Эстонские брейкеры завоевывают призовые места на чемпионатах мира и рвутся на Олимпийские игры

Инна Мельникова
Эстонские брейкеры завоевывают призовые места на чемпионатах мира и рвутся на Олимпийские игры
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter Whatsapp
Comments
Дмитрий и Вадим Силиченко со своими подопечными: Кариной Екименко и Алексой Шрупковской.
Дмитрий и Вадим Силиченко со своими подопечными: Кариной Екименко и Алексой Шрупковской. Фото: личный архив

В прошлом году Международный олимпийский комитет добавил в список олимпийских дисциплин и брейкинг (выражаясь проще, брейк-данс) На следующих Олимпийских играх, которые состоятся в Париже в 2024 году, пройдут соревнования и по этому виду спорта. Но в нашей стране о брейкинге и успехах местных танцоров почти ничего не знают. А между тем, они занимают призовые места на международных чемпионатах и сейчас вовсю готовятся к борьбе за путевки на Олимпийские игры.

Мы беседуем с Вадимом и Дмитрием Силиченко – основателями и тренерами команды Fresh Apples Crew. Вадим также является одним из руководителей Эстонского союза брейк-данса. Совсем недавно они приехали с соревнований в Мадриде и уже вовсю готовятся к следующему чемпионату мира, который состоится 21 октября в Южной Корее.

– Вы неуловимы – приезжаете с одного соревнования, тут же готовитесь к другому.

Вадим: Да, во-первых, потому что нам есть, что показать – наши спортсмены-танцоры выступают на очень высоком уровне и завоевывают призовые места на соревнованиях. А во-вторых, корейский чемпионат имеет очень важное значение для участия в Олимпийских играх, поэтому его нельзя пропустить. Так что мы сутками пропадаем в зале и тренируемся.

– Странно, что при таком высоком уровне про брейк в Эстонии практически ничего не знают.

Вадим: Да, но мы очень стараемся сделать так, чтобы этот вид танцевального искусства стал известнее (смеются). Ведь на самом деле, брейкинг несколько лет назад был в Эстонии очень популярным, но сейчас наблюдается небольшой спад. Это, во-первых, связано с тем, что нет поддержки. К сожалению, брейк не относится к известным и популярным видам спорта, поэтому поддержку найти очень сложно. Например, в той же Корее брейк-данс на очень высоком уровне, танцоры получают мощную поддержку от государства, они выступают на высочайшем уровне! В Америке брейкеров, показавших результат, приглашают в свои программы звезды эстрады, дают возможность работать в своих шоу, зарабатывать деньги. Мы, к сожалению, когда обращаемся за помощью, в лучшем случае отвечают, что здорово, но как-нибудь в другой раз.

Дмитрий: И второй момент, почему сейчас брейк не на слуху – пересменка. Старички ушли, а молодежь еще не воспитали. В этом отношении мы в более выгодной позиции, потому что у нас есть ребята, которые в самом расцвете сил и таланта, могут выступать и представлять нашу страну.

– Насколько знаю, вы занимаетесь брейкингом уже больше 20 лет. Это уже стиль жизни? Что вас привело в этот вид уличного танца?

Вадим: Вообще, мы с братом профессиональные пловцы, были в олимпийском резерве. Но в определенный момент наш тренер уехал, а затем обстоятельства сложились так, что и мы ушли из спорта. Но бывших спортсменов не бывает, спокойно сидеть они не могут, поэтому вопрос, чем заняться, был логичным. В то время был телеканал ViVa, по которому крутили видеоклипы. Нам нравилось, очень захотелось научиться, но мы сами из Палдиски, а те, кто мог нам хоть что-то показать, были в Таллинне. Так что элементы брейка пришлось осваивать самостоятельно, по клипам. Что не понимали головой, делали силой. А если что-то не получалось – ну разве это повод отказываться? Года через три научились основным крутящим элементам и начали заявлять о себе как танцоры. Тогда же появилась наша первая команда – тоже бывшие пловцы.

– Сейчас, оглядываясь назад и занимаясь тренерской работой, не обидно, что вы до всего доходили методом проб и ошибок, а на самом деле, если бы рядом были тренеры, все оказалось бы легче и проще?

Вадим: Нам в какой-то степени было и тогда нормально: у нас же спортивное прошлое, мы привыкли тренироваться системно. Адаптировали наш спортивный опыт к тренировкам по брейку.

Дмитрий: Кроме того, мы ставили цели. Выучить к определенному сроку какой-то элемент. На самом деле, при таком подходе проще и легче идти к цели. А цели уже одна за другой: сначала осваиваешь элемент, потом уже идешь с кем-то соревноваться, потом новая задача - поехать на крупные соревнования, потом уже цель - победить. Это спортивное начало и нам очень повезло, что в нашей команде все были со спортивным настроем, то есть изначально мотивированы. Когда мы начинали, нас было восемь человек. За годы из старого состава по разным причинам отсеялись все, остались мы вдвоем. Но это нормально, это жизнь. А мы с братом начали тренировать. Сейчас, благодаря нашим шишкам и опыту, мы очень быстро выводим своих учеников на хороший уровень. Но когда мы с Вадимом начинали, вся Эстония училась так же, как мы: по видеоклипам. Конечно, с тренером мы могли бы лучше и быстрее, но никто из нас не жалеет о пройденном пути.

– Как вы думаете, почему брейкинг включили в программу Олимпийских игр?

Вадим: Наверное, прежде всего, это связано с количеством людей, которые занимаются брейкингом – это мегапопулярный вид танца. На самом деле, как и любой другой вид спорта, брейкинг входил в олимпийскую семью постепенно. Было несколько волн – сам танец зародился в 70-х годах в Америке. Тогда это был микс танцев с трюками, все это шло с улицы и не имеет ничего общего с уровнем, на которой брейкинг вышел сейчас. Например, современный брейкинг намного сложнее гимнастики, требует огромной физической выносливости, работают все группы мышц, активно используются элементы акробатики. Однако в то время брейк был больше неким порывом, вызовом, возможностью самовыражения, причем возможностью, не требовавшей никаких затрат – просто нужны кроссовки, а танцевать можно везде. В 80-е годы брейк добрался до СССР, ну а дальше уже шло волнами, причем никто подумать не мог, что он выйдет на такие высоты. Последняя волна брейкинга в Эстонии была лет пять назад, сейчас стало чуть спокойнее, но это связано с пересменкой. И тут нам повезло, потому что мы как раз подготовили своих учеников, которые заполнили нишу.

– И, как вы сказали, на очень высоком уровне заполнили.

Вадим: Так и есть. Например, на последних наших международных соревнованиях, которые прошли в Мадриде, наша ученица Карина Екименко заняла четвертое место – сходу, в свои 16 лет! На самом деле, она могла занять любое из призовых мест, но судьи ее чуть притормозили из-за юного возраста. А про наш, местный, уровень сами подумайте: приходит девочка из Эстонии – страны, о которой большинство участников соревнований даже понятия не имеет, и сразу выигрывает у звезд. Она шокировала многих именитых танцоров. К нам подходили другие участницы соревнований, спрашивали про Карину, уходили просто в шоке, узнав, сколько ей лет. Если говорить вообще про наших воспитанниц – Карину Екименко и Алексу Шрупковскую (14 лет), то с ними даже опытнейшие парни боятся танцевать. Поэтому я еще раз повторю, что нам крайне нужна поддержка – мы готовы и хотим представлять нашу страну, кроме Карины, у нас есть прекрасная сборная, которая готова показать свои способности, но...

– В прошлом году вы создали Союз брейка.

Вадим: Да, это молодая организация. Дело в том, что когда мы услышали про то что МОК включила брейкинг в число олимпийских дисциплин, мы очень захотели представить нашу страну. Для того, чтобы это стало возможным, а также для объединения всех наших брейкеров была необходима была официальная организация. Так что теперь Эстонский олимпийский комитет официально признает наших аккредитованных спортсменов и, раз уж мы заговорили о помощи, даже готов субсидировать одну из наших спортсменок. К сожалению, мы пока еще не имеем статуса Федерации и не можем рассчитывать на полагающееся этому статусу финансирование, но то, что ЭОК оплатит участие Карины Екименко на чемпионате в Корее, уже отличная новость! Ну а дальше планируем активно развиваться.

– Что вы готовите для Кореи? Есть какая-то программа выступлений, как, например, в фигурном катании?

Дмитрий: Нет, брейк-данс очень сильно отличается от других видов спорта, он построен на полной импровизации. Вы не можете подготовить танец и колесить с ним весь сезон по чемпионатам. У нас все устроено иначе. Танцор выходит на площадку без готовой программы, он не знает, какую музыку диджей включит на его выход плюс музыка постоянно меняется. Это можно сравнить с рэпом: бьется ритм, а рэпер импровизирует. Только у нас в импровизации элементы разного уровня сложности. Составить тактику выступления помогает и то, что мы всегда смотрим выступления наших соперников, понимаем, что должны усилить, где чего добавить, всегда разбираем записи своих собственных выступлений и прорабатываем ошибки. Это очень сложно, нужно же все делать не только технично, но еще и слушать ритм, музыку – все должно сложиться в цельный танец. А судьи уже будут все оценивать оригинальность, чистоту исполнения, музыкальность и сложность. Самый большой кайф, когда настолько поймал кураж, что ощущаешь музыку в себе, только выходя на танцпол. Конечно, это годы тренировок.

- Не страшно выступать представителям маленькой неизвестной страны рядом со звездами мировой величины?

Вадим: Такой страх, особенно если видишь выступление сильного танцора, поначалу бывает. И многие спортсмены на этом горят – начинают паниковать. Но все приходит с опытом – в том числе спокойствие и уверенность. Но для этого нужно много ездить и часто выступать, чтобы появилась привычка и ушел страх. Кроме того, у нас в тренировках другой подход: наши ученики не боятся выступать с сильнейшими, они растут вместе.

– Сколько сейчас в сборной танцоров, готовых представлять нашу страну?

Вадим: Скажем так, около десяти наших танцоров уже выступают и завоевывают первые места. А в Корею на чемпионат мира мы готовы отправить четырех спортсменов: Эстонию будут представлять наша ученица Карина Екименко, в списке также представители других команд: Марек Ветик, Игнат Лахно, Лисанна Соотс.

– Сколько в среднем стоит поездка на соревнования?

Дмитрий: сложно сказать, сейчас, например, цены на авиабилеты высоченные. Хорошо, когда заранее знаешь о соревнованиях, есть возможность найти билеты по адекватной цене. А если за день-два, сумма может быть астрономической. А ведь еще проживание, питание. Несколько тысяч евро. Сейчас мы в Мадриде были – вышло довольно затрано, но чемпионат того стоил, про Эстонию заговорили. Чтобы вывезти только одну спортсменку нужно около 4000 евро. Сейчас мы собираемся на чемпионат мира в Южной Корее – один только авиабилет стоит 1000 евро. Но мы планируем вывезти сборную в составе четырех человек, при этом Эстонский олимпийской комитет субсидировал только одну спортсменку, а для остальных эти деньги нужно найти. Со спонсорами, как мы уже говорили, очень трудно. Более официальным видам спорта проще, а брейк... с этим сложнее. Надеюсь, что после первой олимпиады, в которой будет представлен брейкинг, станет получше – люди начнут понимать, что это не просто так.

– Как вы оцениваете уровень брейкинга в Эстонии?

Вадим: На очень хорошем, например, на чемпионате Европе, который проходил в 2020 году в Сочи наша сборная заняла шестое место. Более того, тут, в Эстонии, достаточно танцоров. В Ида-Вирумаа традиционно очень сильные ребята. Но в последнее время представители именно нашей команды Fresh Aplles Crew в основном представляет Эстонию на официальном международном уровне. Очень надеемся, что остальные тоже скоро подготовят своих чемпионов. Но чтобы танцоры представляли Эстонию на высоком уровне, нужно много ездить на соревнования, которые проводятся под эгидой Всемирной организации танцев. Нужно постоянно выезжать, чтобы была привычка и практика. Плюс это важно для выхода на другие соревнования. К сожалению, не все могут себе это позволить. Но очень бы хотелось.

Ключевые слова
Наверх