боеприпасы. Мы видим, что, в принципе, запас их армейской прочности постепенно сходит на нет.

С другой стороны, нужно понимать, что сегодняшняя мобилизация – это именно про человеческий ресурс. Сегодня, кстати, во второй раз Министерство обороны РФ огласило якобы официальные потери российской армии, 5937 человек. Все мы смотрим и знаем, что, например, Генеральный штаб вооруженных сил Украины ежедневно выставляет у себя во всех социальных сетях обзоры о потерях противника.

Сегодня утром это число по данным Украины было 55 000. Понятное дело, РФ пытается показать, что у них маленькие потери, чтобы сохранить моральную составляющую в своих войсках. С другой стороны, возникает резонный вопрос: если потери такие маленькие, как они утверждают, то зачем мобилизовывать дополнительно 300 000?

– И здесь возникает, конечно, еще вопрос о моральной составляющей. Готово ли российское общество массово жертвовать своими гражданами ради военной цели Кремля? Например, теперь уже бывший руководитель правозащитной организации «Солдатские матери Петербурга» Элла Полякова говорит, что, скорее всего, будут золотые военкоматы. В них те призывники, у которых есть деньги или знакомства, смогут откупиться. В течение всего дня к нам в редакцию rus.Postimees приходят весточки от людей, которые находятся в основном в Петербурге и Москве, о том, что россияне сейчас продумывают планы, как скрыться, как переехать в деревню, как выехать из России, например, в Армению, в Турцию или в Киргизию. Видимо, жители двух крупнейших мегаполисов каким-то образом стараются избежать мобилизации. Но мы не знаем, что происходит в малых городах, в провинциях. Веришь ли ты в то, что 300 000 человек будет набрать легко, с точки зрения желания населения?

– Глядя на первую реакцию населения, по крайней мере, на основе того, что опубликовано в телеграмм каналах, видно, что для многих это все-таки стало шоком. Я хотел бы вернуться к более глобальной теме, которую обсуждали последние полгода. Так называемое «общественное соглашение» в России. Ведь до сих пор было так, что война идет только по телевизору для обычного обывателя в России. Вечером смотришь, как тебе генералы докладывают о неистовых победах в Украине, переключаешь каналы у себя на диване, и вроде бы, все хорошо. С объявлением частичной мобилизации, грубо говоря, эта армия постучится к тебе непосредственно в дверь. И как реагирует теперь этот гражданин, который в принципе воспринимал всю эту «специальную операцию» как action по телевизору, где ему путинская власть рассказывала, как мы встаем с колен, боремся с НАТО, Западом и т.д. Конечно, простой обыватель, который вчера вечером, ложась спать, не собирался утром бежать в военкомат, хватать оружие и идти в Украину, чтобы защищать какие-то якобы русские территории, шокирован.

Думаю, что проблемы возникнут. В первую очередь, они возникнут, как ты правильно сказал, в крупных городах, в центрах притяжения, в столицах. Понятно, что Питер и Москва самые продвинутые регионы, где живут самые богатые люди и, наверное, самые образованные молодые люди. С другой стороны, можем рассуждать по-военному. Все-таки, они сами не дураки и понимают, что, если тебе нужно хотя бы 150 000 человек собрать, то лучше попробовать мобилизовать 300 000. То есть, если даже половина не мобилизуется, то ты получишь 150 000, и это уже результат.

С другой стороны, можно рассматривать эти 300 000 человек, которых они хотят мобилизовать, как цифру с запасом. Может быть, руководство рассчитывает на число поменьше, но изначально запланировали буфер всех бегств из РФ, коррупционных составляющих, откупов от службы в армии, членовредительства и т.д.. Важная тема, как ты сам отметил, как страна сама меняется в плане разворота к военной экономике. Всегда важно следить, каким образом разворачивается законодательная среда. Мы знаем, что в РФ протолкнули за очень короткое время поправки к законам, что, например, за сдачу в плен грозит до 15 лет тюрьмы. Если даже потом военнослужащего, который добровольно сдался в плен, обменяют, и он вернется в РФ, то он будет понимать, что возвращается прямиком в тюрьму.

– Если вернуться к контексту Эстонии, то, для сравнения, сегодня представитель Сил обороны сказал, что они разработают пошаговый план реагирования на эту ситуацию и представят его министру обороны. В то же время Литва заявила, что она привела силы быстрого реагирования литовской армии в состояние боевой готовности. Почему такая разница поведения двух Балтийских стран?

– Во-первых, я думаю, что это логичный шаг со стороны Литвы. Мы помним, как Литва сталкивалась несколько лет назад с миграционным кризисом со стороны Белоруссии и Польши. С другой стороны, Литва граничит с Калининградом.

Калининград, конечно же, анклав, но часть РФ. Все эти действия, связанные с частичной мобилизацией, будут происходить и на территории Калининграда. Понятное дело, когда какая-то военная структура собирается недалеко от границы, то ты должен реагировать. Необходимо показать как своему обществу, так и неприятелю, что ты за этим следишь.

– Да, но частичная мобилизация проводится и в Ленинградской области, которая граничит с Эстонией, и в Псковской области тоже.

– Ну, на данный момент, как пару часов назад сказал заместитель командующего Силами обороны Эстонии генерал Пальм, пока Эстония не видит прямой угрозы безопасности. С другой стороны, нужно понимать, что, конечно же, нужно следить за ходом мобилизации в стране, которая ведет агрессивные военные действия и совершает преступления на территории другого суверенного государства. Следить нужно четко и бдительно.

– Какой у Эстонии протокол действий в случае, если эти мобилизованные войска будут расположены не так далеко от нас?

– Единственный ответ, что в Эстонии есть резервная армия. В каком-то формате нужно будет резервную армию задействовать. У нас действительно обученные подразделения состоят в резерве. У РФ немного другая система запасников, и как они вообще будут мобилизовываться, никто не понимает. Да, существуют конкретные индикаторы, которые наши разведка и военные отслеживают. Например, анализируют поведения военных, движение техники и личного состава. Грубо говоря, в какую сторону они разворачиваются, происходит ли подготовка к каким-то наступательным действиям. За этим всем будут следить.

Хотел бы отметить, что это вопрос касается не только Эстонии. Если мы берем все наше оперативное пространство, то я бы теперь туда включал уже Финляндию, Эстонию, Латвию, Литву и Польшу. Вся эта линия соприкосновения с опасностью выходит за границы Эстонской Республики.

– Дополнительную тревогу вызывает речь Путина, в которой он заявил, что Россия по сути воюет с Западом, столкнувшись с его военным потенциалом. Также он повторил множество раз ранее высказанную мифологему, что Запад стремится разорвать Россию на части. Можем ли мы считывать, что он готов напрямую к эскалации с НАТО?

– Не думаю. Я это рассматриваю, скорее, как информационно-психологическую операцию, направленную внутрь своей аудитории, внутрь своей страны. Такие вещи соприкасаются очень четко с бывшими пропагандистскими нарративами Советского союза. Мол, злой коллективный Запад опять пытается на нас напасть, злые капиталисты пытаются нас растерзать и т.д. С другой стороны, это совсем не сходится с происходящими в последние недели событиями в Харьковской области, во время и после контрнаступления сил ЗСУ.

Мы видим, что там были очень разрозненные сообщения, когда свои большие потери, отступления и бегство, российские войска и военные корреспонденты объясняли тем, что ВСУ использовало вооружение НАТО.

Здесь для меня встает самый большой вопрос, который касается их пропаганды. Если на таком небольшом отрезке боевых действий вы проигрываете и говорите, что это происходит по причине наличия вооружения НАТО и их наемников, тогда как вы собираетесь угрожать и воевать со всем Северо-Атлантическим альянсом, который в десятки раз мощнее и больше, чем конкретно взятая операция?

– Стоит ли нам в Эстонии ожидать нарастающего давления на наши границы? Скорее всего, много мужчин призывного возраста в России не согласятся пойти в армию и погибать за непонятные им цели. Соответственно, у нас может возникнуть даже моральная дилемма. Если мы их не пускаем, то их в конце концов призывают в армию, и они убивают украинцев. Если мы их впускаем, то их гигансткое количество угрожает нашей безопасности. Что делать?

– Да, на самом деле это морально-этический вопрос. Но мы все-таки имеем дело с гражданами страны, которая  является агрессором в войне и прямой угрозой безопасности всего нашего региона. Я не верю, что у всех наших спецслужб есть сейчас ресурс анализировать мотив каждого отдельного гражданина РФ. Думаю, что массовый прием таких граждан РФ будет для ЕС очень острым вопросом. У нас, с одной стороны, очень много украинских беженцев, и мы понимаем, что они бегут от войны, от смерти. С другой стороны, могут потянуться вынужденные российские эмигранты, которые не готовы вступать в эту мобилизацию. Не знаю, как бы мы морально объясняли это украинским беженцам. Разумеется, всех мы принять не сможем.

Несколько часов назад бывший глава Департамента внешней разведки Райнер Сакс сказал, что большое число таких граждан России в странах Европы было бы нежелательно. Я с ним согласен.

– Каким образом будет реагировать община местных граждан России на призыв Путина защитить родину?

– Хороший вопрос. Этот же вопрос задавался несколько часов назад генералу Пальму. Будут ли поступать повестки тем гражданам РФ, которые когда-то проходили службу в России и сейчас живут в Эстонии? Генерал сказал, что мы толком не знаем. Обычно граждан, проживающих за рубежом, РФ не призывала ни на сборы, ни на учения. Как это будет выглядеть на этот раз, сказать трудно. Никто не знает. Пока эксперты дают такую оценку, что очень маленькая вероятность призыва таких граждан, проживающих за границей. Им от этой ответственности достаточно просто уклониться.

Но, как ты правильно отметил, существует морально-этическая сторона. Если ты являешься гражданином РФ, то должен подчиняться российским законам. Если до сих пор человек остается гражданином РФ, проживая много лет в стране ЕС, то, наверное, это уже идейный выбор. Очень маловероятно, что кто-то поедет мобилизовываться, чтобы напрямую попасть на войну в Украину. Генерал Пальм тоже сказал, что мы очень не советуем гражданам РФ, проживающим в Эстонии, вообще участвовать в таких событиях.

– Что может измениться для Украины после проведения этой мобилизации? Министр обороны Великобритании Бен Уоллес сказал, что это проявления слабости. То же самое заявил представитель США. Запад считает, что это не приведет ни к каким прорывным действиям российской армии. Согласны ли вы с такой постановкой вопроса?

– Да, думаю, что могу полностью с этим согласиться. Нужно понимать, что все эти 300 000 человек, которых теоретически могут мобилизовать, не прибудут на боевые действия на фронт уже завтра. Для мобилизации такого количества людей (резервистов или людей в запасе) армия должна обладать очень большим ресурсом действующих военных. Кто-то всю эту массу должен принять, абсорбировать, одеть, обуть, посадить на машины. Чтобы на полигонах из вчерашних гражданских людей образовалось слаженное военное подразделение, нужно в течение нескольких месяцев обучать их. Начиная от индивидуальных навыков бойца, до отработки действий на уровне отделения или взвода.

– Представим себе, что они проведут мобилизацию, подготовят подразделения и кинут воевать против Украины. Могут ли они в осенне-зимний период достичь какого-то успеха?

– По оценкам экспертов, которые я слышал в течение сегодняшнего дня, какой-то значимый эффект можно ожидать к началу зимы, если все вышеперечисленное реализуется. Мобилизация и оснащение такой массы людей займут недели, а то и месяцы. Не очень понятен весь срок мобилизации.

– Как Украина будет отвечать на эти действия?

– Насколько я видел комментарии официальных представителей офиса президента и МВД Украины, для них это не было новостью. К такому шагу со стороны РФ Украина была готова уже давно. За этим, конечно же, следили. Другое дело, так как завтра эта масса на фронт не поступит, то есть еще время. Украинская сторона говорит, что для них не меняется в принципе ничего. Все эти фейковые референдумы, которые хотят провести в окупированных областях, не будут юридически признаны со стороны Украины, ЕС и на уровне ООН. Это нонсенс, во время военных действий проводить какие-то референдумы под дулом автоматов. Для Украины пока ничего не меняется, как они сами заявляют.

– В то же время, многое изменилось для руководства России, которое само поставило себя в довольно затруднительное положение. Они хотят признать результаты этих псевдо референдумов и принять в свой состав оккупированные территории – Херсонскую область, часть Запорожья, ДНР и ЛНР. Частично эти области находятся в руках Украины, в руках законного правительства, и там происходят боевые действия. То есть, с этого момента можно сказать, что фактически на всем протяжении фронт ведется по путинским критериям, война на территории РФ. Получается, что по российской доктрине, это окно к применению ядерного оружия.

– К сожалению, российский диктатор сегодня в утреннем обращении опять упомянул угрозу ядерного шантажа. Все средства пойдут в ход, если кто-то будет угрожать РФ. С другой стороны, последние полгода мы с этим ядерным шантажом уже сталкивались. Многие эксперты говорят, что это попытка испугать общественность Запада или Украины. Желание показать свою силу. В ядерный шантаж, мне кажется, сегодня мало кто верит.

– Тогда получается, что Путин будет вынужден наращивать темпы мобилизации. Довольно тяжело представить себе такого рода картину, где какое-то ограниченное количество людей мобилизовали, послали на фронт, где они не могут ничего поделать с украинской армией и проигрывают. Максимум, сдерживают линию обороны. Война, опять же, по путинским критериям, не может никак уйти с территории России.

– В этом и есть «смешная» составляющая всей этой картины. Что действительно будет, когда Украина прекратит боевые действия. Возможно, в будущем мы увидим военный успех, например в Херсонской области, может, еще где-то. Как тогда будет отвечать Кремль на эти успехи ЗСУ дальше… Не очень понятно. Если они признают оккупированные территории якобы своими.

Сегодня, кстати, были очень интересные заявления как от Шойгу, так и от Путина, что срочников не будут посылать. Но ведь, если пройдут референдумы, и эти территории аннексируют в состав РФ, то туда можно будет сразу срочников отправлять. Интересные перспективы и не очень понятные.

– Ожидается ли массированное наращивание западной помощи в связи с последними событиями?

– Непонятно, ведь недавно прошло уже, по-моему, седьмое заседание в Рамштайне, где коалиция обсуждала на уровне министров обороны новый пакет помощи. Украинская сторона говорила, что действительно произошли серьезные шаги вперед по поводу передачи различных систем вооружений. Какие точно шаги будут сделаны, не раскрывается, никто об этом публично не говорит. Думаю, что готовность президента России эскалировать дальше военный конфликт может побудить западных лидеров пересмотреть темпы и объемы военной помощи Украине.

– В заключении хотел бы спросить, как вы думаете, что произойдет с российским государством, если эта мобилизация в итоге в контексте фронта будет провальной?

– Исторически мы знаем на примере Первой мировой войны, что тотальная мобилизация простого российского населения царской России привела к революции. Многие эксперты заигрывают с мыслью, что мобилизация – это первый шаг к какому-то политическому или другого рода развалу РФ, Непонятно, будет ли это первая волна мобилизации, остановятся ли на этом. Непонятно, с какой перспективы будущее видится Кремлю.

И, конечно, непонятно, как люди будут на это реагировать. Со вчерашнего вечера появляются скриншоты, где фиксируется скачкообразный рост запросов в поисковых системах со стороны жителей России. Самые актуальные вопросы были: как уехать из страны, как получить визу, как купить авиабилеты. Мне кажется, что это была хорошая иллюстрация того, как население восприняло возможность мобилизации.

Ключевые слова
Наверх