«Очень просто. Будем уничтожать». Как Киев реагирует на новости из России

BBC News Русская служба
«Очень просто. Будем уничтожать». Как Киев реагирует на новости из России
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments 19
BBC
Украинские военные.
Украинские военные. Фото: Oleksandr Ratushniak

На оккупированных территориях проходят «референдумы», а в России началась мобилизация. Эти новые вводные могут повлиять и на украинское контрнаступление, и на позицию Киева относительно мирных переговоров с Москвой.

«Несерьезные референдумы»

Пятница, 23 сентября, станет для России одной из ключевых дат в развязанной ею войне в Украине. Именно в этот день начнутся пятидневные «референдумы» о присоединении к РФ самопровозглашенных Донецкой и Луганской «народных республик» (фактически Донецкой и Луганской областей Украины), а также Запорожской и Херсонской областей.

Ни один из этих украинских регионов не находится под полным контролем российских войск, во всех них продолжаются активные боевые действия, однако организаторов «референдумов» это, похоже, не интересует. Наблюдатели и в Москве, и в Киеве сходятся на мысли: формальное решение о «принятии» проголосовавших регионов в состав России может быть принято уже до конца следующей недели.

Это может казаться парадоксальным, но день начала «референдумов» - важнейший день в истории России Владимира Путина - пройдет совершенно незамеченным в Киеве. Когда восемь с половиной лет назад похожий, организованный на коленке и в последствии не признанный большинством стран мира «референдум» проходил в Крыму, драматизма в настроении украинского общества, только-только приходящего в себя после победы Майдана, было куда больше.

Сейчас отношение Киева к происходящему на оккупированных территориях юга и востока Украины однозначно.

«Проведение любого юридического действия на оккупированной территории, где идут активные боевые действия, выглядит по меньшей мере несерьезно. Поэтому никакого "референдума" там не происходит. Происходит другое: пропагандистское действо с наперед прописанными результатами и попытка [России] оправдать события, которые будут происходить на этих территориях дальше», - говорит Би-би-си советник главы Офиса президента Украины Михаил Подоляк.

Резко критическое отношение Подоляка к самой вероятности потери Украиной территорий разделяет и украинское общество, свидетельствуют результаты соцопросов.

Исследование Киевского международного института социологии, проведенное 7-13 сентября, показало, что 87% украинцев считают: Украина ни при каких обстоятельствах не должна отказываться ни от каких своих территорий, даже если из-за этого война будет длиться дольше. Допускают возможность отказа от некоторых территорий ради скорейшего окончания войны всего 8% украинцев.

Накануне вице-премьер по вопросам оккупированных территорий Ирина Верещук предостерегла жителей этих областей от участия в «голосованиях» под угрозой уголовной статьи. В разговоре с Би-би-си Михаил Подоляк конкретизирует: тех граждан, которых вынудят принять участие в «референдуме», никто наказывать не будет. Поэтому, например, жителям Запорожской области, в дверь к которым постучится команда в составе сотрудника «избиркома» и вооруженного «полицейского» и «предложит» проголосовать за вхождение Токмака, Бердянска и Мелитополя в состав России, бояться нечего.

«Но есть четкое понимание, что люди, которые принимают участие в организации "референдума", в создании пропагандистской картинки, будут иметь тяжелые юридические последствия», - говорит Михаил Подоляк.

Наступление продолжится

Украинские политологи и эксперты по вопросам безопасности выдвигают сразу несколько теорий насчет того, какие именно цели преследует Москва, организовывая референдумы на оккупированных ею территориях.

Если послушать представителей созданных Россией администраций этих областей, то в этой среде доминирует следующая логика: после «референдума» и «присоединения к России» Запорожской области, заявил член главного совета ее администрации Владимир Рогов, украинские войска должны будут покинуть территорию всего этого региона - в том числе те районы, в которых никакого «референдума» проводиться не будет. Иначе, пояснил он, ВСУ будут считаться оккупантами, а их действия - агрессией против России. И это якобы развяжет России руки для применения против Украины неких принципиально новых методов войны.

В Киеве относятся к подобным заявлениям скептично. Раз «референдум является нелегитимным и юридически ничтожным - значит, он не имеет никаких последствий ни для международного права, ни для Украины, ни для России, объясняет Би-би-си Михаил Подоляк.

Более того, многие наблюдатели связывают спешное назначение «референдумов» с успехом неожиданного наступления украинских войск в Харьковской области. Якобы опасаясь повторения подобных операций на других участках фронта, Москва решила зафиксировать свои «территориальные приобретения» в расчете на то, что это умерит пыл украинских военачальников.

Михаил Подоляк говорит Би-би-си, что этот расчет не сработает.

«Любые "референдумы" никоим образом не влияют на спланированные нашим Генеральным штабом и ставкой Верховного главнокомандующего действия по деблокаде украинских территорий… Наше констрнаступление еще не закончилось. У нас еще есть ключевые направления: Южное, Запорожское. Крайне важное, символическое направление - Луганско-Донецкое… Я вообще считаю, что для максимального приближения окончания войны необходимо падение именно Донецка и Луганска. Как только любой из этих городов перейдет под контроль Украины, мы сможем уже очень четко календарно сказать, когда война закончится нашей тотальной победой», - говорит он.

И украинские, и западные, и российские военные эксперты допускают, что Киев может инициировать прорыв существующей линии фронта по примеру удачного контрнаступления в Харьковской области. Вероятными местами такого прорыва ими, в частности, называются север Луганской области, Запорожская область, окрестности Донецка в районе Марьинки. Официальный Киев не комментирует свои военные планы, настаивая, что намерен освободить всю территорию Украины в международно признанных границах - то есть в том числе с Крымом и Донецкой и Луганской областями в их административных границах.

Часто украинские и западные политологи и военные эксперты допускают, что дальнейшие поражения российской армии на поле боя - теперь уже и на территориях, которые Кремль будет считать своими - могут заставить Владимира Путина поднять ставки до максимально возможного уровня и использовать ядерное оружие. В конце концов, в речи российского президента о начале мобилизации содержался нескрываемый намек именно на такое развитие событий.

В Киеве - по крайней мере, на словах - в такой сценарий не верят.

«Я не верю, что [Путин] применит [ядерное] оружие. Я не думаю, что мир позволит ему использовать это оружие», - заявил Зеленский в среду в интервью немецкой газете Bild, оговорившись: «Мы не можем заглянуть в голову этому человеку, есть риски».

По словам Зеленского, идти на поводу ядерного шантажа, применяемого Владимиром Путиным, может быть чревато еще более пагубными последствиями для современного мира: «Завтра Путин может сказать: кроме Украины, мы хотим еще часть Польши, иначе мы применим ядерное оружие. Мы не можем идти на эти компромиссы».

«Утопить в крови»

Несмотря на то, что Киев называет «референдумы» на оккупированных территориях юридически ничтожным действием, которое, по большому счету, ничего не меняет в сложившейся «на земле» реальности, они уже некоторое время фигурируют в риторике Владимира Зеленского.

На протяжении нескольких месяцев президент Украины называл вероятное проведение этих «голосований» точкой, после которой любые мирные переговоры с Россией станут невозможными. А значит - «референдумы» приведут к новой эскалации конфликта.

Эту же позицию - о невозможности переговоров с Россией в нынешних условиях - Зеленский повторил в среду вечером в речи на сессии Генеральной ассамблеи ООН. На момент выступления украинского лидера уже было известно, что эскалация вышла на новый уровень: утром того же дня Владимир Путин объявил о проведении в России «частичной мобилизации».

Первую реакцию на этот шаг президент Украины озвучил в интервью Bild. С одной стороны, рассказал он, мобилизация в России не стала для Киева сюрпризом: о таком событии уже давно предупреждали спецслужбы.

С другой стороны, в этом интервью Владимир Зеленский делает мрачный вывод: «Путин хочет утопить Украину в крови. Но также и в крови собственных солдат».

«Азов» поднял настроение

Украинские соцсети отреагировали на новости о старте мобилизации в России скорее волной мемов. Тема возможной мобилизации в том или ином виде фигурировала в украинском инфопространстве едва ли не с первых недель войны, поэтому шоком она, по большому счету, ни для кого не стала.

Пользователи соцсетей размышляли о боеспособности «Диванных войск Российской Федерации» - многочисленных воинственных интернет-комментаторов, призывающих к ужесточению войны против Украины, которые теперь получат возможность реализовать свои лозунги собственноручно.

Секретарь украинского Совбеза Алексей Данилов назвал частичную мобилизацию планом Владимира Путина по «утилизации граждан России», а министр обороны Алексей Резников обратил внимание на совпадение: на заводе «Москвич» планируют выпускать до 300 тысяч автомобилей в год - такая же цифра мобилизационных планов прозвучала в интервью российского коллеги Резникова Сергея Шойгу.

«Российские солдаты погибают в войне против Украины. Их родственники получают автомобиль в качестве компенсации. Такова цена жизни и поддержки экономики в России», - резюмировал Резников.

Впрочем, немало пользователей соцсетей обращали внимание на то, что заниматься шапкозакидательством по отношению к десяткам тысяч солдат, которые могут появиться на фронте с российской стороны, тоже не стоит. В конце концов, напоминали они, Россия начала агрессию, сконцентрировав на границе с Украиной около 200 тысяч военных.

Самой популярной рекомендацией по борьбе с тревожностью по этому поводу был совет перечислить благотворительный взнос на один из многих действующих в Украине фондов, помогающих Вооруженным силам.

Впрочем, уже поздно вечером в среду настроение украинского общества значительно улучшилось. Именно тогда стало известно об освобождении из российского плена больше двух сотен украинских солдат, в том числе «азовцев» - защитников Мариуполя, считающихся в Украине несломленными героями. На этом фоне новости о начале мобилизации в России, немногочисленных по украинским меркам митингах против нее ушли на второй план по сравнению с радостью от фотографий исхудавших защитников «Азовстали» и чувством глубокого удовлетворения от недоумения в пабликах прокремлевских журналистов и «военкоров».

Одним словом, если одной из целей, которые преследовала российская власть, объявляя мобилизацию 300 тысяч резервистов, было посеять в украинском обществе и политикуме настроения паники и смятения или склонить Киев к переговорам на условиях Москвы, то эта цель явно не была достигнута.

«Есть ли сейчас в украинской политике "партия мира", которая выступает за замирение с Путиным? Да на сегодняшний день 90% общества и интуитивно, и интеллектуально понимают, что мир на условиях России - это, по сути, отложенная война. "Партия мира", которая будет предлагать такую отложенную войну, существовать в сегодняшних условиях не может», - отвечает Михаил Подоляк на вопрос, не сподвигли ли кого-либо в украинской власти новости из России изменить нынешний бескомпромиссный подход к переговорам с Москвой.

«Мы уничтожим всех»

Как из Киева видят возможные изменения на поле боя после того, как Москва проведет массовую мобилизацию?

Для начала здесь советуют подождать и оценить, как вообще будет проходить эта самая мобилизация.

Киевские военные эксперты обращают внимание на опыт формирования Третьего армейского корпуса - крупного соединения сухопутных войск, которое должно было компенсировать потери первых месяцев войны. По данным Киева, создание этого корпуса сильно затянулось, а его штатная численность так и не была достигнута. Эта история якобы показала слабость российской мобилизационной машины. Если к ней добавить репрессивный аппарат и «обязаловку» - не факт, что это даст результат, задуманный инициаторами мобилизации.

Подсчеты издания Insider показали, что, по всей вероятности, в ближайшее время Россия начнет испытывать проблемы с используемой в боевых действиях военной техникой. Воспоминания о первых неделях вторжения - в феврале-марте этого года - заставляют наблюдателей усомниться в способности системы снабжения ВС РФ обеспечить сотни тысяч новобранцев всем необходимым в зимний период. В конце концов, из заявлений российских политиков следует, что на линию фронта эти новобранцы будут поступать, пройдя минимальную, явно недостаточную подготовку.

«Что такое сегодня российская армия? Снабжение - очень плохое. Подготовка - очень плохая. Я считаю, что это заявление: мол, мы сейчас призовем триста тысяч - оно скорее должно было возыметь психологический эффект для Украины», - резюмирует Михаил Подоляк.

Би-би-си задает ему вопрос: что будет, если уже в ближайшее время фронт с российской стороны начнет насыщаться - пусть не особо обученными, не самыми мотивированными и вооруженными не самым современным оружием, пускай не 300 тысячами, но все же десятками тысяч солдат?

«Очень просто. Будем уничтожать», - говорит Подоляк в ответ.

Самоуверенность рядового чиновника президентской администрации? Может, и так, но этот ответ практически повторяет озвученное позже заявление главнокомандующего ВСУ генерала Валерия Залужного, который редко выходит на публику и до этого времени не был уличен в безосновательной браваде.

«Мы уничтожим всех, кто с оружием придет на нашу землю - добровольно ли, или по мобилизации», - заявил он.

Своя мобилизация

Однако заявления заявлениями, а как конкретно будет реагировать Киев на российскую мобилизацию, пока не известно.

С одной стороны, всеобщая мобилизация в Украине объявлена еще в первый день вторжения, 24 февраля, и до сих пор формально не закончилась. Тогда, в первые дни и недели войны возле военкоматов украинских городов стояли очереди желающих записаться в ВСУ и мужчин без военного опыта просто отправляли восвояси.

Тогда были мобилизованы десятки тысяч человек - точные цифры не назывались, однако в июле министр обороны Алексей Резников заявил, что «деятельность сектора безопасности и обороны Украины» обеспечивают миллион людей в форме, 700 тысяч из которых составляют военнослужащие ВСУ.

Мобилизация продолжается и сегодня. В августе этого года начальник управления персонала штаба командования Сухопутных войск ВСУ Роман Горбач в интервью изданию «Лига» заявлял, что сейчас мобилизуют точечно - обладателей нужных ВСУ специальностей.

В то же время в украинских СМИ можно найти данные о том, что повестки вполне могут получить нарушители комендантского часа, участники фестивалей или водители, превысившие скорость.

Министр обороны Алексей Резников в интервью Би-би-си называл такие случаи «эксцессами исполнителя».

«В 95% случаев [повестку вручают], чтобы гражданин явился в [военкомат] и там уточнили его военно-учетные данные. А потом он возвращается домой», - оправдывался Роман Горбач.

Впрочем, фактом остается то, что в Украине до сих пор действует практически тотальный запрет на выезд за границу мужчин возрастом от 18 до 60 лет - очевидно, в расчете на вероятность развития ситуации по сценарию, когда под ружье должен будет стать и стар и млад.

Еще одним свидетельством возможных проблем с мобилизацией стало принятое в этот четверг решение запретить выезд из Украины ее граждан, обучающихся в заграничных вузах, - якобы из-за массовости подделок соответствующих документов.

В разговоре с Би-би-си Михаил Подоляк заявил, что в ответ на российскую мобилизацию Киев пока не планирует увеличивать темпы мобилизации в Украине.

«Мы будем наблюдать за математикой, которая будет на поле боя, и вносить те или иные коррективы, если будет нужно. Но еще раз подчеркиваю, у нас программа мобилизации уже давно выполнена. Сегодня мобилизация идет в основном по каким-то конкретным, редким учетным военным специальностям», - говорит он.

Военное руководство Украины эту тему пока не комментировало.

«Все ускоряется»

Как ни парадоксально, новости из Москвы, констатируют в Киеве, сделали много для того, чтобы по-новому консолидировать партнеров Украины. Особенно если учесть, что поступили они буквально вскоре после ударов российских ракет по объектам явно гражданской инфраструктуры - ТЭЦ вблизи Харькова и дамбе на реке Ингулец возле Кривого Рога. Эти удары, писали наблюдатели, поставили под сомнение всю ранее выстраиваемую Москвой доктрину «специальной военной операции», в соответствии с которой главным методом силового воздействия на украинские тылы должны были быть точечные удары исключительно по военным объектам страны.

И если критику российских «референдумов» и мобилизации со стороны стран «Большой семерки» еще можно было спрогнозировать, то прямое осуждение «голосований» Турцией, которая традиционно пытается выдерживать баланс между Россией и Западом, дает Киеву основания предполагать, что и другие страны, которые раньше пытались не занимать четкую позицию относительно конфликта, будут в дальнейшем больше симпатизировать Украине.

Михаил Подоляк говорит, что события последних дней подтолкнули некоторых партнеров Киева к ускорению поставок в Украину ранее запрошенных им вооружений. В частности, уточнил он, последние заявления и действия Москвы облегчили переговоры о поставках Киеву систем противовоздушной и противоракетной обороны.

Отдельным фактором, добавляет он, стало то, что на эскалацию ситуации Россия пошла именно во время сессии Генеральной ассамблеи ООН.

«Россия просто идеально точно выбрала время, чтобы показать миру, в котором еще иногда проявляются миротворческие настроения, свое презрение к глобальным правилам поведения. Ее выбор в пользу эскалации должен окончательно доказать миру, что Россия в ее нынешнем виде является недоговороспособной во всех смыслах этого слова», - говорит Подоляк.

«Вообще же - сейчас все ускоряется. Ускоряется использование ресурсов, которые есть у России, - после объявления мобилизации у Путина больше не осталось козырей в рукаве. Ускоряется передача нам военной техники. Ускоряется отсечение Россией от себя своих потенциальных союзников. В конце концов, атмосфера в России сейчас и в начале СВО выглядит совершенно по-разному: там четко появились сомнения в Путине как в эффективном менеджере», - добавляет он.

Уверенность в способности Украины защититься от российской агрессии демонстрирует и украинское общество. После заявления Владимира Путина о начале в России мобилизации социологических замеров в Украине еще не проводилось, но предыдущие опросы показывали неизменную цифру: более 90% украинцев убеждены в том, что в нынешней войне победу одержит именно их страна.

Ключевые слова
Наверх