История ⟩ Дорога к Певческому полю: как эстонская хоровая песня обзаводилась своей архитектурой

Иван Лаврентьев
Дорога к Певческому полю: как эстонская хоровая песня обзаводилась своей архитектурой
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter Whatsapp
Comments
VIII Певческий праздник, 1923 год.
VIII Певческий праздник, 1923 год. Фото: Picasa

До середины XIX века музыка была уделом привилегированной части общества и доходила до народных масс разве что по воскресеньям в церкви. Народные песни были сами по себе. Но начиная с эпохи романтизма культурная элита проявляет все больше интереса к фольклору. Музыка начинает служить языком для объединения масс и элиты. Она служит важным дополнением к национальному строительству: прежде далекие люди из разных сословий начинают распознавать друг в друге своих.

В культурном пространстве Германии начинают возникать певческие праздники. Оттуда этот формат переходит и на территорию балтийских (остзейских) губерний Российской империи. Первый такой праздник (пока в основном с немецкоязычным репертуаром) провели в Эстонии в 1869 году в Тарту. В Таллинне мероприятие впервые состоялось в 1880 году. В празднике приняли участие до 10 тысяч человек. Он проходил на полях Лютера недалеко от современного Кадриорга. В память о третьем Певческом празднике установлен камень в конце улицы Кёлери. А шестой по счету праздник проходил чуть южнее – сейчас одна из улиц в этом районе носит название Лаулупео.

Вблизи Кадриорга

В независимой Эстонии в 1923 году состоялся уже VIII Певческий праздник. Для него в районе современного стадиона «Кадриорг» построили массивную временную сцену, которая вмещала до 500 человек. Сцена, использовавшаяся позднее как трибуна, прослужила до 1937 года, когда в ходе ремонта стадиона появились современные трибуны с подсобными помещениями. Тогда же было принято решение проводить певческие праздники с интервалом в пять лет исключительно в Таллинне. Планировалось, что следующий праздник пройдет там же, в Кадриорге, а новый объект попеременно можно будет использовать как для спортивных, так и для певческих мероприятий. Однако спортсмены потребовали с организаторов Певческого праздника непомерно большую плату за использование стадиона. Поэтому в последний момент пришлось искать новую локацию. Подходящее место нашлось неподалеку – большой луг между Нарвским шоссе и Пирита теэ, где периодически проводились различные выставки.

Фото: Собрание Эстонского исторического музея

И вот в 1928 году IX Певческий праздник наконец-то провели на современном Певческом поле. Естественно, тогда такого названия еще не было в ходу. В газетах обозначали локацию, как «пляж Кадриорга». Место было просторным и располагалось недалеко от центра города, но сам луг был неровным и болотистым. Пришлось его срочно осушать, выкапывая канавы.

Затем территория выравнивалась, были возведены вспомогательные постройки, установлены скамейки для слушателей и ворота, через которые на территорию праздника пускали посетителей. Так как луг находился в частной собственности, с его владельцем был заключен договор об аренде сроком на 35 лет.

Новая сцена

Срочно построили стационарную площадку, рассчитанную на 15 000 исполнителей. Ее спроектировал известный архитектор Карл Бурман. В основном известный своими элегантными жилыми домами в югендстиле, он уже был за пять лет до этого автором первой сцены, позже ставшей трибуной Кадриоргского стадиона. Новая сцена представляла собой массивное, хотя и легкое на вид белое строение со ступеньками, которые должны были вместить всех участников. Ступеньки опирались на каменный фундамент, а сзади сцена была закреплена металлическими опорами. За два дня прозвучало около 80 песен, а также были сыграны две постановки: тогда в репертуар входила не только музыка. Остается загадкой, каких усилий актерам стоило исполнение своих ролей на такой громкости, чтобы их услышала вся безразмерная толпа.

В тот год на Певческом поле собралось рекордное количество участников: некоторые газеты пишут про 180 тысяч, хотя эта оценка представляется несколько завышенной. Скорее, на месте было чуть менее 100 тысяч человек: 75 тысяч посетителей с билетами, 15 тысяч исполнителей, а также всевозможные организаторы и бесплатно проникшие зеваки. Так или иначе, именно в 1928 году праздник обрел современный облик и стал важным символом национального единения.

И другие годы

К следующему празднику в 1933 году сцену расширили и пристроили к ней по бокам две невысокие башни. Также в тот год все мероприятия впервые передавали по радио. На XI празднике в 1938 году в качестве дирижера дебютировал 29-летний Густав Эрнесакс, который внесет огромный вклад в сохранение и развитие певческих традиций в советское время. Это был последний праздник в независимой Эстонии. Из-за Второй мировой войны традиция прервалась. В следующий раз уже совсем другой по духу и репертуару Певческий праздник состоялся в 1947 году.

А спустя десять лет было решено, что старая, преимущественно деревянная сцена не отвечает современным требованиям. В конкурсе победил известный еще до войны архитектор Алар Котли с очень смелым решением. Изначально Котли предлагал построить главную арку сцены из бетона, но в итоге от этой затеи отказались и отдали предпочтение стали. Угол наклона и другие технические особенности арки рассчитаны специально для усиления звука.

В 1958 году старую сцену снесли, а на ее месте стали строить современную, с башней для факела, и административный корпус. Уникальное строение впервые приняло XV Певческий праздник в 1960 году. С тех пор менялись настроение и эстетика праздников, но все они проводились в том же месте на той же сцене и заканчивались легендарной песней на музыку Густава Эрнесакса – Mu isamaa on minu arm. Впрочем, это уже совсем другая история.

Ключевые слова
Наверх