Активист Середенко получил пять лет за направленные против Эстонии связи и сотрудничество с РФ

Добавлен комментарий прокуратуры
rus.postimees.ee
Активист Середенко получил пять лет за направленные против Эстонии связи и сотрудничество с РФ
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments 9
Сергей Середенко.
Сергей Середенко. Фото: Sergei Trofimov / Den za Dnjom

Сегодня Харьюский уездный суд признал Сергея Середенко виновным по ч.1 ст. 235(1) Пенитенциарного кодекса и приговорил его к близкому к максимальному сроку наказания – пяти годам и шести месяцам лишения свободы. Началом отбывания наказания считается дата задержания Середенко – 3 марта 2021.

Суд отклонил ходатайство обвиняемого и защиты о признании статей 232, 234(2) и 235(1) Пенитенциарного кодекса неконституционными. По мнению суда, такого противоречия нет.

Суд установил, что Середенко, совершая преступление, получил имущество на сумму не менее 5185,79 евро, а также шесть нагрудных знаков. Поскольку в какой-то мере полученные деньги были израсходованы, суд вместо конфискации обязал ответчика выплатить соответствующую сумму взамен. Суд также постановил конфисковать нагрудные знаки.

В качестве процессуальных издержек Середенко должен выплатить 1635 евро.

Согласно обвинительному заключению, Середенко создал и поддерживал отношения против Эстонской Республики с семью лицами, действовавшими в интересах и по поручению органов государственной власти Российской Федерации в период с 15.11.2009 по 03.03.2021.

Сергей Середенко направлял им информацию, совместно с ними готовил и публиковал статьи, участвовал в организованных ими мероприятиях и в деятельности организаций, направленных на осуществление деятельности по влиянию РФ с целью раскола общества Эстонской Республики, дискредитирующие Эстонскую Республику и ее институты, подрывающие конституционный строй, независимость, территориальную целостность и безопасность Эстонской Республики.

Рассмотрев представленную суду совокупность доказательств, суд пришел к выводу, что обвинение обоснованно.

На основании представленных суду доказательств, основ политики безопасности Эстонской Республики, а также стратегий безопасности и военных доктрин РФ, суд определил ее враждебное отношение к Эстонской Республике и цель восстановления положения великой державы, при достижении которой применяют гибридные средства воздействия на разные страны (в том числе и на Эстонию). В России на национальном уровне применяются гибридные средства воздействия по отношению к другим странам в организации государственных институтов. В отношении Эстонии руководство этих учреждений в период, рассматриваемый обвинением, в основном использовало информационные средства воздействия.

В отношении Эстонии, других стран Балтии и Украины Россия использует нарративы, с помощью которых она хочет скомпрометировать, дискредитировать эти страны и показать их отсталыми, нацистскими, фашистскими и имеющими недобрые намерения. Если достаточно много говорить о том, что в Эстонии имеет место дискриминация, что это русофобская страна, где издеваются над русскоязычными, это может дать, например, формальный мотив для защиты так называемых соотечественников в будущем. В свою очередь, защита своих соотечественников может привести к разным событиям, например, именно под этим предлогом произошло вторжение войск РФ на территории Украины.

По мнению суда, деятельность РФ по гибридному влиянию, включая деятельность по информационному влиянию, является ненасильственной, направленной против независимости или территориальной целостности Эстонской Республики.

Хотя враждебные нарративы против Эстонии, используемые РФ (в рамках деятельности по информационному влиянию), могут не создавать непосредственной угрозы независимости или территориальной целостности Эстонской Республики или быть прямо направленными против нее, согласно схемам деятельности РФ, это может являться подготовительной деятельностью с целью получения повода для военного нападения на другую страну, оккупации территории и тому подобное.

По мнению суда, в действиях обвиняемого усматривается стремление создать почву, которая позволила бы России добиться цели восстановления положения великой державы путем посягательства на независимость и территориальную целостность других стран (включая Эстонскую Республику) путем ненасильственных действий.

Основным спорным вопросом в данном уголовном деле было наличие умысла. Указанный состав требует как минимум косвенного умысла по всем объективным признакам, а также создание или поддержание связи с целью совершения преступления, предусмотренного ст. 232 и (с 14.01.2019) 234(2) Пенитенциарного кодекса должно быть установлено дополнительно – то есть цель совершения государственной измены и направленная против Эстонской Республики разведка или ее поддержка.

По мнению суда, наличие такой цели проявляется, прежде всего, в деятельности Середенко по поддержке, которую он оказывал семи лицам, указанным в обвинительном заключении, и возглавляемым ими организациям.

От имени этих лиц Середенко систематически публиковал материалы, сквозными темами которых были утверждения о том, что имеет место массовая дискриминация русскоязычного населения, разжигание русофобии, преследования правозащитников, распространение нацизма и фашизма в Эстонии на национальном уровне. Осуществлялись постоянные заявления, которые ставили под сомнение независимость Эстонской Республики, имели место высмеивание институтов Эстонии и ведущих политиков и клевета на них. Политиков обвиняли, например, в распространении нацизма и преследовании русскоязычного населения. Подобные нарративы Середенко распространял и об Украине.

В ходе судебного разбирательства основным последовательным возражением защитника и обвиняемого было то, что Середенко в своих статьях и выступлениях выражал свои личные политические взгляды и выступал в качестве правозащитника, уполномоченного по правам человека, журналиста и ученого, а значит, его действия не могут быть считается преступлением. В противном случае это было бы нарушением свободы слова. Суд не счел эти возражения обоснованными.

Во-первых, суд обратил внимание на то, что свобода слова не является абсолютной. Конституция Эстонии устанавливает условия, при которых ограничение свободы выражения мнений является оправданным. Законодатель правомочен решить, что в определенных случаях нарушение ограничения свободы слова также может быть преступлением.

Судом установлено, что темы, содержание и тон статей были неоднократно заказывались обвиняемому, поэтому возражение, что это были его собственные политические взгляды, неправомерно. Даже если содержание этих текстов совпадало с его собственными взглядами, нельзя не заметить, что они были написаны в интересах государственных органов РФ и по просьбе лиц, выступавших от их имени, и обвиняемый знал о цели этих лиц. В такой ситуации оценка должна основываться в первую очередь на цели, для которой эти письма и презентации были подготовлены и опубликованы, а не на том, соответствовало ли содержание собственным политическим взглядам обвиняемого или нет. В данном случае это не имеет значения.

Суд неоднократно устанавливал, что деятельность обвиняемого по подготовке и публикации этих материалов не может рассматриваться как деятельность независимого журналиста, эксперта, исследователя, правозащитника или человека иной профессии. Это были заказные работы или тексты, не имевшие черт, характерных для самостоятельной экспертизы, анализа или иной деятельности.

Комментарий прокуратуры

Ведущий государственный прокурор Таави Перн:

«По оценке прокуратуры, ключевой вопрос этого уголовного дела заключался в том, является ли Сергей Середенко просто общественно активным юристом или лицом, связанным с Российской Федерацией и действовавшим в ее интересах против Эстонской Республики и пытавшимся скрыть эту связь под видом омбудсмена, правозащитника, публициста и так далее.

По мнению прокуратуры, собранные в уголовном деле доказательства однозначно подтверждают, что Середенко создал отношения против Эстонской Республики с лицами, действующими от имени иностранного государства, целью которых являлось нанесение ущерба независимости, самостоятельности и территориальной целостности Эстонской Республики.

С точки зрения безопасности Эстонской Республики не столь важно, какая именно информация передается в интересах иностранного государства или как часто происходит обмен информацией. Наша безопасность уже оказывается под угрозой, если кто-то готов действовать в интересах иностранного государства. Поэтому государство должно жестко реагировать на любую деятельность, которая может угрожать нашей безопасности. Иностранное государство может легко использовать деятельность по влиянию, а также деятельность, которая раскалывает сплоченность общества.

Государственная прокуратура предъявила обвинение по этому уголовному делу в середине августа прошлого года, однако ненасильственные действия, совершающиеся против Эстонии, с февраля находятся под еще большим вниманием, и такие обвинения приобрели несколько иной, более глубокий смысл. Таким образом, доказательства показали, что Сергей Середенко, среди прочего, распространял именно такие враждебные сообщения, которые были признаны причиной нападения на Украину, а риторика в отношении Эстонии таким же образом усиливала враждебные и уничижительные сообщения Российской Федерации.

Прокуратура удовлетворена тем, что суд принял позицию обвинения и установил, что Сергей Середенко совершил преступление против Эстонской Республики – поддержание антигосударственных отношений».

Ключевые слова
Наверх